Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Большая геополитическая игра» на Украине

 

«Большая игра» на Украине: геополитический анализ Александра Дугина

Автор – Александр Дугин

Украина – не просто постсоветская республика, не просто один из осколков Российской Империи, но важнейшая часть геополитической "Большой игры". Сегодня на берегах Днепра решается не только будущее России и Украины, но судьбы всего человечества. И от того, останется ли Украина "анти-Россией" или вернётся в "родную гавань", в итоге зависит будущее миллиардов людей. Почему? Ответы – в сегодняшнем геополитическом анализе украинского вопроса от философа Александра Дугина.

Украинский вопрос у истоков геополитики

О том, какое место занимает Украина в геополитическом противостоянии Суши и Моря, написано уже достаточно много и довольно подробно. Более того, символическим является тот факт, что основатель геополитики Хэлфорд Макиндер был верховным комиссаром Антанты по Украине во время Гражданской войны в России. И там же в правительстве Врангеля в то время работал помощником министра иностранных дел Петра Струве основатель евразийства географ Пётр Савицкий, который первым в русско-язычной публицистике упомянул сам термин "геополитика" и изложил основные моменты этой методологии.

Геополитика: непрерывная война Суши и Моря

Макиндер сформулировал теорию великой войны континентов, противостояния цивилизации Моря (Запада в целом, Британской Империи – более узко) и цивилизации Суши (Heartland‘а, России–Евразии) несколько раньше, в 1904 году, в знаменитой работе "Географическая ось истории"[1]. Суша (Рим, Спарта) и Море (Карфаген, Афины) представляют собой две антагонистические цивилизации, противоположные во всем – традиционную и современную, духовную и материалистическую, военную и торговую. Конфликт между ними – константа мировой истории.

Евразия как театр геополитического противостояния

В последние века, когда в полной мере разворачивалась Большая Игра, противостояние Британской и Российский Империй, великая война континентов была вписана в пространство Евразии. В этом пространстве "сердцевинная земля", Heartland, представляла собой Россию. А "цивилизация Моря" – Англию. Англия пыталась сетью колоний охватить Евразию извне, со стороны океанов. Россия отбивалась изнутри, старясь прорвать блокаду.

Главная полоса напряжения выделялась в особое понятие Rimland, "береговая зона". Она тянулась от Западной Европы через Ближний Восток и Центральную Азию к Юго-Восточной Азии – Индии и Китаю.

Цель Моря – подчинить Rimland себе. Цель Суши – разбить это влияние и прорвать сжимающееся кольцо анаконды. Этим было обусловлено продвижение России в Среднюю Азию и на Дальний Восток.

Отсюда главная формула геополитики:

Кто контролирует Восточную Европу, тот контролирует Heartland. Кто контролирует Heartland, тот контролирует мир.

Это теория.

Расчленение Большой России

На своём посту верховного комиссара Антанты Макиндер старался применить теорию на практике. Гражданская война в России давала цивилизации Моря новый шанс продвинуть границы Rimland‘а на восток, за счёт уходящих из-под власти России территорий – Финляндии, Польши, и самое главное – Украины.

Макиндер (как и Савицкий) понимал, что победа большевиков неминуемо приведёт к конфронтации с Западом и попытке воссоздать Российскую Империю в новом виде (именно это и произошло). И перед лицом такой перспективы Макиндер требовал от правительства Британии активнее помогать белым, которых, находясь среди них, он пытался убедить в необходимости предоставить Украине независимость. Также он разработал план отделения от России Южного Кавказа, Беларуси, Средней Азии, а также Восточной Сибири и даже ряда южно-русских территорий. Позднее, в 1991 году распад СССР во многом повторил план Макиндера.

