Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Ювенальное лобби получило грамотный и квалифицированный отпор в Общественной палате России

Вчера в Общественной палате России на «круглом столе» под названием «Декриминализация побоев спустя год: последствия принятия закона» ювенально-правозащитное лобби, усиленное представителями силовых ведомств, получило грамотный и квалифицированный отпор от родительской общественности в лице экспертов Родительского Всероссийского Сопротивления, Общественного уполномоченного по защите семьи, Патриаршей комиссии по семье и др. Аргументы общественников были столь убедительны, что модераторы «круглого стола» из числа руководства Комиссия по безопасности и взаимодействию с ОНК, а равно и другие изначально ювенально настроенные чиновники, стали «переобуваться в воздухе».



Судя по составу участников, этот «круглый стол» в Общественной палате задумывался как очередное сборище, которое должно изображать всеобщее одобрение планов представителей «пятой колонны», вроде депутата Госдумы Оксаны Пушкиной, протащить в Думе законопроект о семейно-бытовом насилии. Именно такую роль комиссия по безопасности и взаимодействию с ОНК играла в прежнем составе палаты под руководством Антона Цветкова. В этот раз все по началу шло по заранее заготовленному плану. В начале модератор «круглого стола», зампред комиссии Владимир Винницкий, с придыханием повторял традиционные штампы лоббистов криминализации семьи о том, что в России «ежегодно от рук мужей гибнет 10 000 женщин», и что он «надеется», что «государство скоро обеспечит барьер между обидчиком и жертвой» (имеется в виду т.н. охранный ордер, который предусмотрен законопроектом о «семейно-бытовом насилии» и который означает полную дискриминацию мужчины без какого-либо судебного решения и даже уголовного дела — просто по заявлению супруги или другого «опасающегося насилия» члена с семьи. Анализ законопроекта см. на сайте ОУЗС. Также г-н Винницкий призвал всех присутствующих поддержать розданный тут же проект резолюции «круглого стола», который сводился к поддержке законопроекта о семейно-бытовом насилии и необходимости возвращения уголовной ответственности за «шлепки».

В частности, п.п 1.1 проекта резолюции гласил «рассмотреть возможность принятия законопроекта защищающего жертв домашнего насилия..». П.1.2: «…ввести в российское правовое поле охранные ордера, тем или иным образом ограничивающее поведение субъекта насильственных действий в отношении жертвы».

Далее слово взяла уполномоченная по правам человека в Москве Татьяна Потяева. Выразив горячую поддержку планам Пушкиной и К, г-жа Потяева искренне призналась, что была сторонницей «закона о шлепках» и теперь, когда прошел год с момента его отмены, «пришло время» пересмотреть это решение — тем более что она-де обсуждала этот вопрос с верховным комиссаром ООН Лиенарте. Также г-жа Потяева сообщила, что в Москве выявлено 4293 неблагополучные семьи, где «есть угроза насилия», действует «горячая линия для женщин», а также мобильные группы, которые могут приехать домой «для профилактики».

Представители родительских структур не выдержали и начали задавать вопросы. Так, Александра Машкова из сетевой компании «Citezen Gо» спросила г-жу Потяеву о критериях для включения семей в число неблагополучных, приведя цитаты из методичек грантоедских проектов типа «Сестры», где среди критериев насилия названы попытки супруга контролировать время прихода второй половины домой и даже его переживания по этому поводу. А председатель РВС Мария Мамиконян спросила у г-жи Потяевой, почему она защищает только женщин — хотя мужская смертность значительно превышает женскую. Омбудсвумен схватила наживку и с воодушевлением заговорила о своей готовности «защищать гендерные интересы» — но тут же сникла, когда Мария Рачиевна пояснила, что она имела в виду — а именно, то, что, если буквально верить западным методичкам, выходит, что лучшей профилактикой семейного насилия является запрет института семьи.

Следующая выступавшая — уполномоченная по правам человека Московской области Екатерина Семенова — оказалась мудрее своей коллеги и вместо ссылок на ООН и ЮНИСЕФ начала вполне за здравие — а именно, с ностальгии по советской системе ЛТП, «проработок» в трудовых коллективах и т.п., но закончила так же, как и Потяева, — требованием вернуть уголовную ответственность за впервые нанесенные побои (сейчас за это предусмотрен административный штраф) и ввести жесткие меры профилактики вроде тех же охранных ордеров и принудительных консультаций психологов. О том же говорил и Виктор Немченков, представлявший на «круглом столе» аппарат Уполномоченной по правам человека в РФ Татьяны Москальковой. Причем одного законопроекта Пушкиной уполномоченным мало — по словам Немченкова, аппарат омбудсвумен намерен внести в ГосДуму предложение вернуть уголовную ответственность за шлепки.

