Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Внутренние противоречия разъедают единство НАТО

На днях чудеса логики продемонстрировал председатель объединённого комитета начальников штабов США генерал Джозеф Данфорд – самый высокопоставленный военный офицер вооруженных сил США и главный военный советник американского президента. Выступая перед студентами Национального университета обороны США в Форт Лесли Макнейр, он заявил, что Россия якобы стремится «подорвать самый успешный альянс в истории — альянс НАТО». Новость об этом оперативно распространил Пентагон.

Подобные весьма странные высказывания влиятельного военнослужащего армии США вызывают опасения и подозрения: то ли генералу просто не предоставили необходимой информации, то ли в своем пропагандистском угаре он уверовал в абсолютное безволие и чрезвычайно низкий интеллектуальный уровень аудитории, к которой обращался. Ведь угрозы единству альянсу скорее стоит искать не снаружи, а внутри самого блока.

Обвиним, а там посмотрим

Как оказалось, генерал Данфорд уверен, что на подрыв трогательного натовского единства направлены «аннексия» Крыма, события на Донбассе, «угрозы» Грузии и Молдавии, а также – помощь законному правительству Сирии. Кроме того, председателю объединённого комитета начальников штабов не нравится то, что Россия и Китай смеют модернизировать свои вооруженные силы.

Однако каким образом всё перечисленное генералом влияет на единство НАТО – непонятно.

Модернизация вооруженных сил – это еще полбеды. Часть стран – членов НАТО действительно может испугаться «русского медведя» и утратить желание состоять в Североатлантическом альянсе, предусмотрительно анализируя возможности новейших российских ракет.

Есть крупица правды и в замечании по Сирии, хотя и не в том понимании, которое вкладывал в него Данфорд. Все проще: когда европейские обыватели наблюдают за тем, как Российская армия громит в Сирии террористов из тех же группировок, что взрывают Францию и Бельгию, у них возникает естественный вопрос – зачем мешать России в этом несомненно благородном начинании?

Но вот как привязать к вопросу подрыва единства НАТО события в Крыму, Донбассе, Приднестровье и Южной Осетии?

Всё это – постсоветские территории, на которые НАТО, согласно многочисленным обещаниям со стороны Брюсселя и Вашингтона, в принципе не должен был соваться. Все перечисленные выше события, произошедшие в период с 1991 по 2014 годы, объединяет одно — на всех этих территориях проживало значительное количество либо этнически русского, либо ориентированного на Россию в культурном и политическом плане населения, которые господствующие там режимы хотели насильно подчинить своей воле. И Россия, естественно, не могла допустить его уничтожения. Механизмы защиты людей были применены различные: от ввода миротворцев, как в Приднестровье и на Кавказе, и оказания политической и гуманитарной поддержки в Донбассе до предоставления права воссоединиться с Россией, что удалось Крыму.

Во всех перечисленных случаях Россия действовала в ответном порядке, защищая мирное население от репрессий и гипотетически возможного геноцида. НАТО ко всему этому в принципе не должно иметь никакого отношения, так как страны, на территории которых разгорелись конфликты, в альянс не входят.

Но все мы прекрасно понимаем, что как минимум одна из стран НАТО отношение к происходящему имела, причем весьма неблаговидное. О ком идёт речь, догадаться не сложно…

Еще в конце 1980-х руководство США и НАТО, добиваясь уступок со стороны расположенного к Западу Горбачева, дало Москве гарантии, что альянса в Восточной Европе не будет. Однако очень быстро все эти обещания были забыты. С точки зрения Вашингтона и Брюсселя, гарантии стоят чего-либо только в том случае, если они даны сильной стране, способной жестоко за них спросить. Как мы понимаем, поздний СССР и раннюю Российскую Федерацию к таким странам не отнесешь.

Поэтому после распада СССР блок НАТО начал быстро расширяться на Восток. Пробным камнем стало присоединение к нему в 1990-е Польши, Венгрии и Чехии. Увидев, что все прошло гладко, натовские боссы сделали процесс расширения лавинообразным. Если первым важным психологическим барьером, преодоленным Брюсселем, был сам факт «захода» на постсоветскую территорию, то вторым – проникновение в бывшие республики СССР. Стало окончательно ясно, что честной игры от США и НАТО ждать бесполезно.

Начиная с конца 1980-х, СССР и затем Россия долгое время только отступала. Но стоило Москве начать защищать своих соотечественников, как на нее сразу посыпались обвинения в «попытках подорвать единство НАТО».

