Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

"Узбекистан могут начать поджигать со всех сторон"

Состояние здоровья президента Узбекистана Ислама Каримова ухудшилось резко. О том, что у главы государства инсульт, сообщила его дочь, информацию об ухудшении здоровья подтвердили в правительстве страны. Некоторые источники в окружении Каримова через местные СМИ и вовсе утверждают, что Каримов скончался, а другие это опровергают. По мнению сотрудника Российского института стратегических исследований (РИСИ) Аджара Куртова, сообщениям об ухудшении здоровья президента точно можно верить. По его словам, в случае ухода "от руля" Каримова по тем или иным причинам, все будет зависеть в первую очередь от новой власти. Сумеет ли она быстро овладеть ситуацией или начнется грызня политических элит? Об этом эксперт рассказал в интервью Накануне.RU

Вопрос: Поступила информация о болезни президента Узбекистана Ислама Каримова, информацию подтвердили в правительстве страны, а его дочь написала, что у него инсульт. По-Вашему, что происходит и чего ожидать?

Аджар Куртов: Наверное, его здоровье в этом возрасте оставляет желать лучшего. Тем более, что высшие государственные должности только в обывательском понимании предполагают праздный и здоровый образ жизни. Должность у Ислама Каримова нервная и связана с напряженной работой. Организм на такой должности истощается, даже если тебя обслуживает целый штат высококвалифицированных врачей и поваров.

Ислам Абдуганиевич - престарелый политик, он является, по сути дела, вместе с Нурсултаном Назарбаевым, долгожителем на политическом Олимпе. Еще во времена СССР, в 1990 году, были первые его выборы. Потому вполне можно верить сообщениям об ухудшающемся здоровье Каримова. Тем более, что они подтверждены как членами его семьи и, что гораздо важнее, – правительством. На Востоке, и в Узбекистане в частности, обычно здоровье и все, что связано с повелителем, является чуть ли не государственной тайной или табу. 

Как к этому относиться? Все ходим под Богом и когда-то должен наступить период, связанный со сменой главы государства. Многие страны постсоветские его пережили, а Казахстан и Узбекистан эта чаша миновала, но нельзя сказать, что такая ситуация к лучшему, ведь это оттягивание проблемы. Драматический момент – передача власти в стране с авторитарным правлением, когда все нити управления сосредоточены в руках первого лица. Негативный момент в том, что за власть могут начать бороться отчаянно. В период недееспособности первого лица могут произойти форс-мажорные события.

Вопрос: В случае с Каддафи мы наблюдали очень разное поведение родственников и ближайшего окружения.

Аджар Куртов: Бывает, что внешнее сходство обманчиво. Ислам Абдуганиевич не имеет, в отличие от Каддафи, сыновей, а на Востоке существует традиция передачи власти именно сыновьям. Восточное общество плохо воспринимает, когда во главе государства находится женщина, а у Ислама Абдуганиевича Каримова две дочери. Старшая дочь Гульнара имела виды на то, чтобы быть преемником своего отца, но спустя некоторое время это стало невозможно. Была череда скандалов в СМИ по поводу злоупотреблений собственности и финансовых махинаций. Скандалы сильно поссорили Гульнару с ее отцом, и она фактически была удалена от политики.

Младшая дочь президента Узбекистана политических амбиций не имеет и вряд ли сможет мобилизовать в свою поддержку достаточное число сторонников. Честно говоря, Ислам Абдуганиевич, в отличие от президента Азербайджана, не готовил своих детей к тому, чтобы они становились преемниками. Поэтому династический маневр в Узбекистане просто невозможен.

Теперь можно строить всякие гипотезы только о том, кто, если что-то случится, может занять должность Каримова. Но все гипотезы о преемниках будут построены на уровне простого фантазирования, Узбекистан - закрытое общество, и то, что творится на верхушке политической элиты, особенно среди иностранных экспертов и наблюдателей точно сказать никто не может.

