Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Украина ты моя, южноафриканская. Что ждет ЮАР?

Четверть века назад, 10 мая 1994 года перестала существовать белая ЮАР: «южноафриканский Горбачев» Фредерик де Клерк передал власть «южноафриканскому Ганди» Нельсону Манделе. Парочка получила нобелевскую премию мира, но разговоры о «самой большой демократии Черного континента» быстро стихли. Страна уже 25 лет живет в ожидании «большой крови».

Оставим в стороне тему «массового убийства» белых фермеров. Убийства есть, массовость под вопросом. Во-первых, в ЮАР вообще много убивают, извините за цинизм. Но убийство десятка чернокожих парней в криминальной разборке в пригородах Йоханнесбурга или в Кейптауне еще недавно не было событием. А убийство белого фермера — событие общенациональное.

Во-вторых, крайне трудно доказать политическую или расовую составляющую преступления. Даже в случае убийства в 2010 году лидера Движения сопротивления африканеров (AWB) Юджина Тербланша суд остановился на версии «личной неприязни». А как оценить убийство, связанное с ограблением? Грабят ведь чаще белых: они богаче. Во всяком случае, эти ограбления вызывают больший резонанс.

В-третьих, фермеры-африканеры (буры) никогда не были робкими овечками, а сегодня создали глубоко эшелонированную оборону, включая разведку и контрразведку. Потенциальные налетчики знают, что шансы уйти (а если уйдут, то дожить до суда черных судей) у них невелики.

В-четвертых, на власти ЮАР произвел большое впечатление прошлогодний твит президента США Дональда Трампа, в котором тот сообщил о поручении госсекретарю Майку Помпео «разобраться с экспроприацией земли и высоким уровнем убийств фермеров». ЮАР не Сирия, по которой можно ударить, основываясь на материалах СМИ и того же твиттера, но и правящий Африканский национальный конгресс (АНК, ANC), и дюжина партий откровенных черных расистов не на шутку струхнули.

Скорее всего, временно, но на сегодня проблема «геноцида белых в ЮАР» снята.

Оставим в стороне и тему возможного переселения африканеров в Ставропольский край. Те африканеры и особенно англичане, которые готовы были легко сняться, покинули страну в 1990-х — начале 2000-х и осели в Голландии, Британии, Австралии. Те, кто остался, вгрызлись зубами в свою землю и так легко ее не отдадут. Делегации африканеров, которые разъезжают по миру в поисках «новой родины», похоже, выполняют совсем другую миссию: привлекают внимание и симпатии мира к своей судьбе. Это стало понятно в 2011 году, когда президент Грузии Михаил Саакашвили развернул бурную деятельность по переселению в страну «40 тысяч буров». Африканеры нахваливали чахохбили, кахетинское и «солнечную Джорджию» в целом, приняли практически в подарок несколько гектаров земли, но на этом всё и закончилось.

Тем не менее, летом прошлого года делегацию африканеров гостеприимно встречал Ставропольский край. Надо думать, не потому, что в Москве не понимают истинной цели миссии, но почему бы и не встретить? Самые надежные отношения те, где обе стороны имеют возможность использовать друг друга в своих целях. «Народная дипломатия» не входит в число важнейших инструментов, но и она «в копилку». Ахиллесова пята российского МИД — «сдержанность» в отношениях с оппозицией государств-партнеров. Но если они при этом считают себя демократиями, то в чем повод для «обид»?

Да, Россия с большим трудом заработала себе реноме прагматичного партнера, которого «абсолютно не заботят» внутриполитические расклады в той или иной стране, для России существуют только взаимовыгодные проекты и она готова работать с любой властью. Иракцы сильно морщились, вспоминая о сотрудничестве России с Саддамом Хуссейном, но, в конце концов, оценили то, что Москва легко и быстро предложила сотрудничество новым властям. Наверное так же, как предложит следующим, «если что». Принцип «Беспринципность это тоже принцип» — лучший для освоения, например, нефтяных месторождений. Тем важнее неформальные знаки внимания к оппозиции, наличие минимальных контактов, элементарного знакомства. Тем более что ЮАР — особый случай. Ситуация здесь может получить быстрое и неожиданное развитие.

И да, оставим в стороне кое-что еще. БРИКС. С избранием президентом Бразилии Жаира Болсонару, принципиального сторонника США и лично Дональда Трампа (насколько принципиальным может быть политик, сменивший девять партий) аббревиатуру организации, кажется, придется сократить, и не только до РИКС. Товарооборот России с ЮАР даже меньше бразильского и не дотягивает до $ 1 млрд в год. У Китая раз в 25 больше. Но США и Евросоюз, смирившиеся с китайской экспансией в Восточной Африке, очень ревностно относятся к проектам Пекина на юге континента. Проекты вязнут.

