Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Виген Акопян: Правда о революции или революционная правда?

В череде телевизионных сюжетов о мероприятиях по случаю столетия Октябрьской революции в России по новостным каналам прошел репортаж о сносе здания бывшего полиграфического комбината «Правда» в центре Москвы.

Главное достоинство нашей эпохи — общедоступность Правды. Это и есть настоящая Свобода. Кто не знает Правды, тот обречен на неверные действия и поражение. Революционное развитие цифровых технологий родило новые носители информации — любой информации — и правды, и лжи. Когда есть массовый доступ людей к информации, скрыть Правду невозможно. Остается только одно — максимально смешать и разбавить ее. Залить потоками лжи и инсинуаций.

Снос здания «Правды» в центре Москвы — с символической точки зрения снос старого, изжившего себя носителя информации, тогда как новые носители безудержно, бесповоротно и методично открывают России и миру всю Правду. «Имеющий уши да услышит, имеющий глаза да увидит».

Западная пресса в эти юбилейные ноябрьские дни рвала и метала. По поводу 100-летия Русской революции авторитетные западные издания страстно обличали нынешнюю власть России в том, что та, дескать, недостаточно активно празднует этот знаменательный юбилей. «Путинская Россия не может праздновать свое революционное прошлое. Она может задушить ее», — констатирует обозреватель The Guardian Кэтрин Мерридейл. «Революция, какая такая революция? — задается ироническим вопросом британское издание, далее констатируя, — Русские не проявляют большого интереса к столетию 1917 года».

Тем временем, сами россияне в те же дни, когда британские борзописцы уже вынесли свои вердикты, прильнули к экранам телевизоров. Центральные телеканалы один за другим транслировали в прайм-тайм целые телевизионные сериалы и документальные фильмы — хроники драматических событий столетней давности.

И это вовсе не революционное прошлое именно «Путинской России», как провокационно подменяет понятия Кэтрин Мерридейл. Это прошлое России как таковой. А путинский период — это настоящее России.

Важно отдавать себе отчет в том, что прошлое определяет настоящее, но при этом здравая оценка истории и ТРЕЗВОЕ осознание настоящего способны изменить будущее.

The Guardian лжет, когда пишет, что «русские не проявляют большого интереса» к столетию Революции. Социальные сети и открытая статистика крупных сетевых СМИ на сегодняшний день дают абсолютно точную картину наличия или отсутствия интереса общества к тому или иному событию или проблеме. И бурные дебаты в соцсетях, особенно в Facebook, вобравшем наиболее продвинутые массы, и статистика СМИ свидетельствуют о том, что такой интерес есть. И он огромен. И не только у русских, но и среди представителей всех народов, живших в СССР, понимающих значение рождения и краха союза.

Ярким свидетельством наличия интереса к наследию Революции 1917 года являются хотя бы публичные дебаты вокруг вопроса, стоит ли предать земле тело Владимира Ленина или необходимо оставить его в мавзолее на Красной площади. В них приняли участие ведущие политики и общественные деятели страны. Кто — за, кто — против. Консенсуса в этом, как и во многих других вопросах, связанных с Красным октябрём в России, как и в бывших составных частях Союза, нет до сих пор. И это естественно. Поэтому и праздновать здесь всенародно нечего. Зато есть уникальный шанс не идеализировать этот исторический опыт, праздновать по разнарядке, а кинуть взгляд на сто лет назад и сделать выводы. На будущее…

Праздновать нечего еще и потому, что рожденный Революцией Советский Союз — мертв. Да, если бы он был жив, занимал ту же территорию и развивался теми же темпами, что и коммунистический Китай, было бы другое дело. Может быть. Да, если бы внутренние реформы в Союзе, начатые Михаилом Горбачевым, не стали его же лебединой песней, а привели к таким масштабным преобразованиям в общественно-политической жизни, чтобы народы одного из самых могущественных государств планеты смогли получить свободу без потери естественных связей друг с другом, без кровопролития, произвола и развала экономической инфраструктуры и социальной деградации… Наверное… То ли задача была невыполнимой, то ли Горбачев был человеком не того масштаба, чтобы справиться с таким «архисложным проектом» — мы этого не узнаем. Потерь не удалось избежать ни одной из Республик.

Вероятно, Горбачеву в период правления следовало не только активно конструировать новое будущее, но и пошире приоткрыть завесу над прошлым? Может СССР нуждался в «Революции правды», и у него был шанс стать его вождем? Тогда, наверное, Союзу был бы уготован не тупой бюрократический развал, передел Империи по национальным «княжествам» и растаскивание государственной стратегической собственности шустрыми и сильными дельцами, а удел более выдающийся, чем современный Китай. Кто знает? История не терпит сослагательного наклонения. Катастрофа произошла, и она была названа Катастрофой.

