Личный пример формирует интерес молодежи к истории Дальнего Востока – Василий Авченко

Приморский писатель и общественный эксперт-историк – о “золотой жиле” исторических событий ДВ России, творчестве и воспитании патриотизма

Василий Авченко. Фото: “Информационное агентство PrimaMedia”

Известный приморский писатель Василий Авченко, чье творчество так или иначе посвящено истории российского Дальнего Востока и Приморского края, рассказал в ходе видеоинтервью о том, откуда рождаются истоки интереса к великому прошлому страны и ее отдельных регионов, какие события прошлого ДВ ждут своих авторов-исследователей и какими методами можно и нужно стимулировать интерес детей и молодежи к изучению значимых исторических страниц. “Информационное агентство PrimaMedia” предлагает вниманию читателей текстовую версию беседы с писателем и знатоком истории Дальнего Востока России.

— Василий, почему в своем творчестве вы все чаще и чаще обращаетесь к истории нашей страны, особенно к истории Дальнего Востока, Приморья? 

— Я не уверен, что есть прошлое, будущее и настоящее — как некие отдельные вещи. Мне кажется, что происходит какое-то огромное “вечное настоящее”. То есть и прошлое, и настоящее, и будущее, которого мы не знаем, — это есть наше настоящее. И в этом смысле когда я пишу об истории или читаю об истории, у меня нет ощущения, что я обращаюсь к тому, что навсегда ушло. У меня есть ощущение, что я обращаюсь к настоящему, что это происходит с нами сейчас.

А почему именно Дальний Восток… Я здесь живу, я понимаю, что в Москве, допустим, живет 1000 прекрасных историков, писателей, социологов, которые напишут тысячу книг. Здесь же у нас меньше людей, которые пишут, — и поэтому больше “белых пятен”, больше материала, который достоин изучения. И я чувствую себя таким золотоискателем, который нашел золотую жилу. И вокруг никого нет на 500 км.  И он понимает, что он все это золото не добудет, сколько бы он ни прожил.  Но — добывает, сколько может.

Я тоже добываю, потому что мне не хочется, чтобы судьбы, истории, сюжеты ушли в прошлое, растворились в “песках времени”. Истории и судьбы, которые касаются наших предков, людей, которые осваивали Дальний Восток, исследовали его — вот какие сюжеты я хочу вытащить, как-то продлить жизнь этим людям и этим историям.

 — То есть не так много пока литературы — художественной, научно-популярной —  о Дальнем Востоке. Что же сделать, чтобы ее становилось больше? Сделать вдобавок к тому, что уже делается, я имею в виду Премию им. Арсеньева (12+), фестиваль “Литература Тихоокеанской России” (12+).

— У меня есть мечта. Чтобы наша страна в литературном смысле не состояла только из Москвы и провинции. Сейчас у нас есть Москва, Петербург, еще несколько больших городов, допустим, Нижний Новгород, Екатеринбург, Новосибирск… А дальше — не то, чтобы “пустыня”, но — недостаточно авторов, недостаточно книг, недостаточно активностей.  

Возродить тот феномен тех же “великих сибиряков”, когда в Иркутске творил Вампилов, Виктор Астафьев жил в Красноярске, Валентин Распутин… И они создавали вещи, которые и по всему советскому союзу, да и по всему миру были известны и читаемы.  

Чтобы такое вновь произошло, нужно делать очень многое — поддерживать библиотеки, школы, институты, издательства, книжные магазины. То есть нужно создавать ту самую среду, которая, к сожалению, сейчас в целом по стране недостаточно развита. Особенно — на Дальнем Востоке, где этот “плодородный слой” и так очень тонок, в том числе и из-за немногочисленного населения. Конечно, что-то уже происходит, во Владивостоке — в большей степени, в Магадане, или в Петропавловске-Камчатском, или в Южно-Сахалинске — в меньшей.

Если в общем, то мне бы очень хотелось, чтобы жизнь, которой мы жили и живем здесь, становилась предметом творческого интереса, темой для книг, фильмов, музыкальных произведений, известных всем нашим соотечественникам от Калининграда до Анадыря.

— А по вашей оценке, какие страницы истории Дальнего Востока  и Приморья — наиболее значимы и, соответственно, достойны того, чтобы в том или ином творческом отражении о них больше узнали по всей России?  