Украина и санитарный кордон

Украина в геополитической картине Макиндера играла главную роль. Эта территория вместе с Польшей и странами Восточной Европы составляла часть "санитарного кордона", стратегической зоны, которая должна находиться под прямым контролем Англии и Франции (в то время союзников по Антанте) и предотвращать сближение между Россией и Германией. Будучи сдерживаемой "санитарным кордоном", Россия-Евразия не сможет стать полноценной Империей. Без Украины Россия не Империя. И кроме того, враждебная России Украина, находящаяся под прямым контролем англосаксов, будет отрезать Россию от континентальной Европы, где Германия, в свою очередь, была Heartland‘ом, только не глобальным (как Россия), а локальным, европейским. Конфликт Англии с Германией (ранее с Австрией) был константой европейской геополитики.

Соответственно, проект независимой Украины был изначально направлен против России и курировался англосаксами.

Большевики создают и одновременно демонтируют Украину

Мы знаем, что в ходе Гражданской войны белые придерживались политики восстановления единой и неделимой Империи. При этом они зависели от поддержки Антанты, которая ставила им определённые условия. В любом случае, и британское правительство не согласилось с Макиндером относительно необходимости решительной поддержки белых в обмен на их согласие на отделение Украины, и белые проиграли войну. Поэтому в той конфигурации эта тема была снята с повестки дня.

Большевики же вначале поддержали Украину и активно содействовали националистическим кругам, полагая, что они ориентированы против "царизма", но позднее перешли к централистской политике, видя, что Украина и не собирается принимать безропотно большевистскую власть и стремится отдаться англосаксам (тогда это означало "мировому капитализму"). Поэтому, как и предвидел Макиндер, Ленин начал прямой захват Украины, которая не имела никакой самостоятельной государственной истории и стала относительно лёгкой добычей красных. Польшу же по такой же схеме красным захватить не удалось. Но территория Беларуси, на которую Польша Пилсудского претендовала, осталась за красными.

Далее уже под властью большевиков в 1922-м Ленин отдал Советской Федеративной Республике Украина огромные территории, входившие в состав Российской Империи – Слобожанщину, Донбасс, Новороссию, а также обширные области на севере (Черниговщина) и западе (собственно Малороссия). Галичина оставалась под Польшей и Словакией, Буковина – входила в состав Румынии. Крым относился к РСФСР.

Но такое территориальное устройство Украины никак не предполагало создания государственности. Власть большевиков распространялась на все территории СССР, и в духе интернационалистской идеологии ни о какой государственности отдельных республик речи быть не могло. Это было почти чисто административное деление в контексте единой державы. Именно этого и боялся Макиндер.

Большевики как создали Украину, так и упразднили, по сути, её (как независимое государство).

Большевики как создали Украину, так и фактически её упразднили. Фото: scherl/ global look press

Украина в СССР после Великой Отечественной войны

В Великой Отечественной войне к Украине были присоединены Галичина, Закарпатье и Буковина. Но в этот момент Россия-Евразия в форме СССР продвинулась существенно на запад, сдвинув границу Суши за счёт Rimland‘а и установив контроль над Восточной Европой, которая вся оказалась под властью Москвы. Тем самым СССР прорвал и вообще упразднил "санитарный кордон", выйдя напрямую к континентальной Европе и захватив, по сути, территории Пруссии (ГДР).

В таком положении – глубоко в тылу Евразии – Украина просуществовала до 1991 года. При этом в целях чисто административной целесообразности в рамках совершенно унитарного по сути государства, Хрущёв в 1954 году передал в ведение Киева Крым. Но это с геополитической точки зрения вообще ничего не значило, так как все границы в СССР между субъектами – федеративными республиками – были условны и на практике не значили вообще ничего.

Атлантизм и двухполюсный мир

В ходе холодной войны Запад снова обратился к геополитике. Так – строго по лекалам Макиндера – в 1949-м создается НАТО (NATO North Atlantic Treaty Organization). Использованный здесь термин "Atlantic", "атлантизм" становится отныне синонимом "цивилизации Моря" именно в том смысле, в каком его понимал Макиндер. "Атлантизм" – это Запад и его союзники, капиталистический мир с англосаксонским ядром, при том, что центр в ХХ веке постепенно сместился от Лондона к Вашингтону, от Англии к США.