С такой оценкой не согласны только противники России, и это тоже их право. Но при этом они не вправе диктовать россиянам, что им праздновать, когда и как это делать.

Итак, спустя 100 лет общественная дискуссия в России и сопредельных странах вокруг перипетий, значения и наследия Революции 2017 года продолжается. Как уже отмечалось, социальные сети переполнены жаркими спорами вокруг достоверности трактовки тех событий в телевизионных сериалах о Ленине, Троцком и Сталине, других ключевых лицах того периода. Дал богатую пищу для «широких масс» и документальный фильм, построенный на рукописи «История Великой русской революции», написанной в эмиграции философом Борисом Валентиновичем Яковенко (1884−1949).

Но словно из потустороннего мира крупнейшая германская газета Süddeutsche Zeitung утверждает: «Россия старательно избегает дебатов об Октябрьской революции в этом юбилейном году — уж слишком много всплыло противоречий. Как цари, так и их убийцы возведены Владимиром Путиным в ранг великих государственных деятелей».

«Основополагающим мифом (!) России является победа в войне над нацистской Германией, а вовсе не большевистская революция 1917 года», — пишет, попивая кофе, автор публикации.

Начнем с того, что величие государственных деятелей определяется величиной их влияния на судьбы страны, а не директивами Путина. Не понимать этого может только тот, кто боится любого величия в принципе. Может это травма, нанесенная величием Гитлера? Как цари, так и те, кто предал их смерти в России были настоящими гигантами, потому что от них зависела судьба великой страны. Никаких противоречий здесь нет.

Во-вторых, Победа над нацистской Германией является не мифом — а Правдой. Слишком уж спешат записать в мифы Победу, очевидцы которой ещё живы! Но разве Правда об ошеломительной Победе над абсолютным злом, рожденным в сердце Европы, может заменить или подменить Правду о великой внутренней Революции? Это две разные Правды, вписанные в исторический код России разными цветами.

Победа над фашисткой Германией — фундаментальная Правда — магистраль, не дающая сегодня России сойти на ложный путь, усеянный мифами.

«С одной стороны, революция — это плохо, поскольку она подрывает законный порядок. С другой, Октябрьская революция — это хорошо, так как она означала начало могущественной Советской империи», — иронизирует Süddeutsche Zeitung.

Не каждая революция — плохо, и Октябрьская революция — это, скажем, не украинский Майдан. Очевидно, что рождение, развитие и последствия революционных процессов могут быть совершенно разными в разных обществах и странах. Государство, обладающее мощной внутренней силой и значительным внешним влиянием, и народ, имеющий тысячелетнюю историю государственности, ведут себя иначе и мыслят иначе в судьбоносную минуту. Цели и идеалы общественного протеста, сила и мотивы противодействия власти — это важные вводные, не учитывая которые невозможно давать оценки относительно последствий той или иной революции. Допустим, когда революция становится перманентным состоянием страны, то о позитиве говорить не приходится. Это пример Украины. Но российские массы априори невозможно поднять и вывести на баррикады ради того, чтобы получить безвизовый режим с ЕС — в сухом остатке пока что он и является единственным «здобутком» Майдана. Сравнив идеалы украинского Майдана с идеалами Русской революции можно понять масштаб этих событий и объяснить разные последствия. В первом случае коллапс и начавшийся распад страны, во втором — мощнейший выплеск энергии ради достижения цели глобального масштаба.

С этой точки зрения, Майдан — это локальный, ставший перманентным бунт на периферии Империи, поддержанный внешними силами. Ни к чему хорошему ни для Империи, ни для бунтующих масс он привести не может. Перманентная революция на Украине идет уже не снизу, а диктуется невозможностью разделения власти в верхах.

Короче говоря, не каждый народ способен совершить прогрессивную революцию, и не каждая страна способна ее вынести и сохраниться. Автор Süddeutsche Zeitung явно утрирует проблему: «Революция плохо?» (смотря где, в каких условиях и ради чего — В. А). «Октябрьская революция — это хорошо?», — (она была неизбежна, но ее последствия в силу масштабов однозначной оценки до сих пор не удостоены — В. А).

И поэтому: Согласно результатам очередного опроса, проведенного среди читателей EADaily, количество тех, кто хотел бы оставить тело Владимира Ульянова-Ленина в мавзолее, составило 37%. Это на 5% больше, чем в предыдущем опросе по той же теме, проводившемся в апреле 2017 года. Это правда, с которой надо считаться.

«Путинская Россия» кидает спокойный взгляд на 100 лет назад перед важнейшим событием — выборами президента страны в 2018 году. Попытки либеральных кругов опошлить их загодя связаны с тем, что демонстрация массовой поддержки президенту Путину станет для Запада как минимум лишним напоминанием о собственных ошибках их политики в отношении России. Цель-то была противоположная.

