Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Украина — энергетический кризис 3.0

Итак, 24 сентября представитель президента в украинском правительстве Андрей Герус заявил о необходимости закупки угля «со всех направлений». Непосредственным поводом для этого, очевидно, стала блокада львовскими «активистами» поезда с углем из России. В целом, это первый случай, когда Киев публично, хотя и косвенно, признается в зависимости от угольных поставок из «страны-агрессора». Впрочем, повод для этого более чем существенный.

20 августа президент Украины Владимир Зеленский собрал совещание, на котором перед энергетиками был поставлен вопрос о снижении тарифов. Для убедительности на нем присутствовала почти вся коллекция украинских силовиков — от «антикоррупционной» прокуратуры (САП) до СБУ. Результат получился несколько неожиданным — вместо снижения тарифов основным предметом обсуждения стал нарастающий дефицит угля.

Так, 19 августа запасы угля на Украине составили 753,4 т, что на 46% меньше, чем на ту же дату годом ранее. Прежде всего, не хватало не ранее дефицитного антрацита (его запасы были даже несколько больше), а угля газовой группы. При этом из-за дисбаланса расхода и поставок (73 тыс. т в день против 49 тыс. т) дефицит быстро нарастал, увеличившись за «сутки совещания» на 2%.

На 2 сентября запасы угля на Украине были на 56% меньше, чем на ту же дату годом ранее. Неделю спустя — дефицит сократился до 54,4%. К 23 сентября ситуация выглядела так. Запасы составили 1 млн. 072,1 тыс. тонн, что на 55,7% (на 383,7 тыс. тонны) больше, чем в начале сентября, но на 36,9% (на 626 тыс. тонн) ниже прошлогодних.

В целом, запасы несколько выше, чем зимой 2014/15 (0,7 млн. т. на октябрь), когда дело дошло до веерных отключений, но ниже, чем перед началом блокады Донбасса 2016/17 (1,721 млн. т), приведшей к введению режима чрезвычайной ситуации в энергетике. При этом в первом случае Киев спасло разблокирование ЛДНР поставок по указанию Москвы и поставки угля из собственно РФ. Во втором — очередное наращивание поставок из России.

Сейчас мы наблюдаем энергетический кризис 3.0. — на фоне весьма неблагоприятных прогнозов синоптиков. Причин этого, как минимум, три.

Сколько именно угля добывается на Украине, вероятно, не знает никто. Как из-за высокой доли нелегальной добычи, так и из-за «особенностей» местной статистики.

По официальным данным, за прошлый год добыча энергетического угля в стране сократилась на 2,2% (631,5 тыс. тонн). Однако нюанс в том, что ООО «Краснолиманское», подконтрольное бизнесмену Виталию Кропачеву, с 5 сентября 2018 года перестало подавать данные о своей деятельности — предполагается, что это стоило официальной статистике минэнерго порядка полумиллиона тонн.

В этом году ситуация намного более очевидна. В январе-августе добыча энергетического угля сократилась на 9,1% (на 1 млн. 645,9 тыс. тонн) по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, при этом падение шло с ускорением (на июль снижение составило 6,1%).

В лидерах падения традиционно госшахты, демонстрирующие своего рода стабильность — если за прошлый год производство угля сократилось на 14,7%, то за первые семь месяцев этого — на 13,8%. Фундаментальная причина одна, и она банальна — цена в «госсекторе» 2500 грн. за тонну при себестоимости 3966 грн. Очевидно, здесь скверная геология, технологическая отсталость и традиционная коррупция нашли друг друга.

Вторая причина — введенные в апреле Россией (на которую в прошлом году пришлось 70% импорта угля, порядка 15 млн. т.) ограничения, действующие с июня. С этого месяца поставки угля на Украину возможны только по специальным разрешениям. В итоге поставки в июне снизились на 85,3% по отношению к июню 2018-го (до 129,3 тыс. тонн), в июле — выросли втрое, но, так или иначе, оказались на 51,6% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. В целом поставки составили 394,8 тыс. тонн.

Третья — бурная антикоррупционная деятельность. После смены власти резко активизировалось идущее с марта 2017-го расследование по схеме «Роттердам +», авторов которой обвиняют в нанесении потребителям ущерба на 18,9 млрд. грн. В июне заместитель Генпрокурора и руководитель САП Назар Холодницкий, якобы, установил, что «процессуальное руководство осуществляется неэффективно». Как результат, в следственной группе произошла «рокировка», давшая быстрые результаты.

Так, непосредственно перед совещанием у Зеленского были проведены обыски в офисе ICU (Investment Capital Ukraine). Все в целом должно было стать, очевидно, весомым аргументом в борьбе за снижение тарифов, однако на практике лишь дезорганизовало закупки.

Иными словами, ситуация чревата энергетическим коллапсом, при этом по традиции сослаться на козни предшественников не удастся (хотя администрация Петра Порошенко действительно сознательно создавала проблемы «сменщикам») — поставками угля весьма проблемному в этом смысле «Центрэнерго» занимаются именно структуры Игоря Коломойского.

При этом альтернативные российским поставки из «относительно ближнего зарубежья» выглядят сейчас в разы более проблемными, чем зимой 2014/15. Польша за истекший период успела превратиться из потенциального поставщика в страну, импортирующую угля больше, чем Украина (более 18 млн. т за прошлый год), причем на 70% уголь поставляется из России. Импорт из Казахстана и Киргизии возможен только через территорию РФ.

Единственным окном в ближнее зарубежье в этом смысле остается Белоруссия, нарастившая за прошлый год поставки каменного угля на Украину (включая антрацит) в скромные 980 раз, при том, что не добывает ни того, ни другого. При этом сейчас рост происходит в своеобразном контексте — по крайней мере в начале августа через Белоруссию отмечены поставки угля с Донбасса.

Однако возможности белорусского транзита в конечном итоге ограничены. В то же время поставки из дальнего зарубежья упираются в недостаток портовых мощностей.

При этом дефицит собственной генерации уже сейчас подтолкнул Киев к началу закупок электроэнергии во все той же Белоруссии.

Иными словами, сейчас Москва, уже не сдерживаемая крымским фактором, вполне явно давит на Киев — непосредственным поводом для этого вполне очевидно являются переговоры по транзиту газа. При этом не очень понятно, каким образом Украина в случае собственной недоговороспособности может избежать проблем при достаточной решимости Кремля.

Что же касается традиционно деструктивной, в первую очередь для самой Украины, деятельности Семёна Семенченко и Ко, то можно отметить, что энергетическая блокада Западной Украины — довольно интересная идея. Тем самым, националисты, генезис которых уходит в Галичину, отрезают западенские города от тепла и света, создавая благодатную почву для конфликтов между разными частями общества в западных областях Украины. Что же, тонна угля сейчас стоит скромные деньги с точки зрения инициирования столь перспективного курса.

Евгений Пожидаев

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

737

Похожие новости
13 ноября 2019, 15:30
12 ноября 2019, 19:30
13 ноября 2019, 05:30
13 ноября 2019, 09:30
12 ноября 2019, 21:30
13 ноября 2019, 17:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
09 ноября 2019, 01:30
09 ноября 2019, 15:00
09 ноября 2019, 17:30
08 ноября 2019, 17:30
07 ноября 2019, 15:30
11 ноября 2019, 17:30
10 ноября 2019, 05:00

Интересное на сайте
14 ноября 2012, 15:27
08 мая 2011, 16:24
10 августа 2012, 16:11
20 декабря 2010, 13:40
22 августа 2012, 10:54
28 апреля 2011, 16:31
12 декабря 2012, 10:37