Существует сложная система клановых интересов, основанных на землячестве, родственных связях и многом другом. Как эта система сработает в критической ситуации, предсказать сложно. По опыту других государств, мы знаем, что бывает очень по-разному. В истории Востока в критические моменты, когда хан, падишах или султан терял возможность держать саблю в руках, возникали разного рода мятежи, но в постсоветский период мы же уже сталкивались с подобными ситуациями. Например, когда внезапно оборвалась жизнь президента Туркменистана Сапармурата Ниязова, строилось много гипотез, что будет гражданская война, но ничего подобного в Туркменистане не произошло. Власть быстро овладела ситуацией, пошла на жесткие меры, да, нарушив Конституцию, и президентом стал человек, которого никто, собственно, раньше и не видел в качестве преемника.

Вопрос: В прессе уже называются имена предполагаемых преемников: премьера Мирзияева и первого вице-премьера Азимова. Могут они претендовать?

Аджар Куртов: Да, могут. Поскольку и силовой, и финансово-хозяйственный ресурс будут очень важны. 

Если политические элиты не договорятся, а начнется грызня между ними и эта грызня станет известна населению, то гасить конфликты будет очень сложно. Придется использовать силовой компонент, как это было в 2005 году в Андижане, когда с бронетранспортеров из крупнокалиберных пулеметов была расстреляна толпа, глазеющая на мятежников.

Вопрос: Вторая дочь Каримова Лола сообщает, что у него инсульт, если не дай Бог он станет недееспособен или слишком слаб, возможен ли в Узбекистане "кубинский" сценарий, когда Каримов останется вождем, но конкретную работу будут выполнять его ближайшие соратники?

Аджар Куртов: Нет, это невозможно. У него нет такого брата, как Рауль, с политическим бекграундом и весом, это во-первых. Во-вторых, на Востоке, в отличие от Латинской Америки, которая базируется все же на европейской традиции, к родственникам отношение совершенно другое. Никогда пролитие крови родственника ради власти и усиления власти не считалось на Востоке серьезным преступлением, грехом. Наоборот, вся история Востока - борьба родственников за престол. Поэтому необходимости оставлять в качестве символа некую фигуру, которая будет обладать властью, нет. Будет задействован какой-то другой сценарий. 

Вопрос: Вот пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков сказал, что вопрос о возможной дестабилизации Узбекистана в связи с болезнью его лидера - некорректен. 

Аджар Куртов: Это же слова официального представителя российской власти, с точки зрения его понимания, такое заявление естественно. Так же как в устах дипломатов "некорректность" обозначает, что если ответить на этот вопрос каким-то образом, то покажется, что есть какая-то заинтересованность отвечающего. В экспертном сообществе любые версии могут быть рассмотрены. Это же не значит, что если мы рассматриваем версию, то мы стремимся к такой ситуации, подталкиваем ее. Мы просто прогнозируем. 

Вопрос: Можете тогда ответить, вопрос о дестабилизации Узбекистана сейчас стоит или нет?

Аджар Куртов: Да, стоит. Если власть не проявит жесткость в определенный период, то дестабилизация возможна.

Вопрос: А в каком виде она может произойти?

Аджар Куртов: Скорее всего, это будут попытки со всех сторон поджечь страну. С одной стороны, крайние исламисты могут поджечь страну. С другой стороны – грызня региональных кланов, которые будут бороться за власть. Обладание властью на Востоке означает широчайший доступ к собственности, ведь там власть и собственность слиты. Неслучайно дочь Каримова, которую я упоминал, попадала в прессу как обладатель огромного состояния, ближайшие родственники, зятья президента Казахстана - тоже долларовые миллиардеры. Борьба за власть означает борьбу за собственность. Когда есть шанс, что ты обогатишься, получив какие-то высокие государственные должности, появляются люди, готовые рискнуть и пожертвовать своим положением, чтобы получить больше, чем то, что они имеют сейчас.

