Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

В победе Орбана не должно быть места пророссийским иллюзиям: мнение

В минувшее воскресенье, 8 апреля, в Венгрии прошли очередные парламентские выборы. Нынешний премьер-министр этой страны Виктор Орбан со своей партией Fidesz (чит. «Фидес») подтвердили на следующие 4 года свои полномочия. Выборы состоялись при очень высокой для Венгрии явке избирателей — около 70%.

Информационное агентство Politico назвало состоявшиеся выборы «ошеломляющим триумфом», удивившим оппозицию. Венгерское государственное информагентство MTI опубликовало мнение политолога Белы Галло, который утверждал, что оппозиционные партии потеряли своих избирателей из-за неадекватности их предвыборных кампаний. Их лидеры и партийные организаторы не поняли, как миграционный кризис 2015—2016 годов глубоко затронул души и сердца людей. Причина сокрушительного поражения левоцентристов в Венгрии связана не с ошибками тактического плана, а с глубоким «структурным несогласием» населения с евросоюзными и либерально-ценностными установками их лидеров.

Орбан уже тоже прокомментировал результаты выборов, заявив, что Венгрия «одержала великую победу». Свою предвыборную кампанию 54-летний «молодой демократ» Орбан построил на националистической риторике с опорой на противостояние наплыву мигрантов и необходимость сохранения «христианской Европы». Орбан назвал себя единственным человеком, способным защитить Венгрию от угроз — видимых и скрытых. В одном из выступлений в феврале этого года Орбан заявил: «Мы не хотим быть разноцветной страной». Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн назвал тогда риторику Орбана расистской. «Ксенофобы и расисты в Европе сбрасывают с себя покров смущения», — сделал вывод он.

Целью демонстративных атак Орбана в предвыборную кампанию стал американский миллиардер венгерско-еврейского происхождения и «филантроп» Джордж Сорос (венг. Дьердь Шорош). Хотя до этого Орбан и вынужден был уступить в намерении закрыть соросовский Европейский университет в Будапеште, предвыборная агитация строилась на безусловной увязке левой и либеральной оппозиции с Соросом. Но несмотря на подозрения в отношении антисемитизма, показательно, что первое после выборов приглашение для зарубежного визита Орбан получил именно из Израиля.

Ведущие глобальные СМИ Запада давали крайне неблагоприятные отзывы в отношении Орбана и созданного им режима во время всей избирательной кампании. Орбана обвиняли в том, что он вместо «динамичной демократии» ввел в Венгрии «полуавтократическое правление» под контролем одной политической партии. Вот, например, характерный набор заголовков из New York Times: «Запад боится подъема автократов, но Венгрия показывает, что это возможно»; «Орбановская кампания страха против демократии в Венгрии»; «Как Виктор Орбан подминает венгерское общество под свою волю» и т. д. Однако в Венгрии информационный контроль правящей партии стал одним из фактором победы. До 90% венгерских СМИ прямо или косвенно контролирует партия Fidesz.

Выборы в парламент Венгрии по избирательному закону 2012 года проходили по двум избирательным листам: один за партию, т. е. за партийный список, другой — за кандидата от избирательного округа. По совокупности барьер в 5% на выборах 2018 года смогли преодолеть только три партии: первое место — правящий правоцентристский и консервативный блок Fidesz-KDNP, второе место заняла правая радикальная партия Jobbik, третье — партийный блок левоцентристов MSZP-Párbeszéd.

По спискам партийный блок Fidesz-KDNP Виктора Орбана набрал 48,5%, что на 4% больше, чем на предшествующих выборах 2014 года. Fidesz вместе с ее всегдашним мелким коалиционным партнером — Христианско-демократической народной партией (KDNP) сейчас получают 134 места из 199 в Государственном собрании Венгрии (парламенте), что гарантирует Орбану почти две трети голосов и коалиционное большинство в высшем законодательном органе страны — 67,34%. По итогам выборов 2014 года у коалиции Fidesz-KDNP в парламенте было 133 голоса (одномандатный 96 + список 37). Сейчас после выборов 2018 года — 134 (одномандатный 91 + список 43). Т. е. Fidesz полностью сохранила свои позиции. Орбановская партия повторила результат предшествующих выборов + один мандат.

Выборы продемонстрировали, что венгерские левоцентристы из Венгерской социалистической партии (MSZP) сыграли в 2018 году с еще худшим счетом, чем в 2014-м. Они оказались третьими и уступили правой (национал-социалистической) партии Йоббик (Jobbik, «За лучшую Венгрию). Повторим: социалистическая партия, связанная преемственностью с коммунистической партией советской эпохи и обеспечивавшая в постсоветскую эпоху практически двухпартийную систему в Венгрии, оказалась третьей! Она отстает от Fidesz в парламенте из 199 мест на 114 мандатов. Полная политическая безнадежность и бесконечная «работа над ошибками»… Венгерских левоцентристов из MSZP продолжает ослаблять раскол с группой бывшего премьера Ференца Дюрчаня, повторно выступавшего на выборах со своей партией DK (Демократическая коалиция).

