Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«За Правду» Захара Прилепина — революция наискосок

Почти 30 лет назад американский юрист и защитник всяческих свобод Майк Годвин сформулировал закон веб-культуры: сторона дискуссии, первой упомянувшая нацизм или Гитлера при обсуждении темы, не относящейся прямо к нацизму или Гитлеру, считается проигравшей, а дискуссия прекращается. Российским либералам «закон Годвина» не указ. Поэтому, вскользь упоминая о 39 новых партийных проектах к думским выборам-2021, они всей мощью обрушились на один — партию «За Правду» Захара Прилепина.

«Профашистская партия» (Леонид Гозман, политик). «Напоминает одну германскую партию, которую Гитлер возглавлял» (Михаил Соколов, обозреватель «Радио Свобода»). «Агрессивная, воинственная риторика в стиле: „Дуче, брось нас в огонь!“» (Юрий Шапошников, блогер «Эха Москвы» и «Радио Свобода»). «Партайгеноссе Прилепин» (Максим Соколов, бывший журналист «Ъ» и ВГТРК, ведущий программы «Однако» на 1 канале). «Черносотенцы», «наёмный элемент», «приблатнённые» (историк и политолог Валерий Соловей). Разумеется, «логотип — руна», «легальный нацизм», «штурмовики», «ополчившиеся боевики» и т. п. Закон Годвина в действии.

Это говорят и пишут люди, которые восхищаются историей США, их войной за независимость и героями этой войны — минитменами, Minutemen, ополчением американских колоний. Люди, которые буквально вчера утверждали, что главный страх российских властей — вооруженный народ (который, конечно же, немедленно устроит либеральный майдан).

В первой реакции на учреждение партии «За Правду» не только «оценочные суждения», здесь откровенная ложь. Прилепин и его команда не создают «штурмовые отряды». Всё гораздо хуже для оппонентов. Новая партия идёт во власть, чтобы создать государство, где народ, каждый гражданин, будет иметь возможность, право и обязанность лично защищать это государство. В тех критических ситуациях, когда «элита» его запросто предавала и продавала. От Смуты начала 17 века до 1991 года. В первом случае «ошибку» расхлёбывали несколько лет, во втором расхлёбываем три десятилетия.

Из песни слова не выкинешь, в 1612 году народное ополчение выбивало из Кремля тех, кого «элиты» — Семибоярщина — пригласили в Москву на коронацию польского королевича Владислава Вазы. О том, как в 1991 году под разговоры о ССГ («Союз Суверенных Государств») с единым гражданством, армией и рублём «развели» 300-миллионную страну, вспоминать и вовсе стыдно. Стыдно в первую очередь потому, что глубоко в душе (ну очень глубоко) большинство подозревало, что «здесь дурят». Но… «а что я мог сделать один?».

Одна из «икон» российского либерализма драматург Марк Розовский когда-то в Оттепель поставил в театре-студии «Наш дом» миниатюру «А что я мог сделать один?». На сцену один за другим выходят артисты и с оправдывающимися интонациями произносят только эту фразу. Первый, второй, пятый, десятый, двадцатый. Но как-то постепенно они выстраиваются в колонну по три и под звуки «фашистского марша» шагают с этой же фразой за сцену. Жаль, Марк Григорьевич не рассказал, под звуки какого именно фашистского марша они шагали. В 2014-м он подписал письмо деятелей культуры, не согласных с воссоединением Крыма. И он, конечно, не знает, что даже у многих украинских военных «СУГС» поначалу застревал в глотке. Но ничего, выстроились в колонну по три. Максимы искусства универсальны. Иначе это пропаганда. Прилепин поставил перед собой задачу сделать так, чтобы русские никогда больше не разводили руками: «А что я мог сделать один?». Что-то не так?

Право личного решения об участии в обороне государства и конституционного строя закреплено, например, в статье 20 Конституции Германии:

«Федеративная Республика Германия является демократическим и социальным федеративным государством. … Если иные средства не могут быть использованы, все немцы имеют право на сопротивление любому, кто предпринимает попытку устранить этот строй».

Или в статье 54 Конституции Азербайджана, согласно которой каждый гражданин имеет право «самостоятельно оказывать сопротивление попытке мятежа против государства или попытке государственного переворота». Перефразируя известное изречение, государство слишком серьёзное дело, чтобы доверять его политикам.

Да либералы должны быть первыми, кто поддержит вооружение Конституции средствами самозащиты! Самозащиты силами самих граждан! Должны быть. Но почему-то не поддерживают. То есть, «Владимир Путин 20 лет у власти это плохо, а у народа, который его 20 лет поддерживает, рабская психология и любовь к царю». Ах, да. Ещё Путин запугивает народ врагами. А суверенная демократия — «суеверная» и «сувенирная», потому что демократия может быть «просто» демократией, любой эпитет — извращение смыслов.

