Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Закарпатский сепаратизм: угрожает ли Украине венгерский ирредентизм?

Исторически так сложилось, что границы государств часто не совпадают с этническими, это приводит к серьезным конфликтам, катализатором которых часто становятся исторические катаклизмы, о чем нам, пережившим распад СССР, особо напоминать нет нужды. Ирредентизм собрал свою кровавую жатву.

Ирреденти́зм (от итал. irredento — «неискуплённый», «неосвобождённый») – политика государства, партии или политического движения по объединению народа, нации, этноса в рамках единого государства. Выражается в этнической мобилизации, при которой поднимается вопрос о воссоединении территории, на которой проживает ирредента (часть нации, проживающая за пределами титульного государства, но не в рассеянии (диаспоре), а компактно, вблизи его территории), с титульным государством, в котором их этнос составляет большинство.

Правда, все горячие точки образовались в глубине территории некогда единой страны. Во многом это связано с тем, что и приграничных районов, компактно заселенных представителями «титульных наций» сопредельных государств (у которых могло возникнуть желание вернуться на «историческую родину» вместе с территорией проживания), в СССР не было. С таджиками, узбеками и азербайджанцами ситуация прямо противоположная – значительная часть этих народов проживает на территории «ненациональных» для себя государств – Афганистана и Ирана.

Единственное исключение – Украина, в приграничных районах которой компактно проживает значительное количество этнических венгров и румын. Но это не создавало сколько-нибудь значимых проблем ни внутри страны, ни в отношениях с западными соседями. Ситуация изменилась после победы «революции достоинства». Венгерское руководство во главе с премьером Виктором Орбаном, представляющим националистическую партию «Фидес», начало активно и жестко отстаивать права своих закарпатских соотечественников, а после принятия в Киеве скандального «Закона об образовании» разразился настоящий скандал

11 января 2018 года в газете «Мадьяр Идек», главном правительственном медиаресурсе Венгрии, вышла статья под заголовком «Украина понимает только силу», в которой жесткой критике подверглась национальная политика Украины. Автор публикации обращается к руководству Венгрии с призывом ужесточить проводимую в настоящее время Будапештом линию на блокирование любых евроинтеграционных инициатив Украины и найти новые инструменты давления на Киев.

Будапешт вывел «языковой» вопрос на международный уровень и намерен наращивать дальнейшее давление на Киев. Венгры наложили вето на встречу НАТО – Украина на уровне министров иностранных дел, пообещав и впредь блокировать любые атлантические и евроинтеграционные инициативы Украины.

Что же стоит за этой беспрецедентно жесткой позицией Будапешта? Действительно ли венгерское руководство, как полагают многие наблюдатели, вынашивает планы аннексии венгерских районов Закарпатья, а может, и всего региона? Ведь с раннего Средневековья, с момента появления угрских племен в центральной Европе и до 1918 года, Закарпатье практически всегда входило в состав венгерского государства, за исключением периодов иноземного владычества над всей Венгрией. Поэтому, естественно, многие венгры считают этот регион исконно венгерскими землями.

Понятно, что вслух о территориальных претензиях к Украине в Венгрии на официальном и даже полуофициальном уровне не говорит никто. Слишком уж большое это «не комильфо» для европейской страны, члена ЕС и НАТО, ведь «экспансионизм» в классическом, имевшем место тысячелетия виде ныне совершенно не в тренде.

Да и в самом деле, ну какой смысл находящейся в не самом блестящем экономическом положении Венгрии ради 150 тысяч соотечественников брать на себя безнадежно отсталый даже по восточноевропейским меркам регион? «Поживиться» (а именно это стремление было движущей силой экспансионистской политики на протяжении всей истории) явно не получится, наоборот – придется вкладываться и очень серьезно, что чревато дополнительными экономическими сложностями для всей страны. Но нужно понимать, что Виктор Орбан и его соратники – националисты, а у таких людей своя логика: иррациональное, на первый взгляд, стремление к возвращению исторических земель и воссоединению всех соотечественников может оказаться для них приоритетом.

Тем более что в целом Орбан для Европы – «позор класса»: он исповедует консервативную идеологию, крайне скептичен к современным «европейским ценностям», прежде всего к пресловутой «толерантности» в её нынешних формах, и старается в меру сил защитить от них свою страну и её народ. А народ поддерживает лидера своей страны, и, естественно, националистическая риторика, жесткая линия на поддержку и защиту зарубежных соотечественников способна добавить голосов на выборах, которые, кстати, должны состояться в апреле.

Конечно, в нынешней ситуации сценарий аннексии Закарпатья Венгрией выглядит фантастичным, но ведь и «Крым наш» еще осенью 2013 года воспринимался так же. Если произойдет развал украинского государства и его территория погрузится в хаос и анархию, то операция по «защите соотечественников» с последующим оформлением перехода территории под венгерскую юрисдикцию станет более чем возможной. И похоже, на этот случай в Будапеште «порох (причем не только в военном, но и в политическом смысле) держат сухим»

Показательно недавно принято решение Киева о размещении в Закарпатье батальона ВСУ на постоянной основе. Конечно, учитывая размер этого подразделения, данный шаг носит скорее символический характер, но очевидно, что им Киев хочет не столько показать готовность защищаться от венгерской агрессии, сколько то, насколько серьезно он воспринимает недружественную политику Венгрии. Похоже, он адресуется ведущим западным странам: «дескать, приструните своего союзника, из-за которого мы должны отвлекать силы, нужные для отражения российской агрессии».