Jobbik получили по списку 25% и добавили в парламенте у себя во фракции еще 3 места. Определенно, Jobbik уперлась в потолок своих возможностей и дальше нет движения. Многолетний с основания партии лидер Jobbik Габор Вона попытался изменить образ партии, представляя ее умеренной консервативной и народной, т. е. помещая ее туда, где место было занято Fidesz Орбана. Подобный ход не принес успеха. Даже обыгрывание распространенных в Венгрии юдофобских мотивов дало бы Jobbik больше голосов. Ведь неуверенные национал-социалисты не выглядят перспективными.

Из одномандатных округов кандидат от Jobbik по всей стране завоевал лишь один единственный округ, что уже смешно. Пробить свой потолок или расширить поле «йоббики» никак не могут. По одномандатным округам их кандидаты слабы в личностном плане. Их не знают избиратели, а информационных мощностей в глубинке нет. На выборах 2014 года по партийному списку у Jobbik было 20,39%. По-видимому, 20−25% в настоящее время — предел не только для Венгрии, но и для всех правых националистических партий в странах Европейского союза.

Председатель Jobbik Габор Вона не поздравил победителя из-за того, что «выборы не были честными», и заявил, что он уходит с поста председателя партии. Если Вона не будет избран вновь председателем, то у партии возможны проблемы с лидерством с точки зрения отношения избирателей. Сам Вона им симпатичен, искренен и известен. А вот как будут обстоять дела с его преемником — не ясно.

Следует отметить, что даже во имя свержения Орбана «йоббики» никогда и не при каких обстоятельствах не пойдут на временный союз ни с социалистами из MSZP (которых они воспринимают в качестве наследников коммунистов), ни тем более с экс-премьером Ференцем Дюрчанем, которого числят заурядным вором.

Тем не менее, «потрясающий» повторный успех партии Орбана в 2018 году оказался смазан. Столица страны — Будапешт в значительной степени по одномандатным округам проголосовала за оппозицию разного плана. Fidesz-KDNP завоевал по одномандатному листу лишь шесть будапештских округов, оппозиционная левоцентристская MSZP — семь, DK Дюрчаня — три, столичная еврейская и интеллигентская партия LMP — один, народно-популистское объединение «Вместе» (Együtt) — один. Поэтому не исключено, что в новый парламентский срок столицу Венгрии продолжит лихорадить уличными демонстрациями и публичными протестами.

Результаты выборов не были неожиданными, учитывая тотальный раскол оппозиции. И хотя исполнительный директор Transparency International Hungary Йожеф Петер Мартин и заявил, что венгерские выборы 2018 года были пусть несправедливыми, но все же свободными, такой сокрушительной победы Орбана в странах Западной и Центральной Европы явно не ждали. Например, польская леволиберальная Gazeta Wyborcza назвала результаты выборов в Венгрии «удивительными». Понятно, что победа Орбана в Венгрии ободрит режим правых националистов в соседней Польше, который испытывает возрастающее давление Брюсселя и Берлина.

Однако главным фактором победы Орбана стали не националистическая риторика и контроль над СМИ, а относительные успехи в национальной экономике Венгрии на общем фоне буксующей Европы. Венгрия при Орбане испытывает самый мощный экономический рост в ЕС, получая инвестиции в отрасли высоких технологий и имея у себя низкую безработицу. Программу государственного вмешательства в экономику в Венгрии называют «орбаномикой». Относительные успехи «орбаномики» и решили судьбу прошедших выборов в Венгрии. Всемирный банк на этот год прогнозирует рост ВВП Венгрии на 3,9%. В 2017 году рост венгерского ВВП составил 3,2% (в 2016 году — 2%, в 2015 — 3,1%).

Государственный долг Венгрии с 2010 года сократился на 6 процентных пунктов относительно ВВП. Кредитные рейтинги Венгрии последовательно улучшились. Дефицит бюджета сократился примерно вдвое и составил приемлемые 2,5%. Заработная плата выросла более чем на 10%. За время правления Орбана официальный индекс безработицы снизился с 11,4% до 3,8%. Каждый, кто способен работать и хочет работать, может в Венгрии найти работу. В 2017 году более 200 тыс. венгров — почти 4% рабочей силы страны — приняли участие в правительственной программе общественных работ. Программы общественного труда вывели на работу даже цыган в их депрессивных селах. Участникам выплачивается сумма примерно $ 175 в месяц — это менее половины минимальной заработной платы, но примерно вдвое больше, чем выплачивается по пособию по безработице.