Карта Макиндера идеально соответствовала раскладу сил в холодной войне, а два лагеря – коммунистический и капиталистический – строго совпадали с Сушей и Морем. Восточный блок был Сушей, а в центре его был СССР как Heartland. Западный блок был Морем, с центром в Атлантике (англосаксы), но включал в себя послевоенные стратегические колонии США – страны Европы, Японию и другие государства Третьего мира, провозгласившие верность капитализму. Они были расположены в шахматном порядке в Азии, Африке и Латинской Америке, что и составило геополитическую карту глобального противостояния. Суша и Море напрямую сталкивались редко (как, например, во время Карибского кризиса) и обычно действовали через свои proxy – просоветские или проамериканские режимы. И если Суша вовлекалась напрямую – в Чехословакию, Афганистан и т. д., то Море оппонировало ей через посредников, антисоветские группы и движения, напрямую не вмешиваясь. Если Море вторгалось открыто – Корея, Вьетнам, то Суша помогала косвенно – советниками, дипломатией, экономикой и т. д.

Проблема Rimland‘а

В период холодной войны снова стала предельно актуальной проблема Rimland‘а. Так, американский геополитик Николас Спикмен, пересматривая теории Макиндера, пришёл к выводу, что именно Rimland является главной зоной противостояния. Он формулирует закон геополитики так:

Кто контролирует Rimland, тот контролирует мир.

Но это не новая геополитика, а переосмысление – и то незначительное – весомости основных зон в теории Макиндера. Тем более что Макиндер и сам начинал с "Восточной Европы", то есть с "санитарного кордона", а он относится к Rimland‘у.

В любом случае холодная война с геополитической точки зрения была битвой за Rimland. Москва пыталась расширить своё влияние – через левые партии и движения – в Европе, на Ближнем Востоке, в Азии, Африке и Латинской Америке. В какой-то период маоистский Китай был тоже частью единого социалистического лагеря, то есть входил в евразийский Heartland.

Атлантизм атакующий

По мере того как СССР стал ослабевать, атлантистские геополитики (З. Бжезинский, Р. Джилпин и т. д.) стали мыслить и действовать более авангардно. Кроме двухполярной модели и частичного смещения баланса по мировой периферии и вдоль контуров Евразии, они стали строить более смелые концепции однополярного мира. Так идеи Макиндера снова обрели свежесть и актуальность. Чтобы достичь решающей и окончательной победы цивилизации Моря, необходимо было развалить Варшавский блок, затем желательно СССР, а потом и то, что от него останется. То есть существенно продвинуть Rimland в глубь Суши, сковав её и блокировав доступ к "тёплым морям", куда Россия постоянно рвалась.

Одним из последовательных атлантистских геополитиков был Збигнев Бжезинский. Ещё в условиях двухполярности он яростно поддерживал антисоветские силы в Афганистане, вплоть до "Аль-Каиды"*. Бжезинский и Киссинджер предприняли ещё в начале 80-х годов усилия по окончательному отрыву от СССР Китая, стремясь включить его в глобальную экономику и постепенно интегрировать в цивилизацию Моря.

Когда в СССР начались разрушительные процессы, атлантисты усилили давление на Восточную Европу, всячески провоцируя, разжигая и поддерживая искусственно антисоветские/русофобские настроения. С геополитической точки зрения, советское и русское в то время совпадало.

С Горбачёвым начался стремительный распад социалистического лагеря. Суша отступала, Море наступало. Поэтому не надо удивляться расширению НАТО на восток. Это было изначально заложено в геополитической теории атлантизма. Ничего другого от атлантистской политики нельзя было и ожидать.