Это как надо постараться, чтобы даже не 15 лет назад, когда Владислав Сурков предложил этот термин, а сегодня не замечать, что США превратили «продвижение демократии» и «борьбу с недемократическими режимами» в банальный инструмент достижения своих экономических и внутриполитических целей. История знает множество обоснований экспансии, подчинения, захвата: «Эта земля наша по воле Господа (Папы Римского, короля Кастильского)», «Мы правы, враг не прав», «Мы — цивилизация, вы — варвары» и просто без изысков «Мы сильнее (горе побеждённым)». Но использование демократии в качестве оправдания войн, разрушений, убийств это как совращение ребенка. В лучшем случае использование его как «форточника» для проникновения в чужой дом.

Аксиома: «демократическое государство это союзное (читай: подчинённое) США государство». Поэтому «демократические государства не воюют между собой». Но она ставит перед народами страшный выбор: независимость или демократия. Компромисс всегда ущербен, чем-то приходится жертвовать. Очевидно, демократией, потому что независимостью можно пожертвовать только один раз. Уверен, и не устану повторять, только за это США заслуживают осинового кола.

А может быть, автором идеи суверенной демократии был Бенджамин Франклин? Если учесть, что в 18 веке английское safety означало понятие одинаково близкое как «безопасности», так и «благополучию», его знаменитый афоризм переводится более внятно: «Те, кто готовы пожертвовать насущной свободой ради малой толики временного благополучия, не достойны ни свободы, ни благополучия». Почему мы считаем, что слова Франклина относились только к отдельным фермерам, плантаторам, торговцам, ремесленникам, а не к целым народам?

Замечательный историк Ричард Пайпс заявил в одном из интервью: «Я не знаю, что такое „суверенная демократия“ я не понимаю этого термина, — или есть демократия, или нет». И он прав! А Сурков недоработал. У нас есть шанс построить демократию. «Просто» демократию. Которая может быть только суверенной, где суверенность — внутреннее необходимое и неотъемлемое свойство демократии. А у наших небратьев такого шанса нет. Потому что они пожертвовали независимостью ради обещаний благополучия.

Программная речь Захара Прилепина на учредительном съезде партии «За Правду» — первая по-настоящему политическая речь в истории современной России. Всего две страницы, в которых нет набивших оскомину мантр за всё хорошее, против всего плохого, а есть чёткое обозначение угроз и средств их устранения. Да простят меня за третью позитивную отсылку к опыту США, но эта речь — очень русское соответствие I have a dream («У меня есть мечта») Мартина Лютера Кинга. Поразительно, но ни один российский либерал, стажировавшийся где-нибудь в Йельском университете, не смог сформулировать своё «кредо» в форме такого документа. Но только вокруг него рождаются как лозунги, так и широкая программа экономических, социальных, политических преобразований.

Оппоненты растиражировали слова Прилепина о том, что «если бы подобное ополчение имелось в России в 2014 году, границы ДНР и ЛНР проходили бы радикально дальше. И, как минимум, мы бы имели Харьковскую, Херсонскую и Одесскую народные республики». Но это почти всё, что посвящено внешнеполитическому вектору.

Главная угроза нам, как всегда, мы сами. Потому что вот это возможно только с нашего «молчаливого согласия»: «Мы констатируем: Россия живёт в атмосфере культурного террора. Террор антикультуры на дворе. С одной стороны, Россию терроризируют профессиональные русофобы и откровенные выродки. С другой стороны, террору способствует вся государственная медийная машина, обращающая в скот великие народы России посредством дегенеративных программ … У сорняков всегда выше рейтинг. Не надо потворствовать людям в их стремлении к низости».

Глупые либералы в начале 2000-х хлопнули дверью «разгромленных свободных телеканалов». Умные либералы остались. И создали империи, которые будто бы состоят в вассальных отношениях с каким-то Кремлём. Требования сеньора необременительны: можно обыдлять потребителя до скотского состояния и при условии правильной информационной политики. Получилось что-то вроде фильма «Человек с ружьём» в стрип-клубе. Вот попробуйте вникнуть в диалог Ильича с фронтовиком, когда перед ними полуголая девица извивается. И самое жуткое то, что солдат с винтовкой и девушка с шестом всё больше сливаются в единый образ. Глаз не оторвать.

Кому-то показалась зловещей фраза Прилепина:

«Чем занять ополчение в мирное время — мы тоже знаем».

