Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Украина – НАТО: застой в отношениях обманчив

Отношения между Украиной и НАТО в последние два-три года выглядели неоднозначно. С одной стороны, постоянная декларативная поддержка киевской власти со стороны НАТО, заверения в дружбе и помощи. С другой – последовательный отказ предоставлять Киеву то, чего он так хочет: летальные вооружения, углубленную программу сотрудничества, особый статус в рамках партнерства и т.д. Собственно, это подтвердил и Раймундас Кароблис, министр обороны Литвы: «Сейчас, действительно, нет политической воли принять Украину и другие страны в НАТО. Во время конфликта лидеры НАТО думают, что это может привести к эскалации ситуации в регионе и что это не нужно. Для решения же вопроса по расширению НАТО нужен консенсус и политическая воля. К сожалению, в НАТО пока этого нет».

По многим формальным признакам ситуация напоминает, скорее, застой, чем бурное развитие. Однако на самом деле это обманчивое ощущение – сотрудничество идет и активно развивается. Другой вопрос, что оно прячется за крайне забюрократизированными формулировками отдельных документов, из которых не всегда понятно, а что же делается на самом деле. Яркий пример тому – подписанная 8 апреля П. Порошенко «Годовая национальная программа под эгидой комиссии Украина – НАТО на 2017 год». Кроме самой программы, были утверждены основные мероприятия и ориентировочный план ключевых встреч между представителями Украины и НАТО.

Формально этот ежегодный документ не сильно отличается от предыдущих – он традиционно затрагивает почти весь круг вопросов, связанных с жизнедеятельностью государства. Впрочем, от документа к документу отдельные акценты все же меняются, и обычно именно эти небольшие изменения говорят о реальных приоритетах альянса в сотрудничестве с Киевом.

Например, в программе 2015 года основная ставка была сделана на развитие сил Национальной гвардии Украины: предусматривалось ее оснащение не просто современным вооружением, но авиацией и спецтехникой, совместимой с аналогичными системами развитых государств, а также средствами противовоздушной обороны. Кроме того, акцент делался на масштабные программы обучения бойцов по всем основным направлениям подготовки.

Новая программа почти не упоминает Нацгвардию, а там, где такие упоминания есть, они касаются формальных вещей вроде совместных круглых столов, конференций, заседаний комиссий или проведений макрореформ (вроде реформы системы логистики). В новой программе основное внимание уделено двум аспектам – деятельности Министерства обороны и продолжению подготовки развития систем информационной борьбы.

Работа НАТО с МО Украины все больше напоминает даже не сотрудничество со «старшими товарищами», а полный переход украинской армии под контроль альянса. Если присмотреться к конкретным направлениям сотрудничества (даже оставляя за скобками постоянные упоминания о необходимости «переходить на стандарты НАТО» или хотя бы их «учитывать»), то это полный контроль со стороны Брюсселя над системой логистики, военной медсистемой, кадровой работой, подготовкой военнослужащих (в одном из пунктов программы прямо сказано: «...продолжать практику подготовки офицерских кадров тактического, оперативно-тактического, оперативно-стратегического уровней в военных учебных заведениях иностранных государств»).

Ежегодные совместные украинско-американские учения на Яворовском полигоне – важный элемент перехода ВСУ на натовские стандарты

Кроме того, предусмотрено огромное количество мероприятий по достижению совместимости между украинской армией и натовскими войсками. Иностранных советников планируют допустить ко всем традиционно закрытым сферам военной организации государства – подготовке сотрудников Сил специальных операций, созданию подробных карт местности, оценке сил и т.д. То есть те процессы, которые были запущены в 2014-2015 годах, сегодня приобретают законченную форму и непохоже, чтобы НАТО сбавляло обороты в вопросах жесткого контроля за всеми действиями украинского сектора безопасности и обороны.

Второе приоритетное направление сотрудничества – развитие сил информационной борьбы. Причем как информационно-психологической, так и технической (кибернетической). На этот год запланированы экспертные консультации Украина – НАТО по кибербезопасности, активизации работы в рамках Трастового фонда НАТО по кибертематике, по созданию интегрированной системы управления безопасностью и реагирования на киберинциденты (на базе СБУ и Госспецсвязи), созданию на базе СБУ киберполигона и т.д.

