Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Затяжной кризис: Трамп провоцирует, арабы ссорятся

Соединённые Штаты оценивают возможность переноса военно-воздушной базы «Эль-Удейд» в Катаре в другую страну ближневосточного региона. В качестве точек передислокации рассматриваются Бахрейн, район Аль-Дафра в Объединённых Арабских Эмиратах, район Аль-Зарка в Иордании и даже Иракский Курдистан. Такой информацией недавно поделилась панарабская газета Asharq al-Awsat, сославшись при этом на свои источники в Конгрессе США.

Изначально заложенный в публикацию издающегося в Лондоне просаудовского печатного СМИ «фейк» виден, что называется, невооружённым взглядом. Последние события вокруг крупнейшего объекта Центрального командования ВС США (CENTCOM) свидетельствуют, что американские военные не только не намерены покидать территорию Катара, но строят планы, по инициативе правительства эмирата, расширения присутствия в «Эль-Удейде». С подобным предложением во время визита в Вашингтон в конце января текущего года к заокеанскому партнёру обратился министр обороны Катара Халед бин Мухаммед аль-Атыйя. Предполагаемое расширение, по словам катарского министра, будет «семейно-ориентированным» и позволит построить на территории авиабазы рядом с Дохой 200 новых домов, где разместятся американские военнослужащие со своими семьями. «База вскоре станет семейно-ориентированным местом для наших американских друзей», — отметил глава катарского военного ведомства.

Если нечто в Белом доме, Пентагоне и Конгрессе может оцениваться в привязке к американскому базированию в Катаре, так это его уплотнение и повышение функциональной нагрузки. Конкретно сейчас и в обозримой перспективе «Эль-Удейд» для США однозначно незаменим. На авиабазе в настоящее время дислоцировано около 11 тыс. американских солдат и офицеров, отсюда ВВС США осуществляют вылеты в Ирак, Сирию и Афганистан. Около 80% всех заправок топливом боевой и другой авиации США на Ближнем Востоке осуществляется в «Эль-Удейде». Действующим соглашением американское базирование на катарской территории предусмотрено до 2023 года. Другой вопрос, что публикациями в близких себе изданиях на Западе саудовские власти и их союзники по антикатарскому «арабскому квартету» (Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн и ОАЭ) очерчивают собственные ожидания на Ближнем Востоке, зачастую совершенно оторванные от реалий в регионе.

Противники Катара в зоне Персидского залива таким образом напоминают президенту США Дональду Трампу о его самых первых заявлениях после разразившегося в июне прошлого года межарабского кризиса. Тогда американский лидер обрушился с критикой на руководство полуостровного эмирата, намекнув на возможный перенос главной авиабазы США в регионе. Однако Пентагон и Объединённый комитет начальников штабов (ОКНШ) ВС США быстро вернули Трампа в рамки дозволенного, а сам хозяин Белого дома с тех пор ни разу не упрекнул катарского эмира Тамима бин Хамада аль-Тани в «неправильной политике». Впрочем, первая реакция американского президента запомнилась Саудовской Аравии, и в канун важных встреч на высшем уровне крупнейшая арабская монархия пытается создать выгодный для себя фон предстоящих переговоров.

С трёхдневным визитом (19−22 марта) в Вашингтон отправляется наследный принц и министр обороны Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман. На апрель запланировано и североамериканское турне эмира Катара. Далее в повестке проведение майского саммита США — Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива* (ССАГПЗ), проведение которого до сих пор остаётся под вопросом. Ранее в Вашингтоне дали понять, что президент Трамп намерен провести саммит с арабскими странами Залива в мае только при условии урегулирования продолжающегося кризиса вокруг Катара. Такой сигнал американская администрация в марте довела до сведения своих союзников в регионе.

Перед планируемым американо-арабским саммитом в Кэмп-Дэвиде страны антикатарского «квартета» посетили два эмиссара Вашингтона: помощник заместителя госсекретаря США, «куратор» зоны Персидского залива в Госдепартаменте Тим Лендеркинг и спецпосланник США на Ближнем Востоке, генерал в отставке Корпуса морской пехоты ВС США Энтони Зинни.