Понятно, что лидерам западного мира озабоченность Будапешта положением этнических венгров в Украине, скажем предельно мягко, «по барабану». Но, как я отметил выше, Орбан для них – «трудный союзник» не только по этому вопросу, но и по другим, куда более принципиальным вопросам, включая его теплые отношения с Владимиром Путиным. И максимум, чего «коллективному Западу» удается добиться от Венгрии, так это чтобы она своим вето не блокировала очередные продления антироссийских санкций. К тому же украинские правители настолько, попросту говоря, утомили Запад своими «евроинтеграционными устремлениями», что «злой следователь» Виктор Орбан мог оказаться им весьма кстати.

Но нужно отметить, что в украинской политике Будапешта есть и сугубо практический смысл. Дело в том, что с советских времен венгерская община держала себя обособленно, более ориентируясь на «историческую родину». Помню, еще на закате СССР, проезжая через Чоп, я удивился тому, что там все надписи на венгерском языке и даже таможенники говорят с сильным акцентом. Ныне же в местах компактного проживания «закарпатских венгров» большинство населения, включая молодежь, совсем не знает ни украинского, ни русского языка.

Они не отождествляют себя с понятием «гражданин Украины», учатся по венгерским учебникам, смотрят исключительно венгерское телевидение. Венгрия предоставляет им свое гражданство, реализует известный «План Эде», в рамках которого взяла на свое финансовое и социальное содержание венгерское меньшинство, из-за рубежа также осуществляется снабжение католических приходов и реформаторских общин. Нужно отметить, что не столь «вызывающе», но аналогичную политику проводит и Румыния в отношении своего нацменьшинства в Черновицкой области и том же Закарпатье.

Неудивительно, тем более на фоне общей ситуации в Украине и охватившего страну эмиграционного психоза, что многие представители этнических меньшинств не связывают свое будущее с Украиной. Они изначально не интересуются украинскими вузами, приоритетом для них является продолжение образования в странах Евросоюза, а затем получение там работы и оседание на постоянное место жительства. 80% выпускников венгерских и румынских школ не поступили в украинские вузы из-за плохого знания украинского языка, то есть обучение и дальнейшее трудоустройство на Украине, а соответственно и работа на ее благо, им неинтересны.

Статистика отмечает существенный рост миграции этнических венгров: территорию закарпатского региона покинуло уже около 70 тыс. из них, причем наиболее социально активная и образованная часть населения. И тут становится понятна крайне резкая реакция Будапешта и Бухареста на закон об образовании: введение обязательного обучения на украинском языке снижает уровень подготовки к «индивидуальной евроинтеграции» на исторической родине. А ведь репатрианты, тем более молодые и образованные, которых за свой счет выучило другое государство, – самый идеальный вариант решения остро стоящей перед всей Европой демографической проблемы.

Остающиеся же на украинской территории представители венгерской нации по своим качествам, вероятно, не отвечают потребностям Венгрии, но чрезвычайно важны для нее с точки зрения поддержания венгерской популяции на украинской территории, создания юридических предпосылок для последующей аннексии Закарпатья.

И вот тут мы наблюдаем интересный момент: как известно, для решения проблемы ирредентизма, помимо правильного демократического способа, основанного на предоставлении компактно проживающим нацменьшинствам максимального объема прав, есть два радикальных: принудительная ассимиляция и этнические чистки. В данном же случае мы видим «самоочистку» – молодые венгры и румыны связывают свое будущее с исторической родиной. Это значит, что у соответствующих общин на Украине нет будущего: они исчезнут естественным путем, а вместе с ними и проблема венгерского и румынского ирредентизма. Или, воспользовавшись удобной ситуацией, Венгрия и Румыния просто заберут свои закарпатские территории вместе со своими ирредентами. В условиях умирающей Украины данный вариант становится всё более реальным.

Учитывая данную угрозу, неудивительно, что украинская власть не мешает венграм и румынам готовиться к отъезду и встраиванию в свои национальные общества за границей Украины. Похоже, Киев сам создает условия для наиболее легкой их эмиграции, в том числе и через школьную подготовку. Тем более что несколько десятков тысяч венгров и румын на фоне общей миграционной волны погоды для Украины не делают и ощутимой потерей не являются.

Но на самом деле неизвестно, чем закончится предоставление широких прав венгерским и румынским общинам. Да, с одной стороны, усиление национального фактора на закарпатских этнических территориях венгров и румын подталкивает их население к миграции, но с другой стороны, при должном подходе это же может привести к «миграции» и самих территорий. По сути, венгерская и румынская проблемы – это бомбы направленного взрыва, и в каком направлении они взорвутся, никто не знает. А ведь взрыв этих «бомб» способен оторвать не только Закарпатье, но и сдетонировать всю территорию Украины, ведь предоставление определенных прав одним относительно небольшим общинам даст возможность требования аналогичных прав и для других общин.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

176

Похожие новости
25 мая 2018, 11:30
25 мая 2018, 11:30
25 мая 2018, 12:15
25 мая 2018, 19:30
25 мая 2018, 17:30
25 мая 2018, 15:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
23 мая 2018, 01:00
24 мая 2018, 01:00
19 мая 2018, 19:30
19 мая 2018, 19:30
20 мая 2018, 19:00
19 мая 2018, 16:15
21 мая 2018, 21:00

Интересное на сайте
21 марта 2013, 11:02
03 ноября 2011, 13:06
12 сентября 2011, 12:05
06 февраля 2010, 17:37
13 мая 2011, 16:08
12 декабря 2012, 10:41
17 мая 2013, 16:30