Создание "анти-Россий"

Когда дело дошло до распада СССР, проекты Макиндера по расчленению России-Евразии, приобрели ещё бóльшую актуальность. Условные границы республик в рамках унитарного государства, полностью и жёстко контролируемого Компартией, внезапно превратились в границы суверенных национальных государств. Все постсоветские государства были созданы по лекалам атлантистов. У этих образований нет никакого иного смысла, кроме как быть "анти-Россией". Одной из таких "анти-Россий" стала и сама Российская Федерация. Но поскольку РФ занимала территорию Heartland‘а, пусть существенно сжавшегося, она всё равно в глазах атлантистских геополитиков представляла собой Сушу, то есть врага. И чтобы добить врага, надо было продвигать НАТО вглубь Евразии, а также постараться расчленить саму Россию (Первая чеченская кампания, волна внутрироссийского сепаратизма и т. д.)

Без Украины Россия никогда не сможет возродиться

Все эти процессы Бжезинский осмыслял и помогал реализовывать на практике (как ранее Макиндер). В знаменитой книге "Великая шахматная доска"[2] Бжезинский открыто говорит о необходимости дальнейшего расчленения России, об укреплении "санитарного кордона" и т. д. И самым важным у Бжезинского является понимание роли Украины в этом вопросе. Бжезинский говорит, что самое главное –

  • необратимо оторвать – колеблющуюся в то время – Украину от России,
  • превратить её в форпост атлантизма и
  • навязать её народу русофобский национализм как главную идеологию.

Без Украины Россия никогда не сможет стать полноценной суверенной державой, Империей, самостоятельным полюсом многополярного мира. Значит, судьба однополярности и глобализма (для Бжезинского это почти одно и то же) зависит от того, сможет ли Запад осуществить отрыв Украины. Ведь если Россия и Украина соединятся – тем или иным образом однополярность рухнет и геополитическая карта снова необратимо изменится.

Битва за Украину и против России является исторической константой геополитической стратегии Запада. Это объясняет всё – начиная с провозглашения независимости через "оранжевую революцию" ЮщенкоТимошенко и вплоть до Майдана, а также 8 лет усиленной подготовки Киевом под началом атлантистских инструкторов к военным операциям по захвату Донбасса и Крыма.

Рождение геополитики в России: Евразия как субъект

С начала 90-х годов в России, как раз с момента распада СССР и прихода к власти, в свою очередь, атлантистской агентуры (бывший министр иностранных дел Андрей Козырев прямо признавал, что он – атлантист), вопреки основной политической и идеологической установке на либерализм и западничество, в России – прежде всего в военных кругах (в частности, в Военной академии Генерального штаба) – стала складываться собственная геополитическая школа. Она была основана на евразийстве, так как именно первые русские евразийцы в 20-х годах ХХ века описали геополитическую карту противостояния между Россией и Западом, причём в отрыве от коммунистической идеологии (евразийцы были белыми).

Именно их идеи оказались самыми подходящими в сложившейся ситуации – перед лицом наступления НАТО на Восток и невразумительной (местами предательской) политики самой Москвы. Военные не могли принять за друзей тех, чьи агрессивные намерения и действия в отношении России они фиксировали ежечасно. Но либеральная власть оставалась глуха к геополитике. Тем не менее геополитическую школу разрушить не удалось. Все были заняты увлекательными процессами тотальной коррупции.

Геополитика прекрасно объясняла, что происходило в 90-е годы в Восточной Европе и на постсоветском пространстве (выдавливание Морем Суши, расширение "санитарных кордонов" и территории Rimland‘а), но это понимание оставалось внутри военных кругов, возмущавшихся официальной политикой, но лишённых в то время какого бы то ни было политического веса и влияния. Атлантисты же методично продолжали своё дело, выпестывая и укрепляя "анти-Россию" – как за пределами Российской Федерации, так отчасти и внутри неё самой.

