Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Украинско-польские отношения: амбивалентность при конфронтации с Россией

Украинско-польские отношения пребывают в затяжном кризисе. Началом этого кризиса можно считать лето 2016 года, когда Сейм Польши принял резолюцию, где 11 июля провозглашается Национальным днем памяти жертв геноцида, совершённого украинскими националистами против граждан Второй Речи Посполитой в период Второй мировой войны. Тем самым Варшава сделала заявку на пересмотр консенсуса в отношениях между странами, достигнутого в 2003 году Леонидом Кучмой и Александром Квасьневским, подписавшими заявление «О примирении в 60‑ю годовщину трагических событий на Волыни».

Пересмотр отношения Польши к Украине весьма показателен. Накануне Евромайдана Польша и Литва считались наибольшими лоббистами Киева на европейской арене. В 2014 Варшава продвигала идею предоставления летального вооружения Киеву для ведения силовой операции на Донбассе. В 2015 новоизбранный президент Польши Анджей Дуда инициировал (впрочем, безрезультатно) включение Варшавы в Нормандский формат по вопросу урегулирования конфликта на Донбассе. В 2016—2017 годах Варшава уже требует от Киева пересмотреть политику исторической памяти, обещая в противном случае заблокировать евроинтеграционные устремления Киева и запретить въезд на территорию Польши гражданам Украины антипольских взглядов. На момент подготовки данного материала ряд СМИ распространил информацию, что персоной нон-грата на территории Польши объявлен одиозный Владимир Вятрович, глава так называемого Украинского института национальной памяти, но официальных подтверждений этому пока нет.

Очевидно, что нынешние киевские власти не намерены отказываться от воинственной ультранационалистической идеологии, чей маховик раскручивается для решения внутриполитических задач. В сущности, Петр Порошенко вошел в фазу предвыборной кампании, вестись которая будет под «патриотическими» лозунгами, ориентированными на националистический электорат. С начала 2017 украинский президент последовательно ужесточает свою риторику, выступая инициатором многочисленных запретов и ограничений, стараясь предстать в глазах соответствующего электората «самым патриотическим патриотом». Потому покамест не просматриваются контуры нормализации отношений с Польшей, пускай даже Порошенко предложил провести заседание консультационного Комитета президентов Украины и Польши из-за сложившейся ситуации.

Представляется, что вопросы истории — не единственная причина ухудшения украинско-польских отношений. Вероятно, в данном случае имеет место банальная обида польского правящего класса по причине того, что по итогам Евромайдана она не получила достаточных рычагов влияния на Киев, вопреки тому, что Польша ранее считалась «адвокатом Украины в Европе».

В принципе, потенциал дальнейшего ухудшения отношений отнюдь не исчерпан: в Польше впервые за последние два десятилетия количество граждан, которые нелояльно относятся к украинцам, превысило количество тех, кто симпатизирует выходцам из соседней страны (по результатам исследования, опубликованного в Gazeta Wyborcza в начале 2017). Видимо, дело еще и в том, что украинские трудовые мигранты являются фактором демпинга заработных плат на польском рынке труда в условиях начавшегося процесса возврата поляков в свою страну из Западной и Северной Европы (за последние полтора года таковых насчитывается порядка 80 тыс. человек).

Впрочем, делать какие-либо апокалиптические прогнозы в вопросе украинско-польских взаимоотношений явно преждевременно. Ведь никто не отменял существования объективных экономических интересов Польши на украинском направлении. С экономической точки зрения, Польша, активно поддерживавшая Евромайдан и дальнейшие драматические события, является чуть ли не основным бенефициаром схлопывания украинской экономики и превращения Украины в «состоявшееся несостоявшееся государство». Речь, прежде всего, о дешевой и непритязательной рабочей силе из Украины, ставшей одним из факторов, благодаря которому Польша рассчитывает на экономический рост в ближайшие годы: только за 2016 год Варшава выдала украинцам 120 тыс. постоянных разрешений на работу и более 1,3 млн временных. По данным Польского союза предпринимателей и работодателей, Польше для роста ВВП необходимо дополнительно 5 млн человек в течение следующих 20 лет. К тому же, ссылаясь на массовый наплыв украинцев (которые, заметим, во втором поколении будут полностью ассимилированы), Польша категорически отказывается (наряду с другими государствами Вышеградской группы) размещать на своей территории беженцев из стран Большого Ближнего Востока, конфликтуя по этому поводу с Еврокомиссией.

Перспективным направлением для Польши является экспансия в энергетический сектор Украины. Поскольку в рамках «энергетической независимости от России» Киев готов переплачивать за энергоресурсы, в перспективе Польша может стать для Украины поставщиком американского СПГ с терминала в Свиноуйсьце, учитывая, что к 2020 году планируется ввод в эксплуатацию интерконнектора Польша-Украина. Также можно вспомнить недавний скандал, связанный с закупкой Польшей антрацита с неподконтрольных Киеву территорий Донбасса, пускай речь шла всего об 11 тыс. тонн (Польша в последние годы превратилась в нетто-импортера угля), а также совместные усилия Киева и Варшавы по блокированию строительства «Северного потока — 2».

Наконец, Польша наряду с Белоруссией частично перебирает на себя транзитные грузопотоки, ранее направлявшиеся через Украину. Подсобила Польше украинская «патриотически настроенная общественность» блокировавшая российские грузовики в начале 2016 года и периодически грозящая полностью перекрыть железнодорожное сообщение с РФ.

Помимо прочего, на фоне конфронтации с Россией произошло военно-политическое сближение Варшавы и Киева. Помимо требований к международному сообществу об ужесточении антироссийских санкций, Киев и Варшава не прекращают наращивать боевой потенциал в рамках совместной бригады LITPOLUKRBRIG, недавно получившей к своему двухлетию имя гетмана Константина Острожского. Как заявил глава Минобороны Украины Степан Полторак, в 2018 году бригада примет участие в многонациональных учениях под руководством НАТО. Кроме того, польские военнослужащие принимали участие в сентябрьских учениях Rapid Trident — 2017 на территории Украины, проходившие практически одновременно с российско-белорусскими учениями «Запад-2017».

Внешним центрам силы, нацеленным на продолжение конфронтации с РФ, по всей видимости, не нужен переход украинско-польского конфликта в более острую фазу, потому Киев и Варшаву будут сдерживать окриками из высоких кабинетов, расположенных в странах Евроатлантики. Представляется, что в кратко- и среднесрочной перспективе в украинско-польских отношениях будет сохраняться статус-кво.

Денис Гаевский, Киев

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

312

Похожие новости
23 ноября 2017, 13:45
23 ноября 2017, 07:45
23 ноября 2017, 23:45
24 ноября 2017, 03:45
23 ноября 2017, 09:15
23 ноября 2017, 11:47

Выбор дня
24 ноября 2017, 03:45
24 ноября 2017, 01:30
24 ноября 2017, 03:45
24 ноября 2017, 01:45
24 ноября 2017, 03:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
20 ноября 2017, 23:45
23 ноября 2017, 17:15
18 ноября 2017, 13:30
20 ноября 2017, 17:45
22 ноября 2017, 19:15
22 ноября 2017, 11:45
20 ноября 2017, 01:15

Интересное на сайте
10 августа 2012, 16:11
05 марта 2012, 12:57
15 февраля 2013, 14:25
22 февраля 2013, 16:53
21 февраля 2012, 10:22
12 июня 2011, 12:19
08 мая 2011, 16:24