Интереснее обстоит ситуация с информационно-психологической составляющей. Если в предыдущих программах она чаще всего «стыдливо» была спрятана за формулировкой «информирование о деятельности НАТО», то теперь, кроме нее, появился целый блок, касающийся развития системы стратегических коммуникаций, которая и является политкорректным названием системы современной пропаганды. В комплексе действий на ее развитие – продолжение выполнения подписанной в 2015 году Дорожной карты по стратегическим коммуникациям между Украиной и НАТО, разработка стратегии публичной дипломатии (как части стратегических коммуникаций), разработка и внедрение механизма межведомственной системы стратегических коммуникаций, развитие потенциала страткома у структур сектора безопасности и обороны и др. То есть Киев не просто не собирается уменьшать уровень информационной агрессии по отношению к России и молодым республикам Донбасса – благодаря НАТО он лишь наращивает свой потенциал.

Впрочем, принятие этой программы – это пока один из пунктов перспективного плана на год, и что из него будет реализовано – пока не понятно. Зато формальные связи и характер сотрудничества между Украиной и НАТО выходят на четкую и системную основу, когда многие функционеры альянса проводят на Украине больше времени чем, собственно, в Брюсселе или других европейских столицах. О том, насколько интенсивным будет это сотрудничество, говорит и руководитель представительства НАТО на Украине Александр Винников: «В течение следующих нескольких месяцев мы надеемся провести Североатлантический совет во главе с генеральным секретарем в Украине. На прошлой неделе министр иностранных дел Климкин присоединился к своим коллегам по НАТО в Брюсселе на заседании министров иностранных дел, и мы надеемся, что в июне комиссия НАТО – Украина соберется в формате министров обороны. Более того, на уровне высокопоставленных официальных лиц у нас есть беспрецедентная ситуация, когда мы имеем встречу всех пяти рабочих групп комиссии, входящих в состав комиссии Украина – НАТО в течение двух месяцев, четыре из которых собираются в Украине – комитет по экономической безопасности, оборонно-технического сотрудничества, планирования на случай чрезвычайных ситуаций, а также науки и окружающей среды». То есть официальные форматы активно развиваются и набирают темп.

Однако главный вопрос: ради чего все это делается? Чем для НАТО является сегодня Украина? Очевидно, что это тот полигон, на котором отрабатываются тактика и стратегия борьбы альянса с Россией. Банально, в духе такого посыла: «А если мы сделаем вот так, то чем ответит Москва?» Для НАТО это некие гиперреальные учения, когда можно проверять реакцию противника, не тратя своих солдат и свою технику – за все это расплатится Украина.

Собственно Брюссель и не отрицает этого. «НАТО учится бороться с гибридными проявлениями на украинском опыте. Мы также разрабатываем платформу по борьбе с гибридными атаками», – заявила на днях заместитель генерального секретаря НАТО Роуз Геттемюллер. При этом практика точечной поддержки украинского сектора безопасности (дабы было чем отрабатывать эти «учения») продолжается. Например, продолжение программ совместных учений или направление западных инструкторов на Украину (которые нет-нет да и проговорятся, что едут не столько учить, сколько учиться). Или подготовка 700 украинских медиков по программе НАТО. Или выделение 1 млн. евро на развитие службы разминирования ГосЧС Украины. Или создание Центра кибербезопасности (не исключено, что на самом деле с сугубо атакующими функциями).

Все эти вложения (пусть и не гигантские, особенно на фоне расходов на оборону самих стран - членов альянса) способствуют тому, что Украина все больше теряет государственную субъектность, становясь его ресурсным придатком, поставляя ему жизни своих граждан в обмен на некую призрачную перспективу «членства в НАТО».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

373

Похожие новости
16 ноября 2017, 11:30
17 ноября 2017, 07:30
18 ноября 2017, 03:30
18 ноября 2017, 01:30
17 ноября 2017, 19:30
16 ноября 2017, 23:30

Выбор дня
18 ноября 2017, 03:15
18 ноября 2017, 01:30
18 ноября 2017, 01:45
18 ноября 2017, 03:15
18 ноября 2017, 01:15

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
14 ноября 2017, 21:15
12 ноября 2017, 17:00
14 ноября 2017, 21:15
12 ноября 2017, 11:30
11 ноября 2017, 21:00
12 ноября 2017, 19:15
11 ноября 2017, 15:00

Интересное на сайте
13 мая 2011, 16:08
17 мая 2013, 16:30
21 марта 2013, 11:02
12 июня 2011, 12:19
12 декабря 2012, 10:37
20 декабря 2010, 13:40
14 ноября 2012, 15:10