Хотя на самом деле единству альянса угрожают совсем другие проблемы, заложенные в организацию изначально и не имеющие к России категорически никакого отношения.

Где и сколько собак зарыто?

Сразу после Второй мировой войны многих европейских офицеров-идеалистов, видевших воочию все ужасы нацизма, возмущал сам факт активного сотрудничества США с бывшими представителями вермахта и СС, а также противодействие вчерашним союзникам по антигитлеровской коалиции. Не нравился многим европейцам и диктат Вашингтона, принуждение европейских стран к ведению политики, не соответствующей их национальным интересам.

Это привело, в частности, к долговременному выходу в 1966 году одной из стран-основательниц альянса – Франции – из его военных структур.

Отдельный очаг противоречий породило одновременное вступление в НАТО Греции и Турции. С одной стороны, для непримиримых соперников была создана площадка, на которой можно было вести диалог. Но с другой, альянс так и не смог стать эффективным арбитром для этих стран. В конце концов после оккупации Турцией Северного Кипра Греция вынуждена была на время даже покинуть НАТО, но, ничего этим не добившись, снова вернулась в состав блока.

Несмотря на то, что изначально у членов альянса интересы сильно различались и присутствовали многочисленные противоречия, Вашингтон умудрялся удерживать их вместе, наращивая антикоммунистическую истерию, пугая Европу «советской угрозой» и шантажируя послевоенной экономической зависимостью.

Но в 1991 году Штаты оказались перед лицом «союзников» в весьма неудобном положении. Какое-то время европейцев можно было контролировать на эмоциях, эксплуатируя сам факт победы в холодной войне. Однако продолжаться вечно это не могло. Главная предпосылка для создания блока исчезла, а экономические вопросы европейцы на тот момент эффективно научились решать в рамках единых европейских структур. Основания для того, чтобы Вашингтон имел какую-то особую роль в мире и требовал подчинения со стороны Европы, исчезали.

Тогда при поддержке Запада произошел кровавый передел Балкан, и по странному стечению обстоятельств американская агентура из числа исламских фундаменталистов, взращенная для борьбы с СССР, «неожиданно» вышла из-под контроля своих хозяев и начала что-то взрывать, захватывать самолеты и направлять их в торговые центры.

Но и этого всего для поддержания «единства», а фактически — подконтрольности Европы США, оказалось недостаточно. Объективно существующие противоречия породили сразу несколько очагов сепаратизма в Альянсе.

Самым явным из них оставалось территориальное противоречие между Турцией и Грецией. Члены альянса вели друг против друга неприкрытую разведывательно-подрывную деятельность и поднимали истребители для взаимных перехватов.

Лидеры обеих стран сегодня при встрече демонстративно улыбаются друг другу, но в карманах при этом, судя по всему, держат известную фигуру.

Многочисленные противоречия связаны с такой, казалось бы, не самой примечательной страной альянса, как Испания.

Во-первых, официальный Мадрид имеет территориальные претензии по поводу Гибралтара к одному из ведущих членов НАТО – Великобритании. Гибралтар не поддержал решение о выходе Британии из Европейского союза и, по всей видимости, подобно Шотландии, затаил отдельные планы распрощаться с Великобританий, что Испания вполне способна использовать в своих интересах.

Во-вторых, Испания всегда весьма прохладно реагировала на аннексию Британией Фолклендских островов.

И, наконец, в-третьих, Мадриду категорически не нравится поддержка со стороны США и НАТО сепаратистских движений в «неугодных» странах. Особенно возмущает Испанию так и не признанный ею косовский прецедент, давший вполне однозначную трактовку заложенному в Уставе ООН праву наций на самоопределение, которая совершенно не устраивает Мадрид. Для испанцев история с Косово создает прямую угрозу того, что при желании примеру частично признанного государства может последовать Каталония.

Позицию Испании поддерживают, кстати, еще три члена НАТО: Греция, имеющая определенные проблемы в провинции Македония, Словакия и Румыния, в которых компактно проживает венгерское этническое меньшинство.

Новое противоречие в НАТО зародилось на фоне референдумов о статусе Шотландии и о выходе Великобритании из ЕС. Изначально большинство шотландских национальных партий были в принципе против Североатлантического альянса и обещали в случае обретения независимости из него выйти. Однако в 2012 году ведущая партия Каледонии – Шотландская национальная — с минимальным перевесом проголосовала за решение о поддержке НАТО.

Очевидно, что в этом случае не обошлось без тайной дипломатии.