Несмотря на острейшие противоречия Китая и Индии (да и у России с обоими партнерами не всё гладко), эти три страны вынуждены считаться друг с другом, и любая площадка будет им полезной. А латиносов и африканцев, скажем прямо, к организации пристегнули «до кучи». В общем, аббревиатура РИК, созвучная английскому слову «стог» (rick): пучок соломы, «который не сломать», и всё такое, звучит не хуже, чем сомнительные для русского уха «кирпичи» (bricks). Это так — любителям всяких символов и каббалистики.

России следует готовиться к тому, что может случиться в ЮАР, к гражданской войне. «Цивилизованное человечество», несомненно, выступит против тех, кто «мечтает о возвращении апартеида». Россия же может встать на сторону тех, кто борется за свои человеческие права, за свое выживание. И тогда: золото и уран Южной Африки — наши. Лапидарно, до примитивности, зато по сути.

Небольшой экскурс в историю, без которого не обойтись.

В 1963 году, одной из первых своих резолюций Организация африканского единства (ОАЕ, ныне Африканский Союз, АС) признала африканеров коренным народом Африки и это объяснимо. В середине 17 века, когда голландцы начали осваивать Капскую колонию, здесь жили племена, действительные аборигены хомо сапиенс этих мест (в европейской литературе — бушмены, готтентоты, койсаны). В последующие 300 лет почти истребленные или смешавшиеся как с белыми («капские цветные»), так и с банту (посмотрите на фотографии народа коса, того же Нельсона Манделы: вы заметите даже характерную для бушменов монголоидную складку века — эпикантус). Одним словом, назвать африканеров «колонизаторами», не называя колонизаторами банту, было бы сложновато.

Во второй половине 18 века в районе реки Грейт-фиш продвигавшиеся на восток белые поселенцы столкнулись с двигавшимися с севера банту народности коса. В первых трех из 10 Кафрских войн коса даже удалось потеснить буров, среди которых уже были потомки доброй половины народов Европы. «На помощь» пришли англичане, оккупировавшие Капскую колонию в период Наполеоновских войн. Часть буров, не желавших жить под британским господством, ушла за реку Оранжевую и далее за ее приток Вааль и основала две республики: Оранжевую и Трансвааль. Часть «Трансоранжа» (например, знаменитое месторождение алмазов Кимберли) заняли англичане. Белые, бушмены и банту (племени тсвана) жили чересполосно, поэтому и здесь трудно установить границу «исконных» земель черных и белых.

В ходе Англо-бурской войны 1899−1902 годов англичане покорили две бурские республики, но вскоре создали из южноафриканских колоний (включая также Капскую и Наталь) де-факто независимый доминион Южно-Африканский Союз. 1960 год вошел в историю, как «год Африки», когда независимость получили сразу 17 французских, британских, бельгийских колоний континента. Чтобы избавить Лондон от соблазна передать власть черному большинству, в 1961 году белые провозгласили Южно-Африканскую республику. В 1965-м так же поступили белые Южной Родезии, но они продержались у власти только до конца 1970-х.

В начале 1960-х годов белое население ЮАР составляло около 26%, почти столько же «цветные» и индийцы, и только около половины приходилось на черных (банту). Причем африканеры с капскими цветными преобладали почти на двух третях территории страны — в менее населенной западной части — в Капской провинции, на большей части Оранжевого Свободного государства и в западном Трансваале. То есть там, где сосредоточена подавляющая часть полезных ископаемых, не считая каменного угля (правда, очень важного тогда для экономики, ввиду отсутствия нефти и газа). Стал вопрос о возможности раздела страны.

Но «жадность фермера сгубила»: белые отвергли планы (или, скорее, идеи) некоего справедливого раздела территорий и приняли политику апартеида — раздельного «развития» в границах одной страны. А именно, создали для черных с десяток автономий — «бантустанов» (официально «хоумлендов банту»), в которых «прописали» всех членов соответствующих племен. Некоторые из бантустанов состояли из полудюжины анклавов, и ни один бантустан физически не мог принять всех своих «жителей». Многие коса, зулу, сото, свази, тсвана, венда, тсонга и другие банту ни разу в жизни не видели этой своей «родины», но теперь жили и трудились в ЮАР на правах «полуиностранцев».

