Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Василий Колташов: Компаниям-экспортерам предоставят привилегии за счет казны

В Минфине подтвердили намерение в очередной раз ослабить валютный контроль, на сей раз, под предлогом помощи российским компаниям, попавшим под санкции. Поправки ведомства в требования о репатриации выручки экспортеров согласованы, заявил замминистра финансов Алексей Моисеев. Своим решением Минфин упраздняет последние препятствия для оттока капиталов, в российские экспортеры фактически уходят из-под контроля отечественного законодательства, считает руководитель Центра политэкономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов. Его экспертное мнение – специально для Накануне.RU:

Министерство финансов и кабинет Медведева пошли по пути, которой является изначально ущербным и создает больше проблем для экономики, чем дает возможностей. Минфин стремится поощрить компании, которые имеют иностранную юрисдикцию, но формально контролируют производство в России: дать им особые возможности для вывода капиталов, предоставить привилегии при уплате пошлин при вывозе товаров и в целом дать дополнительные государственные заказы.

Разрешение Минфина не продавать экспортную выручку за рубли ставит попавшие под санкции компании в привилегированное положение. У них будет не просто больше валюты, они фактически могут не возвращать деньги в Россию, сохранять выручку за пределами страны и вести свой бизнес как иностранная, транснациональная компания.

Они будут получать от этого определенную выгоду: если прежде, продав выручку, они были вынуждены закупать необходимую им валюту на рынке, то теперь этого делать не нужно. Деньги остаются в их распоряжении, государство валюту не приобретает, резервы не пополняет и просто обеспечивает этим компаниям привилегии, за которые мы заплатим, возможно, очень дорого - ростом безработицы и угнетенным состоянием на потребительском рынке. Также последствием может стать падение курса российской валюты из-за снижения доверия бизнеса к экономике, государству, а также по причине сохранения нехватки платежных средств у потребителя. Стоит нефти еще раз пойти вниз, мы увидим все минусы этой контрсанкционной политики.

Все это потому, что Правительство отказалось от адекватного ответа на внешние санкционные удары и помогает в форме, которая исключает расширение импортозамещения, расширение внутреннего рынка и расходует ресурсы неэффективно. Кабмин не нанес удар по Microsoft – компании, которую в два дня можно было вышвырнуть из России навсегда. Не был нанесен удар по Boeing, чтобы заменить американские самолеты российскими, восстановить авиастроение и использовать алюминий у себя дома. Вместо это пошли на частные меры, но они, скорее дискредитируют государство и компании, попавшие под санкции, в глазах граждан, которым предлагается повышение пенсионного возраста и в перспективе повышение налога на имущество физических лиц. Таким образом, ответ, который Правительство считает правильным, на самом деле обостряет противоречия между кабмином, компаниями с иностранной юрисдикцией, незаинтересованными в репатриации и теперь фактически освобождаемые от этой необходимости и обществом, которое должно все это оплачивать.

Компаниям-экспортерам предоставлены привилегии за счет казны. Это показывает, что граждане и попавшие под санкции бизнесмены и компании, не находятся в одном положении и никогда не находились. Интересы общества и интересы ключевых российских компаний, а также их Правительства - разные вещи. И если санкции будут усилены, то кабмин согласится дать новые преимущества бизнесу и это является сигналом для Штатов усиливать санкции до тех пор, пока Минфин РФ не исчерпает ресурс.

В ближайшее время мы не узнаем всей правды о потерях, которые понесет экономика от этого решения. Как не узнаем правды о средствах, выделенных Вексельбергу и другим компаниям. Традиционно считается, что в государственной деятельности тайной является дипломатия. Общество не может узнать, о чем на самом деле беседовали Трамп и Эрдоган. Но внутренняя экономическая деятельность всегда является открытой. Мы оказались в ситуации, когда даже внутренняя финансовая деятельность является закрытой, то есть мы платим налоги, финансируем государство, которое скрывает от нас свои расходы. Одно дело, скрывать политические переговоры или конструкцию военного вооружения, другое – счета. Причем, скрываются они от собственника, которым в государстве являются граждане. Показывать то, как спасали Вексельберга невыгодно, потому что там, скорее всего, есть прямое выделение денег или какие-то другие очень некрасивые привилегии. Сокрытие части расходов от контроля общества приведет не к тому, что люди перестанут интересоваться, а, наоборот, интерес к проблеме увеличится и негатива станет еще больше.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

136

Похожие новости
22 мая 2018, 11:45
23 мая 2018, 20:30
23 мая 2018, 14:30
21 мая 2018, 13:45
22 мая 2018, 17:45
23 мая 2018, 12:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
19 мая 2018, 19:30
23 мая 2018, 09:00
19 мая 2018, 18:15
17 мая 2018, 03:00
19 мая 2018, 22:15
20 мая 2018, 03:00
16 мая 2018, 22:15

Интересное на сайте
27 мая 2013, 12:16
23 июля 2013, 12:40
08 мая 2011, 16:24
09 ноября 2012, 10:50
17 мая 2011, 11:31
12 декабря 2012, 10:41
15 февраля 2013, 14:25