Вопрос:  А кланы, о которых Вы говорите, связаны с радикальными элементами?

Аджар Куртов: Прямой, явной связи у узбекских политических кланов с радикальными исламистами в настоящее время не прослеживается, если смотреть на те кланы, которые могут осуществить реальный захват власти. Но не стоит забывать, что Узбекистан - традиционно регион с очень сильным влиянием ислама. Во времена Российской империи и Советского союза Узбекистан был центром мусульманства. Только в Узбекистане находился исламский университет и узбекские муллы почитались как авторитеты в том числе и на Ближнем Востоке. Однако, да, в этой стране ислам традиционно не являлся радикальным и был достаточно умеренным. Другое дело, что процессы глобализации, вопрос проблемных соседей в виде Афганистана и Пакистана, который не так уж далеко расположен, наличие связей с узбекской диаспорой, которая после революции 1917 года переселилась в консервативные арабские страны Персидского залива, сыграли роль в том, что стал распространяться и радикальный ислам. Была в Узбекистане и политическая исламская оппозиция. Она уже показывала зубы и претендовала на то, чтобы хотя бы на части страны создать исламский эмират. На рубеже нынешнего века с территории Афганистана, через Таджикистан, в узбекскую часть Ферганской долины вторглись банды боевиков. Опасность существует, но власть ее всегда видела и применяла очень жесткие полицейские методы репрессий к этой части оппозиции, что оправданно, потому что террористические акты в Узбекистане проходили, были взрывы на рынках и подрывы правительственных зданий.

Кроме того, в связи с Арабской весной появились политические силы, например, Исламское государство (запрещенная в России организация), которое открыто декларирует создание на территории мусульманских бывших республик СССР единого пространства радикального ислама. Каримов проблему радикального ислама всегда видел, но решал ее своеобразно: то входил, то выходил из ОДКБ, и всегда старался работать исключительно своими силами.

В известной степени это было оправданно, поскольку его страна - самое большое по численности населения государство в Центральной Азии. Вооруженные силы у него весьма внушительные. В случае же форс-мажора все будет зависеть от того, насколько власть будет владеть ситуацией и сумеет применить силу. 

Вопрос: А разве то, что титульная нация и большинство граждан Узбекистана - тюрки, не дает некий иммунитет узбекам от радикальных форм ислама?

Аджар Куртов: Нет. Тюрки - тоже мусульмане в своем большинстве. Многочисленные факты свидетельствуют о том, что выходцы из Средней Азии, в том числе и из Узбекистана, довольно массово воюют на стороне ИГИЛ (запрещенная в России организация), на стороне исламских радикалов. Да и соседний Иран, страна, населенная тюрками не целиком, а наполовину только, тоже имеет тенденцию к шиитскому радикализму. Этническая составляющая не всегда имеет отношение к радикальному исламу как равнодействующая. Наоборот, под лозунгами радикального ислама может проявляться национализм. Киргизы – тюрки, узбеки – тюрки, но между ними могут быть острые конфликты, как мы все видели. Например, после свержения Бакиева (Курманбек Бакиев, бывший президент Киргизии, - прим. Накануне.RU).

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

891

Похожие новости
02 декабря 2016, 19:00
02 декабря 2016, 15:00
02 декабря 2016, 17:00
02 декабря 2016, 13:00
02 декабря 2016, 21:00
02 декабря 2016, 11:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
30 ноября 2016, 04:01
26 ноября 2016, 17:15
27 ноября 2016, 21:00
01 декабря 2016, 17:00
27 ноября 2016, 16:00
26 ноября 2016, 19:00
27 ноября 2016, 15:00

Интересное на сайте
03 ноября 2011, 13:06
12 июня 2011, 12:19
20 декабря 2010, 13:40
21 марта 2013, 11:02
17 мая 2011, 11:31
22 февраля 2013, 16:53
13 апреля 2013, 10:41