Мысль о необходимости скорейшего урегулирования межарабского кризиса и проведения саммита в «новых условиях» такого урегулирования будет донесена до ведущих арабских монархий и в ходе предстоящих встреч на высшем уровне в Вашингтоне. Помимо наследника саудовского престола Мухаммеда бин Салмана, Соединённые Штаты для переговоров с Трампом посетит наследный принц Абу-Даби (ОАЭ) Мухаммед бин Зайед аль-Нахайян.

До приёма двух ключевых фигур «арабского квартета» в противостоянии с Катаром в Овальном кабинете Белого дома американский лидер успел провести с ними телефонные беседы, в ходе которых стороны обсудили «дестабилизирующую активность» Ирана. Трамп выразил кропринцам Саудовской Аравии и ОАЭ благодарность за то, что они «высвечивают арабским странам Залива путь более лучшего противостояния дестабилизирующей активности Ирана».

Какие эпитеты будет использовать Трамп во время приезда в Вашингтон эмира Катара, у которого сейчас лучший исторический этап взаимоотношений с Ираном, сказать трудно. Но цель Белым домом поставлена достаточно чёткая и её достижение Трамп намерен продавливать во что бы то ни стало именно к предстоящему маю, когда может состояться саммит в Кэмп-Дэвиде и появится ясность с дальнейшей судьбой ядерной сделки с Ираном. Согласно внушаемой американцами аравийским союзникам установке, или в Кэмп-Дэвиде арабы Залива сделают примирительные шаги навстречу друг другу, или саммита не будет вовсе. Между тем, события развиваются по логике долгосрочного межарабского кризиса, разрешить который в ускоренном темпе не желает, прежде всего, Саудовская Аравия. Ранее принц Мухаммед намекнул, что Эр-Рияд готов жить в условиях затяжного противостояния с Катаром и не намерен отказываться от условий предъявленного ещё минувшим летом ультиматума Дохе.

Мешают форсированным решениям вокруг Катара как растущие внутриарабские противоречия, так и продолжающаяся «кадровая чехарда» на верхних этажах администрации Трампа.

Взаимные обиды правящих династий Залива слишком ярко выражены и они имеют достаточно глубокие корни, чтобы их можно было преодолеть в обозначенные Трампом сроки. Катар не ушёл в глухую оборону от нападок соседей, он предъявляет встречные претензии. Активная защита Дохи проявилась не только в сближении с Турцией и форсированном улучшении отношений с Ираном. Блокированный «арабским квартетом» эмират, в частности, обвиняет короля Бахрейна Хамада бин Ису аль-Халифа в том, что он в 1996 году, будучи тогда наследником бахрейнского престола, спонсировал покушение на предыдущего правителя Катара, отца эмира Тамима бин Хамада аль-Тани. На днях телеканал «Аль-Джазира» представил вторую часть досье «Катар 96», где в адрес бахрейнского короля звучат обвинения в финансировании неудавшейся попытки свержения 22 года назад Хамада бин Халифа аль-Тани (указывается весьма скромная, даже по меркам середины 1990-х годов, сумма в $ 265 тыс., которая была выделена Бахрейном офицеру катарской разведки для организации заговора).

Последние кадровые решения Трампа вносят свою лепту в затяжной характер межарабского кризиса, как бы сам хозяин Белого дома не ратовал за его скорейшее урегулирование. Отставку Рекса Тиллерсона с поста госсекретаря и приход в Госдеп директора ЦРУ Майка Помпео «арабский квартет» встретил с большим воодушевлением. В администрации Белого дома не стали скрывать, что одной из причин решения Трампа отстранить Тиллерсона стали их разногласия вокруг целесообразности продолжения участия американской стороны в ядерной сделке (Совместный всеобъемлющий план действий, СВПД — соглашение по ядерной программе Тегерана, заключённое в июле 2015 года между США, Россией, Китаем, Великобританией, Францией, Германией и Ираном). Уже бывший госсекретарь (Тиллерсон передаст Помпео дела в Госдепе до 31 марта) выступал в пользу сохранения СВПД в силе и придерживался «деликатной линии» на переговорах с европейскими союзниками США по данному вопросу.