— Это — Крымская война, 50-е годы XIX века, которая шла не только в Крыму, но и на Тихом океане. Я имею в виду отражение атаки англо-французской эскадры на Петропавловск-Камчатский, 1854 год, адмирал Завойко. Дальше, конечно, — Айгунский и Пекинский договоры, заключенные, соответственно, Муравьевым-Амурским и Игнатьевым и благодаря которым у России появилось и Приморье, и Приамурье.

Безусловно, крайне интересен проект, который в царское время называли “Желтороссия”: Россия активно шла в Азию, аренда Порт-Артура, строительство порта Дальнего — Даляня, строительство КВЖД от Читы до Приморья. Конечно, это гигантский был замах, что-то удалось, что-то не удалось.

Далее, понятно, Гражданская война. На Дальнем Востоке она происходила по-своему и длилась дольше: до конца 1922-го года здесь, во Владивостоке были и интервенты-японцы, и белогвардейцы. Интересны и конфликт на КВЖД 1929-го года, и Хасан и Халхин-Гол — 1938-39 годы.

 — Надеемся, что все эти огромной значимости темы обязательно найдут своих авторов и летописцев. А скажите, какие книги в детстве, в юности повлияли на то, что вы сегодня так погружены в “настоящее прошлое” Дальнего Востока?

 — Я очень рано прочел книгу Арсеньева “Дерсу Узала” (12+). И надо сказать, что интерес и к тайге, и к фигуре Арсеньева сохранился у меня до сих пор. Я по-прежнему занимаюсь исследованием и фигуры Арсеньева, и мира, в котором он жил. Отец меня, опять же, брал в разные геологические экспедиции — и здесь, в Приморье, и в Амурской области, и в Якутии. И для меня эта книга — “Дерсу Узала”  — не была абстракцией, я был в этих самых местах, я понимал, о чем Арсеньев говорит.

Естественно, есть и менее очевидные, менее известные книги.  Допустим, Виктор Кин, книга “По ту сторону” (16+). Она также, как и “Разгром” Фадеева, про Гражданскую войну на Дальнем Востоке. Или, допустим, если уже уйти в другую сферу, книги академика Ферсмана, геолога. Он писал не только чисто научные труды, которые я не могу прочесть, но и научно-популярные книги — “Воспоминание о камне” (12+), очерки о геоминералогии и геохимии (12+), “Рассказы о самоцветах” (12+).

И конечно, я очень много воспринял и с точки зрения интереса к каким-то вещам, и  с точки зрения вообще взгляда на жизнь, на мир от “космистов” — Федорова, Вернадского, Циолковского, Богданова, Чижевского. Священник и философ Павел Флоренский, опять же. Я вот на днях читал его письма (18+) из лагерей, он сидел сначала в Амурской области в Сковородино, а потом на Соловках. Удивительнейшие письма, просто какие-то прозрения, откровения.

 — Хотелось бы, чтобы наша история стала наконец-то откровением и для молодежи. Пока же часто высказываются опасения, что подрастающее поколение родной историей не очень-то интересуется. Что делать с этим?

— Наверное, простого рецепта здесь нет. Понятно, что есть вещи институциональные — библиотеки, музеи, театры, кино, книги и так далее, а есть вещи частного порядка — жизнь каждого отдельного человека. Когда я проходил военные сборы, нам говорили о том, какие есть методы воспитательной работы: метод убеждения, метод поощрения, метод личного примера и метод принуждения — как самый крайний. Мне бы хотелось, чтобы метод личного примера здесь был для нас одним из главных, потому что я и по собственному опыту, и по опыту знакомых вижу, что дети — не буквально, но все-таки — следуют в том русле,  в каком живут их родители. Если человек, допустим, постоянно читает какие-то книжки, тогда дети его тоже будут читать. Если не читает — как ребенка ни заставляй, как ни применяй метод принуждения, это будет работать очень плохо.

Поэтому на частном уровне — это метод личного примера. А вот на государственном уровне — тут, конечно, нужна гигантская работа. И главное, чтобы это было интересно. История — это очень интересно, нужно только этот интерес пробудить, проявить, стимулировать. Что можем в этом ключе, то делаем.

Материал подготовлен в рамках проекта сетевого издания “Информационное агентство PrimaMedia” “Россия. Приморье. Наша история”. Цель проекта — распространение среди жителей Приморья знаний об отечественной истории — как России в целом, так и Приморского края — а также формирование ответственного и патриотического отношения к объектам исторической памяти, государственным и региональным памятным датам.

Комментарии 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.