При этом в годы «жестокого гнета апартеида» средняя продолжительность жизни черных увеличилась до 64 лет против 38 лет в 1948-м, а к началу 2010-х в ЮАР без апартеида снова упала на 10 лет. Здесь, правда, собирает жатву ВИЧ, которым в Эсватини (Свазиленд), Лесото, Ботсване и ЮАР инфицированы до или уже свыше четверти черного населения. Их же лидеры предупреждают, что если черные не изменят своего отношения к беспорядочным половым связям, то господство белых вернется естественным путем из-за вымирания черных. Численность населения ЮАР, несмотря на высокую рождаемость, снижается уже 10-й год, в Эсватини демографические данные вовсе засекречены.

В середине 1970-х эта проблема еще не стояла, но взрывной рост численности черных вынудил власти ЮАР искать новое решение. В 1976 году Претория провозгласила самый крупный и территориально цельный бантустан Транскей народа коса независимым. Еще полтора года шли закулисные переговоры о том, на каких условиях ОАЕ (а за ней последовал бы и весь мир) признают новое государство. Совет Транскея требовал передать будущему Косаленду город Ист-Лондон и земли до Грейт-Фиш. Одновременно разрабатывались проекты границ, которые удовлетворили бы еще три народа банту юго-востока ЮАР: зулу, сото, свази — это 80% черного населения страны. Не составило бы большого труда разобраться и с севером Трансвааля. Но переговоры провалились.

Белые элиты решили, что смогут сохранить все свои земли и, по меньшей мере, экономическую власть, если договорятся с черными элитами. К концу 1980-х это привело к решению начать демонтаж апартеида. Несмотря на уже начавшееся в Зимбабве и бывшей Родезии уничтожение белых фермеров, а с ними и эффективного сельского хозяйства.

Активисты белого движения уверены, что они все еще контролируют ситуацию и могут вернуться к варианту раздела страны в случае угрозы необратимых изменений. Они отвергают обвинения в стремлении возродить апартеид: белые и капские цветные будут равноправными гражданами Государства Африканеров. Неприятие вызывают только «исламские радикалы» малайской общины. Но справедливости ради отметим, что эти радикалы гораздо лучше полиции борются с наркоторговлей и бандами в Кейптауне.

Интересны аргументы, согласно которым сама Капская провинция возникла как результат катастрофических последствий Тридцатилетней войны в Европе, и что волны переселенцев устремлялись в Южную Африку именно в годы войн. Отсюда «маленький шантаж»: если русские не поддержат африканеров, то Фолькстат (не проект автономии в Капской пустыне для нескольких десятков тысяч фермеров, а «большой» Фолькстат от Кейптауна-Капстада до Претории) будет готов принять миллионы… украинцев, «полмиллиона из которых прекрасно владеют оружием». Хотя на наш взгляд, противоречия (сугубо логического: «если…, то…») здесь нет: одно другому не мешает.

Аллену Даллесу приписывают цитату (нет, не в «доктрине Даллеса»): «Если человек понимает тенденции, его не запутать фактами».

В нашем случае и факты и тенденции едины: взрыв в ЮАР неизбежен. Вероятно, в течение пяти ближайших лет. Вопрос в том, что послужит спусковым крючком: принятие закона о принудительном и без компенсации изъятии земли у белых фермеров, приход к власти откровенно расистского правительства черных, или то и другое вместе — что вызовет взрыв уже гарантированно.

«Закон о земле» был принят парламентом в феврале прошлого года и предусматривал право любого черного заявить о том, что тот или иной участок был отнят у его предков. Основанием могут служить едва ли не племенные легенды, но ушлые адвокаты успели поместить объявления, обещая доказать в суде право любого черного на любой белый участок. Робкие надежды на то, что хотя бы в некогда бушменском Капе белым фермерам ничего не грозит, были быстро развеяны: люди, имеющие хоть каплю бушменской крови, стали получать выгодные предложения по участию в схемах.

Принятие закона произошло на фоне отставки вконец проворовавшегося президента Джейкоба Зумы, который большинство неудач (страны и личных) на полном серьезе объяснял колдовством. Например, поражение его партии на местных выборах в Западном Капе:

«Я не знаю, откуда они взяли удачу, возможно, это из-за колдовства, ведьмы практикуют колдовство по-разному».

Партнер по БРИКС, говорите? Лидеры 21 века?

Новый президент Сирил Рамапоса (Рамафоса) проявил рассудительность: «Первородный грех, осквернивший нашу страну колонизацией, следует искупить благим для Южной Африки способом».

И призвал белых граждан не паниковать (кстати, показав, что вполне отдает себе отчет в опасности законопроекта). Пока волноваться не о чем, нужно еще комиссию создать, поправки в конституцию внести и вообще, «насильственное изъятие» не значит «насильственный захват». Законопроект все еще не подписан, но и не отменен. Вопрос отложен в виду отрицательной реакции Евросоюза и США. Появилась в мире такая традиция: сразу после президентских выборов в США откладывать решение важных вопросов в ожидании результатов следующих выборов в США.