При этом между сторонами всё остается нерешенным вопрос о безъядерном статусе, в котором Эдинбург сохраняет принципиальность. И если Великобритания расколется, вероятность чего сегодня чрезвычайно велика в виду проевропейской ориентации Шотландии и половины населения в целом, Эдинбург может сказать «прощай» единственной ядерной базе ВМС Британии «Клайд», являющейся одним из ключевых сегментов стратегических сил НАТО в Северной Европе.

И это может стать для Брюсселя и Вашингтона страшной головной болью.

Перечисленные выше конфликты – принципиальны и весьма болезненны для альянса, но все же они носят относительно локальный характер. А вот главная, хоть и не столь очевидная «линия разлома» пролегает между США и их восточноевропейскими сателлитами с одной стороны и Старой Европой — с другой.

Понятно, что еще с послевоенных времен существует серьезная зависимость части элит Германии, Франции, Италии, Испании, Бельгии и других западноевропейских стран от США, замешанная на финансовых дотациях и негласном сотрудничестве с американскими спецслужбами. Понятно, что западноевропейские корпорации повязаны с США разграблением ресурсов стран третьего мира. Понятно, что американские структуры контролируют большую часть рейтинговых европейских СМИ. Но в то же самое время европейским элитам все сложнее объяснить своим избирателям, почему они должны жертвовать национальными интересами для объективно не нужного рядовым французам или немцам противостояния с Россией. Обычный судостроитель не понимает, почему государство не может продать, согласно контракту, корабль цивилизованной стране, никак не угрожающей Франции. Обычный фермер не видит объективных причин для запрета торговли. В осознании огромного количества европейцев Украина – это фактически часть России, которую было весело поддерживать в интернете в ходе революции, но которая имеет с Москвой «как бы внутренние» разбирательства из-за Крыма.

И тем более обычный европейский избиратель не понимает, зачем ему нужна навязываемая из-за океана трансатлантическая «зона свободной торговли», которая нанесет жестокий удар по европейским производителям и снизит стандарты качества продукции.

И чтобы заставить европейцев прекратить думать об этом, тысячи политиков и бойцов информационного фронта на форумах и саммитах, в СМИ и интернете взращивают виртуальную «русскую угрозу», перед которой «всему западному миру нужно сплотиться и выступить единым фронтом», даже если для этого придётся есть вместо нормальной фермерской продукции американские химикалии и покупать втридорога американский сжиженный газ.

Вот такие очаги противостояния существуют в НАТО годами. Еще один, пока что маленький, неожиданно зародился недавно в Польше. Дело в том, что украинские нацисты, при всей своей омерзительности, очень нужны США. По сути дела, они единственные на Украине, кто добровольно готов с оружием в руках воевать против России. И чтобы задобрить и морально поддержать эту публику, Штатам приходится активно поддерживать их идеологию.

Достаточно вспомнить о том, как президент Украины Порошенко в сердцах высказался в адрес бандеровцев и как он потом униженно извинялся по этому поводу.

Но миллионы поляков, потерявшие от рук бандеровских убийц родных и близких, — это не Петр Порошенко. Полякам не понять, почему в «дружеской» Украине ставят памятники тем, кто убивал их дедушек и бабушек. И дабы не потерять полностью поддержку избирателей, проамериканской польской элите приходится разрываться между собственным народом и заокеанскими кураторами. Пока что этот конфликт носит весьма ограниченный характер. Но кто знает, во что он выльется спустя некоторое время.

Как мы видим, НАТО уже давно благополучно трещит по швам и без российской помощи. И создание Вашингтоном очередного «виртуального пугала» стратегически эту проблему не решит. Единственный для США способ что-то принципиально решить – это отказаться от роли мирового диктатора и прекратить понукать другими странами. Бесконечно это продолжаться, как мы уже говорили, не может.

Фото Politrussia

Рейтинг: 0

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

218

Похожие новости
07 декабря 2016, 10:30
07 декабря 2016, 14:45
07 декабря 2016, 10:46
07 декабря 2016, 20:30
07 декабря 2016, 10:46
07 декабря 2016, 19:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
02 декабря 2016, 00:00
05 декабря 2016, 21:00
01 декабря 2016, 21:00
03 декабря 2016, 15:00
02 декабря 2016, 20:00
05 декабря 2016, 10:00
01 декабря 2016, 17:00

Интересное на сайте
21 марта 2013, 11:02
08 февраля 2010, 12:06
28 января 2014, 16:31
12 сентября 2011, 12:05
15 февраля 2013, 14:25
08 мая 2011, 16:24
14 декабря 2010, 12:21