Поддержали эти инициативы и некто Зубенко, советник Уполномоченной по детям Анны Кузнецовой, а также представлявший Следственный комитет РФ руководитель отдела аналитического обеспечения управления процессуального контроля за расследованием отдельных видов преступлений Виктор Свечинов. По словам этого последнего «большинство детских смертей, по крайней мере, которые фиксируются нами, связаны с домашним насилием». Между прочим, сама по себе эта фраза выглядит банальной манипуляцией — любому здравомыслящему человеку понятно, что дети умирают чаще всего отнюдь не от рук родителей и, напротив, семья — это естественная и самая безопасная среда для ребенка. Единственным адекватным реальности среди выступавших на этом «круглом столе» чиновников оказался представитель МВД Алексей Сокол, который озвучил положительные результаты декриминализации побоев: в частности, то, что за прошедший год количество тяжких преступлений на бытовой почве сократилось на треть. Правозащитное лобби пыталось сделать вид, что не услышало этих слов. Но не тут-то было: модератор передал слово общественникам.

И началось. Представлявший институт Общественного уполномоченного по защите семьи Андрей Цыганов назвал все происходящее на «круглом столе» манипуляцией и идеологической диверсией, уличив правозащитников в абберации (искажении) действительной картины, попытках представить частные случаи как общую практику и излишней доверчивости к советам наших геополитических противников. По словам общественного деятеля, сама концепция семейно-бытового насилия, которая исходит из убеждения что семья — это место, где может процветать насилие — это «окно Овертона» и технология по разрушению семьи, придуманная сообществом половых извращенцев, использующих заведомо ложную статистику и манипулятивные техники. Мало того, эта технология является одним из элементов западной колонизации России — неслучайно американское издание Bloomberg назвало отмену «закона о шлепках» «еще одним шагом на пути к идеологическому суверенитету России». При упоминании фамилии автора ООНовской концепции семейно-бытового насилия Питера Ньюэла, осужденного за педофилию, госпожа Потяева явно занервничала и заговорила, что она «не знает кто это такой». А модератор Винницкий попросил сообщить альтернативную статистику по насилию в отношении женщин — и получил подлинные цифры из ГИАЦ МВД от главы РВС Марии Мамиконян, эксперта-криминолога Елены Тимошиной и др.: чуть более 300 погибших женщин (а никакие не 10000 или 14000), а также то, что 93% преступлений в отношении детей — это никакое не насилие, а невыплата алиментов.



Коллеги из Всероссийского родительского сопротивления Александр Коваленин, Олег Барсуков, Жанна Тачмамедова блестяще и доказательно развенчали все основные мифа лоббистов семейно-бытового насилия: от статистики от иностранных агентов до общепонятной истины, что социальная норма, которую признают 90% населения, не может признаваться преступлением. Модератор Винницкий был так вдохновлен, что почти на час продлил «круглый стол» и под конец признался, что родительские организации «открыли ему глаза». Хочется верить: не только ему.

Финальным гвоздем в крышку ювенального гроба стало заявление представительницы Патриаршей комиссии по семье Екатерины Чистяковой, которая назвала отмену «закона о шлепках» «победой здравого смысла над групповыми интересами» (омбудсвумен Потяева опять заявила, что она «ничего не знала» про Ньюэла) и выразила возмущение попытками вернуться к обсуждению этой темы. Ну, а чтобы упрочить победу, представители родительской общественности предложили принять свой проект резолюции, в который внести предложение о введении уголовной ответственности для госслужащих и СМИ за попытки введения в заблуждение органов государственной, в частности, законодательной власти, а также навязывание чуждых концепций, разрушающих семью.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

469

Похожие новости
22 июля 2018, 15:16
21 июля 2018, 19:45
22 июля 2018, 13:15
22 июля 2018, 15:45
21 июля 2018, 17:45
21 июля 2018, 23:17

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
17 июля 2018, 03:15
19 июля 2018, 14:00
19 июля 2018, 21:16
15 июля 2018, 23:16
17 июля 2018, 03:45
18 июля 2018, 01:16
22 июля 2018, 00:30

Интересное на сайте
02 ноября 2011, 15:09
10 августа 2012, 16:11
12 декабря 2012, 10:41
15 февраля 2013, 14:25
20 декабря 2010, 13:40
09 ноября 2012, 10:50
14 ноября 2012, 15:10