Тем не менее, результаты парламентских выборов в самой ЮАР показывают неумолимое падение популярности АНК. Выборы проходят раз в пять лет строго по пропорциональной партийной системе и без проходного барьера. Лидер победившей партии выдвигается на пост президента и пока, ввиду большинства АНК беспроблемно утверждается. Но на состоявшихся неделю назад очередных выборах результат АНК впервые опустился ниже 60% - до 57,51%. А поскольку партия потеряла почти 5% голосов и скандал следует за скандалом, перспектива набрать 50% в 2024 году под вопросом.

На втором месте удержался Демократический альянс (ДА), получивший 20,76% голосов (и тоже потерявший 1,5%). Это партия настроенных на продолжение «демократизации» белых, цветных, азиатов и образованных черных.

Бенефициаром последних выборов стала партия «Борцы за экономическую свободу» (БЭС, EFF), набравшая 10,79% (на прошлых — 6,35%). Ее почему-то называют «левой», хотя она такая же левая, как Национал-социалистическая партия Германии социалистическая. Это партия черных расистов. Ее лидер Джулиус Малема впервые попал в заголовки мировых СМИ, спев народную песню (никакой политики) «Убей бура». Показав себя отличным шоуменом, умеющим «делать события» — до этого песню исполняли на партийных съездах АНК, но никто на это не обращал внимания. Его последние перлы: «Время примирения окончено. Сейчас настало время справедливости» (по поводу земельного закона) и «Чернокожие полицейские не должны стрелять в чернокожих людей».

Удерживают свое влияние и этнические черные партии, например, зулусская Партия свободы Инката (3,38%). Но увеличил свое представительство и «Фронт свободы плюс» африканеров (2,44%). Картину завершает четкий географический электоральный раздел. Западный Кап — вотчина ДА, восток страны в руках АНК, БЭС и племенных партий. В трех самых слаборазвитых провинциях БЭС оттеснила ДА на третье место.

Большинство местных экспертов сходятся в том, что в случае политического кризиса АНК пойдет на союз не с ДА, поддерживаемым США и Евросоюзом, а с бывшим однопартийцем Малемой. Так, в ходе избирательной кампании генсек АНК Эйс Махашуле на голубом глазу призывал черных «никогда не голосовать за белых», потому что «белый человек никогда не изменит к лучшему жизнь черных». АНК — расистская организация. Ау, «африканский Горбачев», вот кому вы сдали страну.

Ценой альянса черных расистов станет «обоюдоприятная» попытка № 2 протолкнуть «земельную реформу», ограбить белых. Да, на фоне высокоразвитой промышленности сельское хозяйство ЮАР — «пустячок», но для африканеров, даже городских в двух поколениях, ферма — это символ национальной идентичности. Многие, что не слишком характерно для европейцев, знаются со своими троюродными и четвероюродными братьями только потому, что хотят хотя бы иногда съездить «на родину предков», вновь ощутить себя бурами.

Что со всего этого России? Особенно если идеи насчет особых видов на золото, уран, титан окажутся «влажными мечтами». Мы уже писали («Цена Крыма — Третья мировая. Но есть альтернатива»), что убедить Запад в пагубности его представлений об «исключительном праве» на изменение границ в мире поможет только «больше ада». Это не призыв к созданию проблем. Это призыв к решению проблем там, где Запад сделать это не в состоянии. Провал толерантного Демократического альянса на последних выборах в ЮАР тому подтверждение. Страна идет к другому варианту решения.

Альберт Акопян (Урумов)

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

317

Похожие новости
24 мая 2019, 09:00
24 мая 2019, 07:00
23 мая 2019, 21:00
23 мая 2019, 19:00
23 мая 2019, 19:00
24 мая 2019, 12:30

Выбор дня
24 мая 2019, 03:00
24 мая 2019, 09:00
24 мая 2019, 10:45
24 мая 2019, 04:30
24 мая 2019, 03:00

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
19 мая 2019, 22:30
18 мая 2019, 23:00
21 мая 2019, 01:00
17 мая 2019, 19:00
23 мая 2019, 02:30
20 мая 2019, 21:00
17 мая 2019, 20:30

Интересное на сайте
20 декабря 2010, 13:40
21 февраля 2012, 10:22
12 декабря 2012, 10:41
09 ноября 2012, 10:50
13 мая 2011, 16:08
12 декабря 2012, 10:37
15 марта 2012, 15:34