Путин меняет геополитический вектор

Всё изменилось, когда к власти пришёл Путин. Он стал восстанавливать суверенитет России, избавляться от агентуры в руководстве страны, сосредоточиваться и развивать военный потенциал, укреплять единство России. Вторая чеченская кампания, введение федеральных округов и изменения в законодательстве укрепляли территориальную целостность и усиливали вертикаль власти. Путин начал постепенно всё больше оппонировать Западу и проводить политику евразийской интеграции на постсоветском пространстве. Одним словом, Путин вернул России статус субъекта геополитики, а не её объекта. Он осознанно и ответственно включился в великую войну континентов от лица Суши.

Этого не могли не заметить на Западе, что и привело к усилению давления на страны постсоветского пространства, чтобы они занимали всё более и более антироссийскую позицию, быстрее интегрировались в западные структуры. Это касалось всех постсоветских государств, но прежде всего именно Украины. Ведь именно от Украины зависело, сможет или нет Россия в полной мере восстановить свой геополитический суверенитет. Напомню: согласно законам геополитики, без Украины Россия не Империя, не полюс, не цивилизация, а с Украиной – Империя, полюс и цивилизация. И эту формулу можно читать с двух позиций – глазами Моря и глазами Суши. Очевидно, что Путин прочитал её глазами Суши, так как он был и остается владыкой Heartland‘а, сознательным и могущественным.

Украинский национализм как геополитический инструмент атлантизма

При этом инициатором катаклизмов на Украине был именно атлантистский Запад. Его не устраивала даже нейтральная, умеренно прозападная – многовекторная – политика Кучмы или Януковича. Атлантисты давили на Киев, чтобы он как можно быстрее превращался в агрессивную и радикальную, атакующую "анти-Россию". Киев должен был нападать.

Этим объясняется и "оранжевая революция", и Майдан, и причины нынешней российской военной операции.

Запад бился за Украину. При этом надо учесть, что у Украины нет вообще никакой государственной истории, а территории, на которых она расположена, исторически случайны и представляют собой результат административного творчества большевиков. Когда Путин, обосновывая военную операцию на Украине, говорил о том, что "Украину создал Ленин", он был совершенно прав. При этом Ленин создал не Украину, а одну из зон большевистского контроля наряду с другими. Национальное начало, согласно теории большевиков, должно было быть полностью преодолено в социалистическом интернациональном обществе. Ленин создал Украину и, по сути, тут же её и отменил.

Поэтому на территории Украины после 1991 года оказались народы и территории с совершенно разной историей, идентичностью, языком и культурой. Половина из них вообще ничем не отличалась от русских. Вторая половина представляла собой в большей или меньшей степени русифицированных малороссов. И лишь подавляющее меньшинство исповедовало самостийную националистическую идеологию. Но только это меньшинство было способно, по мнению западных геополитиков, ускоренными темпами превратить украинцев в "нацию". Это был атлантистский геополитический проект. В других странах Запад тщательно искореняет национализм, и особенно в его радикальных формах. На Украине же Запад действовал прямо противоположным образом, активно поддерживая все формы национализма вплоть до самых крайних. Только так, по мнению атлантистских стратегов, можно было ускоренными темпами сформировать искусственную, жёстко русофобскую конструкцию, виртуальный симулякр нации.

Именно поэтому так важна была информационная сфера, навязчиво внушавшая украинцам ни на чём не основанную ненависть к русским и всему тому, что объединяет наши народы. В ход шёл любой бред, вплоть до "античной цивилизации древних укров", что на самом Западе вызвало бы только полное недоумение. Но всю операцию курировали атлантистские спецслужбы, поэтому и на Западе создавался искусственный образ Украины – молодой и открытой ранимой демократии, страдающей от российской угрозы. На самом деле в обществе навязчиво утверждался нацистский настрой, неразрывно связанный с атлантизмом и даже либеральным глобализмом (как бы эти системы ни противоречили друг другу, ведь глобализм отрицает государство, а либерализм любую коллективную идентичность, и прежде всего национальную).