Правда, критики «орбаномики» утверждают, что не все так радужно в макроэкономической ситуации в Венгрии. За достигнутое приходится платить. По индексу потребительских цен Венгрия перешла в Европе с 20 места на 29. Вырос налог с оборота до предельных для ЕС значений в 27%. В первом сроке Орбана венгры потеряли свои частные пенсионные накопления. Индекс коррупции возрос. Утверждают, что за первые шесть лет правления Орбана пять его ближайших друзей получили примерно 5% контрактов на государственные закупки, что составило в общей сложности $ 2,5 млрд.

По альтернативным подсчетам получается, что уровень безработицы в 2017 году в Венгрии составил 7,3%, что на три процента выше официально объявленного. Но это все равно ниже того, что было, когда Орбан в 2010 году занял пост премьер-министра. Европа действует как клапан, снижающий давления в котле венгерского рынка труда. Правительство утверждает, что с 2010 года было создано 730 тыс. новых рабочих мест. Но в эту статистику оказались включены и 350 тыс. венгров, покинувших страну и нашедших работу за рубежом в странах Европейского союза и других местах.

Подведем итог. Три подряд победы на парламентских выборах 2010, 2014 и 2018 года — и Орбан превратился в признанного регионального лидера номер один и самого успешного политика в Центральной Европе. С одной стороны, американская Wall Street Journal представляет премьер-министра Орбана «ведущей фигурой европейской националистической правой». С другой, германская Die Welt пишет: «Можно даже сказать, что Виктор Орбан собирается и дальше оставаться уродом ЕС».

В этом плане интересно посмотреть, кто и как поздравил Виктора Орбана с очередной победой на выборах. Так, например, лидер «Лиги Севера» и самый вероятный кандидат в итальянские премьеры Маттео Сальвини, поздравляя Орбана, отметил, что венгры «бесстрашно проголосовали, несмотря на угрозы Брюсселя и миллиардера Сороса». Герт Вилдерс — лидер голландской «Партии свободы» поздравил с победой в Twitter. Из Германии Орбана поздравила сначала Бетрикс фон Шторьх — лидер фракции ведущей оппозиционной партии «Альтернатива для Германии» (AfD), потом лидер баварского ХСС Хорст Зеехофер. И лишь вслед за консервативным баварцем Орбана поздравил немецкий ХДС, а потом и лично канцлер Ангела Меркель. Дело в том, что ХДС/ХСС и партия Орбана Fidesz состоят в одном европейском партийном объединении «Народная партия».

Орбана поздравили и соседи: чешский премьер популист Андрей Бабиш и сербский президент Александр Вучич.

Пока вопрос, как Виктор Орбан распорядится своей широкой легитимностью и чрезвычайно высоким уровнем поддержки, остается открытым. Однако у российских читателей не должно быть ни малейших иллюзий на счет венгерского премьера. Пользуясь известным выражением, Орбан, разумеется, «сукин сын». Но «сукин сын» он ни в коей мере не «пророссийский», как это утверждают западные СМИ.

Напомним, что по «делу Скрипаля» орбановская Венгрия продемонстрировала «европейскую солидарность», выслав из Будапешта одного российского дипломата. Для правящих кругов Будапешта евроатлантическая ориентация все-таки выглядит предпочтительней, чем особые отношения с Россией. Венгрия остается членом ЕС и сильно зависит от субсидий, предоставляемых блоком, особенно для таких проектов, как строительство дорог, мостов и другой важной инфраструктуры. Если Россия на свои кредиты модернизирует и достроит АЭС Пакш, что ж, это пойдет в общую с ЕС копилку развития венгерской инфраструктуры. Подобные «танцы павлина» и остаются характерной чертой внешней политики орбановской Венгрии.

Дмитрий Семушин

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

179

Похожие новости
19 июня 2018, 11:45
19 июня 2018, 15:45
19 июня 2018, 19:45
19 июня 2018, 12:30
19 июня 2018, 07:45
19 июня 2018, 12:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
14 июня 2018, 15:45
17 июня 2018, 17:15
16 июня 2018, 11:15
15 июня 2018, 23:15
12 июня 2018, 23:15
17 июня 2018, 15:15
16 июня 2018, 13:15

Интересное на сайте
14 декабря 2010, 12:21
08 мая 2011, 16:24
22 февраля 2013, 16:53
14 ноября 2012, 15:10
21 февраля 2012, 10:22
15 февраля 2013, 14:22
03 ноября 2011, 13:06