Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

"За жестокое обращение с животными дают больше, чем прокуратура просит за смерть 10 юных спортсменов"

16 января в Ханты-Мансийском районном суде огласят приговор по делу о гибели маленьких спортсменов из Нефтеюганска. Прокуратура попросила для подсудимых небольшое наказание, что совершенно не устраивает родителей: за жестокое обращение с животными дают больше, недоумевают родственники. Они не понимают, почему прокуратура и суд не приняли во внимание аргументы о несоответствии в ходе рассмотрения, которые приводили югорчане. Не помог и приезд в регион для разбирательства в деле председателя СКР Александра Бастрыкина. "В сухом остатке" у родителей маленьких спортсменов – непонимание и отчаяние, рассказал в интервью Накануне.RU отец погибшего в аварии ребенка Сергей Калашник.

Вопрос: У вас есть претензии к ходу рассмотрения дела в суде. Вы не выступали против расследования, когда материалы еще не поступили в суд?

Сергей Калашник: Когда следствие только начиналось, мы и подумать не могли, что нам придется обзаводиться адвокатами. Мы полагали, раз погибло столько детей, никому не придет в голову заметать следы преступления, что кто-то будет изворачиваться, пытаться уйти от наказания. А оказалось, рыло "в пушку" и у спорткомитета [мэрии Нефтеюганска], и у водителей. Все пытались откреститься от всего, выгородить себя. Как ни странно, им это удается лучше, чем нам, родителям пострадавших и погибших детей, добиться привлечения тех, кто, как мы полагаем, виновен, к ответственности.

Мы наняли в общей сложности шесть адвокатов. Но толку – никакого. Что бы наши защитники ни делали, что бы ни говорили, прокуратура и суд навстречу не идут. Были встречи с председателем СКР Александром Бастрыкиным, следователями прокуратуры, однако наших претензий суд не видит.

Не видят малодоказательную базу, прямых нарушений со стороны подсудимых, не хотят этого видеть. Создается ощущение, что кто-то дал команду быстрее закончить рассмотрение дела. Никто не ожидал, что мы поведем себя так, как ведем. Погибло 12 человек, а виновных, по сути, нет.

До меня стало это доходить только тогда, когда начался суд. Сначала, когда мы только начали мы ездить на заседания, все были на нашей стороне, гневно относились к водителю грузовика Раилю Саитханову. Через полгода его внезапно отпустили под подписку. Почему? Статья, по которой он проходит, относится к средней тяжести.

Давайте представим, что подобная авария произошла с кем-то из детей представителей власти или Следственного комитета. Виновных осудили бы, дали бы пожизненное. Это как минимум. А у нас – по-другому.

Вопрос: Почему ничего не изменили приезды в регион председателя СКР Александра Бастрыкина?

Сергей Калашник: Как мне кажется, в нашем случае приезд Бастрыкина и его генералов – заранее придуманная театральная постановка. Причина – снять напряжение, чтобы родители погибших не стали бунтовать.

Вопрос: У вас был митинг протеста против хода рассмотрения в суде дела. Будут ли аналогичные акции в будущем?

Сергей Калашник: Я предлагал перед выборами поехать в Москву. Хотя бы попробовать донести до руководства страны то, что творится внизу. Поедем после приговора.

Вопрос: Почему рассмотрение дела не перенесли в Нефтеюганск, на чем вы настаивали?

Сергей Калашник: Была возможность не переносить суд, а сделать выездные сессии. Но нам никто не сказал об этом, в том числе и адвокат. То, что такое было возможно, выяснилось уже в конце.

Мы подали ходатайство о переносе суда в Нефтеюганск. По закону, все подсудимые должны были согласиться. Александр Сидорук сказал, что не против, остальные отказались. В итоге суд к ним прислушался.

Вопрос: По вашему мнению, суд согласится с позицией прокуратуры относительно наказания для подсудимых?

Сергей Калашник: На последнем заседании я спрашивал, почему такие смешные сроки наказания? Стыдно! Защитники животных провели через Госдуму закон, согласно которому, за жестокое обращение с животными дают пять лет, потому что звери испытывают моральные и физические страдания. А у нас речь идет о погибших детях.

Прокуратура просит минимальное наказание, по пять лет. Думаю, суд согласится. Наверняка будут смягчающие обстоятельства, их можно найти у любого. Не исключаю, "условку" может получить Ирина Тарасова, хозяин автобуса бизнесмен Сидорук. Впоследствии адвокаты могут подать апелляцию на приговор, и водителю автобуса пересмотрят статью на более мягкую.

На наши указания на то, что Саитханов совершил ДТП во время не обычной прогулки, а оказания услуг, перевозя технику, прокуратура и суд не отреагировали. Аргументы эти мы приводили и Бастрыкину: водитель вез крупногабаритный груз, принадлежащий не ему, то есть оказывал услугу. Но статью ему вменяют более мягкую. Абсолютно уверен, что никакого раскаяния у подсудимых нет.

Вопрос: В январе этого года произошла другая крупная авария, в которой погибли 10 человек, четверо из которых – дети. После "вашей" аварии выучены не все уроки?

Сергей Калашник: Конечно. Во-первых, отсутствие жесткого наказания за нарушения правил дорожного движения влечет за собой наплевательское поведение водителей на дороге. Виновен тот, кто забыл обо всем, и едет, как хочет. Если бы за аварию со смертельным исходом давали пожизненное – прецеденты были бы регулярно – водителя вели бы себя на трассах более аккуратно.

Во-вторых, на дорогах между городами нет сотрудников ГИБДД. Я езжу на работу в Сургут. Раньше работники ГИБДД стояли только на посту в Сургуте и на трассе никого не было. Теперь же, после январской аварии, стоит три-четыре экипажа на всей дороге. Останавливают, контролируют. "Негабарит" стали часто останавливать. До этой аварии не было такого. Думаю, только более жесткий контроль и более серьезное наказание дадут эффект.

***

Авария произошла 4 декабря 2016 г. На 926 км трассы Тюмень – Ханты-Мансийск столкнулись рейсовый автобус, который вез домой детскую спортивную команду по акробатике, два грузовых автомобиля типа "седельный тягач", перевозившие спецтехнику, а также легковой автомобиль. Всего в автобусе ехали 32 человека. Погибли 10 детей и двое взрослых. По уголовному делу проходят четыре человека. Экс-директор спортшколы "Сибиряк" Ирина Тарасова обвиняется в халатности, ставшей причиной смерти спортсменов, водитель автобуса Марат Зайнуллин и представитель осуществлявшего перевозки бизнесмена Александр Сидорук – в выполнении небезопасных работ, ставших причиной смерти детей. Водителю грузовика "Volvo" Раилю Саитханову предъявлено обвинение в нарушении ПДД и эксплуатации транспорта.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

663

Похожие новости
14 ноября 2018, 14:00
14 ноября 2018, 12:00
13 ноября 2018, 12:00
05 ноября 2018, 22:00
14 ноября 2018, 12:00
07 ноября 2018, 10:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
11 ноября 2018, 11:15
11 ноября 2018, 23:18
10 ноября 2018, 23:15
13 ноября 2018, 05:15
14 ноября 2018, 01:15
12 ноября 2018, 18:30
12 ноября 2018, 21:15

Интересное на сайте
08 февраля 2010, 12:06
28 апреля 2011, 16:31
13 апреля 2013, 10:41
12 июня 2011, 12:19
17 мая 2011, 11:31
20 декабря 2010, 13:40
06 февраля 2010, 17:37