Меньше зерна, больше мяса: как дожди влияют на урожай и при чём тут Украина

У Киева возникли проблемы с экспортом зерна в рамках «зерновой сделки». Тот же сухогруз Razoni, который первым вышел из Одесского порта с грузом кукурузы для Ливана, в итоге продал зерно Турции. Ливан от ранее законтрактованного груза отказался.

Отказ, в принципе, логичен: зерно нужно было в конце февраля-начале марта, когда его законтрактовали, а не спустя полгода. За это время многие страны уже приспособились к жизни без украинского зерна.

Стоит учитывать тот факт, что 75% продовольственной пшеницы с Украины вывезли ещё в конце октября 2021 года. Остались фуражное зерно, кукуруза, а также небольшие объёмы ячменя и муки. Потребителями фуража и кукурузы являются страны в развитым животноводством, то есть Западная Европа, а не Африка и Ближний Восток.

Плюс для судовладельцев заход в Чёрное море является проблемой из-за высоких рисков повреждения судна, что приводит к росту стоимости страховки и фрахта.

Поэтому не стоит удивляться изменениям в географии экспорта.

Кто выигрывает в итоге?

Во-первых, ЕС, который получает дополнительные объёмы фуражной пшеницы и кукурузы. Европа сохранит свой статус ключевого (если не единственного) покупателя украинского зерна.

Во-вторых, Турция, у которой, словно у феодала с правом первой брачной ночи, появляется возможность для «перехвата» для торга и перехвата груза. Заодно турки выиграли в политическом плане, укрепив свой статус успешного переговорщика с Россией.

В-третьих, Россия, которая уже наверняка усилила свои позиции на оставленных Украиной рынках.

В целом же история с украинским зерном показала, что проблемой является не физический дефицит зерновых, а цены на них: если в середине 2020 года тонна пшеницы стоила чуть больше 200 долларов, то теперь в районе 350 долларов. Но за разгон цен стоит благодарить центробанки США и ЕС с их антиковидными экономическими мерами.

Что дальше? А дальше вновь неопределённость. В России была надежда на рекордный урожай за 130 млн тонн, из которых 90 млн тонн пшеницы с потенциалом по её экспорту в районе 50-55 млн тонн. Затем экспортные прогнозы снизили до 37 млн тонн.

Теперь же – в разгар уборочной кампании – начались дожди. Излишняя влага приводит приводит к потере части урожая и росту доли фуражного зерна. Для юга России эта проблема менее актуальна – там зерно уже убрали. А в центральной России основой урожая будет пшеница 3-4 классов с большой долей пшеницы 5-го класса.

Россельхознадзор уже отчитался, что к 1 августа по итогам обследования 3,5 млн тонн зерна, пшеницы первого класса не выявлено. Доля пшеницы второго класса составила 0,1% против 0,2% на аналогичную дату прошлого года. На фоне роста доли мягкой пшеницы 4-го класса до 60% доля пшеницы 3-го класса снизилась до 31,2% от общего объема обследований.

Так что российского продовольственного зерна на мировом рынке будет меньше, чем планировалось.

Следовательно, нужно строить мясные фермы и экспортировать не зерно, а мясо. Тем более, что объём экспортных поставок мяса и мясной продукции из России за первые 7 месяцев 2022 года превысил 390 тыс. тонн, что на 60 тыс. тонн больше, чем в рекордном 2021 году.

В общем, сама погода принуждает нас к изменению структуры экспорта и развитию переработки.

Комментарии 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.