Финальная конфронтация

Резкий русофобский поворот Киева и всего украинского общества стал результатом событий на Майдане в 2013–2014 годах, завершившихся изгнанием и бегством президента Януковича. Янукович не был ни прорусским политиком, ни евразийцем. Скорее он был недалёким прагматиком, но и это, с точки зрения Запада, было неприемлемо. Запад хотел "усё и негайно". Наблюдая за усилением России Путина и с учётом событий 2008 года в Грузии, где Запад также натравил Саакашвили на Россию, но результат был явно не в пользу цивилизации Моря, атлантисты решили действовать самыми радикальными методами.

Нынешний президент США Джо Байден, бывший тогда вице-президентом, и другие члены его команды, такие как Виктория Нуланд и т. д., принимали самое активное участие в свержении Януковича и в подготовке Майдана. Цель была все та же, что и у Макиндера и Бжезинского:

...окончательно оторвать Украину от России и создать предпосылки для ожесточённого конфликта между Киевом и Москвой.

На это Путин ответил воссоединением с Крымом и поддержкой Донбасса, но геополитически это проблему не решало. Путин сорвал план по ускоренному вступлению Украины в НАТО, что предусматривало изгнание ВМС России из Севастополя, предотвратил геноциды в Крыму и Донбассе, но масштабы Украины были слишком значительны, чтобы в 2014 году продолжить евразийское наступление и довести до логического конца защиту Русского мира. В тот момент Суша остановилась. Начался процесс Минских соглашений, но с геополитической точки зрения было очевидно, что мирного решения найти нельзя и прямая конфронтация рано или поздно неизбежно случится. Тем более что российская разведка получала информацию о том, что украинская сторона лишь пользуется отсрочкой, чтобы подготовить военную операцию в Донбассе, а затем и в Крыму.

Победившие в Киеве в 2014-м в ходе государственного переворота националистические силы ещё более возненавидели Россию, развернули массированную пропаганду по промывке мозгов населению, начали жесточайшую карательную операцию против жителей Донбасса, ставших жертвами планомерного геноцида, и к весне 2022-го планировали наступление на Донбасс и Крым. Параллельно Киев вместе с Западом разрабатывал планы по созданию собственного ядерного оружия. Вдобавок к этому по всей Украине были разбросаны биологические лаборатории, занимавшиеся нелегальными экспериментами по выработке биооружия.

Всё это было звеньями единой атлантистской геостратегии.

В этот критический момент Путин принял решение о начале специальной военной операции. Это было закономерным и логичным шагом со стороны цивилизации Суши. По-другому перед лицом надвигающейся опасности он – как ответственный и осознанный руководитель России-Евразии – поступить не мог.

*Террористическая организация, деятельность которой на территории России запрещена

[1] Макиндер Х. Географическая ось истории. М.: АСТ, 2021.

[2] Бжезинский З. Великая шахматная доска: Господство Америки и его геостратегические императивы. М.: АСТ, 2013.

 

 

Русских списать генетически: сенсационное признание Америки

 

Угробил целую страну: Сколько Горбачёв заработал на развале Советского Союза

 

Почему Россия должна была напасть

 

Украина – это правда борьба против Русского Мира?

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Подпишитесь на нас Вконтакте,


770

Похожие новости
03 июня 2022, 14:51
03 июня 2022, 14:46
30 мая 2022, 19:05
01 июня 2022, 11:13
01 июня 2022, 11:09
05 июня 2022, 12:48

Новости партнеров

Новости партнеров
 

Новости

Интересное на сайте
12 сентября 2011, 12:05
17 мая 2013, 16:30
09 ноября 2012, 10:50
12 июня 2011, 12:19
02 ноября 2011, 15:09
15 февраля 2013, 14:25
27 мая 2013, 12:16