Правда в том, что Россия находится в состоянии необъявленной экономической войны, но желаемого результата противники страны достигнуть не могут и, судя по их состоянию, не смогут.

Правда в том, что своевременное и мощное вмешательство России в события на Ближнем Востоке привели к уничтожению в самом зародыше другого Абсолютного зла — террористического «Исламского государства». Какая была бы ситуация сейчас, не вступи Путин в сирийскую войну?

Правда в том, что украинский кризис — это проекция ближневосточного обострения, нацеленная острием в сердце России. Видя последствия «Арабской весны», перенося взгляд на майдан в Киеве, мы должны, прежде всего, понять, к чему приводит подмена ценностей и манипуляция с сознанием миллионов людей при помощи новейших высокотехнолгичных носителей информации. Сметать власть собственной страны за «кружевные трусики» — такая революция, даже если ее назвать «гiдной» — удел негодников. Но кто сделал этих людей негодниками, отказывающимися видеть правду?

Россия должна демонстрировать беспрецедентную открытость для восприятия собственной истории. Поскольку из истории, как из корней, питается ее нынешняя государственность. Россия и в дальнейшем будет заинтересована во внутренней и внешней правде, поскольку только она в состоянии обеспечить внутренний мир и мотивировать политику на внешней арене.

«Революция правды», начатая Ассанжем и Сноуденом, продолжается. И это очень беспокоит США, президент которой Дональд Трамп сам публично обвинил крупнейшие СМИ своей страны в фальсификациях. «Фейк ньюз» становится расхожим понятием. Но в горах фейка зарыта правда, которую пытаютя блокировать. Меры по препятствованию вещанию телеканала Russia Today тому лишнее подтверждение. Жизненной целью России должно стать вычленение истины из потоков лжи и точечное донесение ее здравомыслящим людям.

Обернуть «Революцию правды» против России возможно будет только в том случае, если сама Россия станет оперировать лживыми идеями и руководствоваться коварными целями, а не исходить из приоритета безопасного развития и процветания народов.

Яркой иллюстрацией того, что Россия не сошла со всемирно-исторического подиума, несмотря на великие депрессии и войны, является заявление по итогам прошедшего во вьетнамском Дананге саммита АТЭС лидера коммунистического Китая Си Цзиньпина: «Наступает новая эпоха социализма с китайской спецификой. Россия уверенно двигается по пути роста могущества… В последующие годы вместе с российскими партнерами мы плечом к плечу неуклонно будем развивать отношения на высоком уровне, эффективнее способствовать безопасности и развитию обеих стран и надежнее обеспечивать мир во всем мире и в регионе», — сказал лидер КНР.

В свою очередь фактически лидер США — оплота капиталистического мира Дональд Трамп по следам того же форума заявил: «Когда все ненавистники и глупцы там уже поймут, что поддерживать нормальные отношения с Россией — это хорошая вещь, а не плохая? Это всегда политические игры, вредные для нашей страны», — заявил Трамп. Президент США явно понимает, какими последствиями в долгосрочной перспективе грозит потеря капиталистическим миром России, как партнера.

После развала Советского Союза Россия оказалась выброшена из социалистического проекта развития, продолженного Китаем, но не смогла или не успела до конца раствориться в капиталистическом проекте. Сыграли свою роль размеры и мощь страны и менталитет народа. Также подоспел кризис того самого капиталистического мира. На геополитическом уровне сбывается предсмертное пророчество Збигнева Бжезинского о рождении трёхполряного мира, в котором США и Китай будут играть ведущую роль, а Россия примет равноудалённую позицию и от Китая, и от США, чтобы составить «равносторонний треугольник отношений».

В этом вынужденном треугольнике — между двумя взаимосвязанными крайностями, Китаем и США — равноудаленная Россия вынуждена будет постоянно апеллировать к истине, совершентствовать носители для ее доставки и силы для ее защиты. Именно поэтому, последняя многочасовая валдайская речь Владимира Путина, беспрецедентная по информативности, если сравнивать их с анекдотами и ничем не обоснованными оценками Обамы, или твитами Дональда Трампа — это, скорее, вынужденная мера.

Виген К. Акопян, директор по развитию EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

526

Похожие новости
17 декабря 2017, 14:15
17 декабря 2017, 12:15
17 декабря 2017, 16:15
17 декабря 2017, 13:00
17 декабря 2017, 20:15
17 декабря 2017, 15:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
13 декабря 2017, 23:45
15 декабря 2017, 17:45
12 декабря 2017, 17:45
15 декабря 2017, 09:15
14 декабря 2017, 12:15
16 декабря 2017, 17:45
13 декабря 2017, 23:45

Интересное на сайте
12 декабря 2012, 10:37
31 января 2013, 11:27
15 марта 2012, 15:34
12 сентября 2011, 12:05
21 марта 2013, 11:02
23 июля 2013, 11:33
24 декабря 2010, 13:39