Помимо Ирана, у Саудовской Аравии и её партнёров были вопросы к Госдепу и лично к Тиллерсону в связи с кризисом вокруг Катара. Сразу после увольнения арабские СМИ припомнили Тиллерсону, что он «вверг регион в состояние политического кладбища», а его действия в кризисе вокруг Катара «были полны газом (имеются в виду одни из крупнейших в мире запасы природного газа в Катаре — EADaily), чем нечто другим».

Однако замена «деликатного» Тиллерсона на «ястреба» Помпео не означает, что Трамп завершил формирование в своей команде полного консенсуса в отношение той же ядерной сделки с Ираном. У Пентагона и американского генералитета (ОКНШ ВС США), как можно понять, сохраняется сдержанное восприятие усилий Трампа и его ближайшего окружения подорвать действующее соглашение по иранской ядерной программе. Так, 14 марта, на следующий после объявления об отставке Тиллерсона день, командующий CENTCOM генерал Джозеф Вотел заявил, что остаётся при своём мнении о том, что в нынешнем виде СВПД играет важную роль в сдерживании ядерных амбиций Тегерана. При этом американский военачальник выразил солидарность с вышестоящим начальством — главами Пентагона и ОКНШ Джеймсом Мэттисом и Джозефом Данфордом, которые ранее также публично сомневались в целесообразности выхода США из ядерной сделки.

Как следствие, промежуточным результатом между сообщениями о «передислокации» авиабазы «Эль-Удейд» из Катара, неопределённостью вокруг саммита в Кэмп-Дэвиде, перетряской Трампом внешнеполитического ведомства и предстоящим визитом саудовского кронпринца в Вашингтон стали ещё более агрессивные заявления Эр-Рияда. В интервью американской телекомпании CBS, которое было показано в воскресенье, 18 марта, за день до старта его визита в США, наследный принц Мухаммед заявил, что в случае появления у Ирана атомной бомбы Эр-Рияд незамедлительно начнёт собственную ядерную программу с военной составляющей.

Год пребывания у власти Трампа обернулся для всех ключевых сил Ближнего Востока серьёзными испытаниями. Шаги нынешней американской администрации стали катализатором обострения застаревших проблем региона, будь то палестино-израильский конфликт (признание Иерусалима столицей Израиля) или ирано-саудовская конфронтация (подрыв ядерной сделки). Вашингтон во многом спровоцировал и новые потрясения в регионе — кризис вокруг Катара. Первые критические выпады Трампа в адрес Дохи внесли свою лепту в затяжной характер межарабского противостояния.

Базу «Эль-Удейд» никто выводить не собирается, как бы противники эмирата в Эр-Рияде и других аравийских столицах не обыгрывали этот сюжет отдаления США и Катара друг от друга. Но при этом в Вашингтоне никто толком не отдаёт себе отчёт в том, чем отзовётся для бурлящего Ближнего Востока избыточная масса негативных действий и сигналов, исходящих из Белого дома.

*В арабских странах региона Персидский залив называют «Арабским». В ССАГПЗ входят шесть стран Залива (Бахрейн, Катар, Кувейт, Оман, ОАЭ и Саудовская Аравия).

Ближневосточная редакция EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

376

Похожие новости
22 сентября 2018, 03:15
22 сентября 2018, 02:30
21 сентября 2018, 18:30
22 сентября 2018, 16:30
21 сентября 2018, 17:15
22 сентября 2018, 03:15

Выбор дня
23 сентября 2018, 02:01
23 сентября 2018, 00:30
23 сентября 2018, 02:15
22 сентября 2018, 22:15
22 сентября 2018, 22:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
16 сентября 2018, 07:15
21 сентября 2018, 20:01
19 сентября 2018, 14:00
18 сентября 2018, 04:01
19 сентября 2018, 02:01
19 сентября 2018, 06:00
21 сентября 2018, 20:00

Интересное на сайте
23 июля 2013, 12:40
22 августа 2012, 10:54
21 февраля 2012, 10:22
22 февраля 2013, 16:53
12 декабря 2012, 10:41
02 ноября 2011, 15:09
31 января 2013, 11:27