Но если имеется в виду крестовый поход против зомбоящика (а похоже, что он и подразумевается), то провал обеспечен. Во-первых, народ на эти прогнозы на ближайшую неделю от Нострадамуса, бабы Ванги, а теперь и от Вольфа Мессинга крепко подсел и не простит того, кто отнимет дозу. Во-вторых, «все понимают», что средства на информационную составляющую телеканалы получают благодаря вот этим «аншлагам», «домам-Х», «экстрасенсам», «мужскоженскому» и прочему трэшу. Ну а в-третьих, бить «это ТВ» с экрана «этого ТВ» значит вмиг превратиться в «гламурного революционера». Или «антигламурного», без разницы, ты всё равно вступаешь в систему, в договорные отношения с дьяволом. Съедят и выплюнут: камера чуть выше — клоун, чуть ниже — Муссолини, а светотенью поиграть — усики и чёлка сами нарисуются. Про монтаж и говорить нечего.

Есть средства на создание своего телеканала и достойного продукта? Если нет, то остаются только массовые иски по любому поводу в защиту чести солдата с шестом и девушки с ружьём. В качестве пиара на борьбе нанайских мальчиков: «Нравственности» и «Пошлости» годится. Добиться чего-то большего, чем «серьёзное улучшение» и «дальнейшее совершенствование» маловероятно.

В формате речи «У меня есть мечта» у Прилепина, конечно, не оставалось места вопросам партстроительства. Мы же обойти эту тему не можем. С одной стороны одним из зампредов партии стал сенатор Александр Бабаков, который 15 лет назад, как бы это помягче сказать, наставил на путь истинный партию «Родина» . После того, как Сергея Глазьева и Дмитрия Рогозина (кто бы подумал!) занесло куда-то не туда. Всего-то им южане не понравились: некультурно арбуз ели — сюжет рекламного ролика. Вот и в новом партийном проекте Бабаков вроде как отвечает за финансирование. И кто его знает, как проголосует большинство делегатов внеочередного съезда — за Прилепина или за финансирование? Например, если Захар скажет про шедевр Кирилла Серебренникова то, что позволил себе сказать Раймонд Паулс:

«Полтора часа на сцене бегают голые мужчины и женщины… Латыши просидели весь спектакль. И не поняли зачем».

С другой стороны в экспертный совет партии вошел «широко известный в узких кругах» политтехнолог Модест Колеров. Как говорят, дружный с Владиславом Сурковым.

С третьей стороны (почему бы не быть и ей) в тот же совет вошел философ и по совместительству политконсультант Олег Матвейчев, автор термина «диванные войска», причем, в положительном контексте. Просто дав понять, что каждый может жить в гармонии со своими убеждениями, если, не вставая с дивана, будет поддерживать близкую партию материально, совсем небольшой, но регулярной суммой. Можно даже гордиться собой.

Вообще, настоящую партию делают регионы. Как, например, в Германии, где региональные отделения сами себя финансируют и сами решают тактические вопросы. Вот, в Тюрингии христианские демократы вступили в альянс со свободными демократами и (о, ужас!) с «Альтернативой для Германии». Уходящий канцлер Ангела Меркель попыталась было стукнуть кулаком по столу, а приходящий канцлер Аннегрет Крамп-Карренбауэр плюнула и решила «не приходить» — не выдвигаться на должность в 2021 году.

Партий с такими высокими отношениями, т. е. с отношениями, не строящимися вокруг единой «кормушки», куда кто-то что-то подсыпает из тумбочки, в России нет. В общем-то, их нет и в той же Германии, и в тех же США, но это не так заметно. Если Кремль, наконец-то, рискнул освоить такие правила («чтобы было не так заметно»), а «За Правду» — пилотный проект, то это станет почти революцией. Конечно, не снизу, но и не так, чтобы совсем уж сверху, а скорее наискосок. Кто-то обещает большего? Врут. Хотя бы здесь бы не обмануться.

Альберт Акопян (Урумов)

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

407

Похожие новости
01 июня 2020, 12:30
01 июня 2020, 10:30
01 июня 2020, 10:30
02 июня 2020, 08:30
31 мая 2020, 14:30
31 мая 2020, 18:30

Выбор дня
02 июня 2020, 08:00
02 июня 2020, 10:30
02 июня 2020, 14:30
02 июня 2020, 06:30
02 июня 2020, 00:00

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
28 мая 2020, 22:00
30 мая 2020, 08:30
27 мая 2020, 20:30
30 мая 2020, 10:30
27 мая 2020, 20:30
30 мая 2020, 16:00
30 мая 2020, 18:15

Интересное на сайте
18 марта 2012, 12:19
23 июля 2013, 11:33
17 мая 2011, 11:31
21 февраля 2012, 10:22
08 мая 2011, 16:24
03 мая 2011, 12:43
15 марта 2012, 15:34