Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Трамп идёт санкциями на Иран: США противопоставляются миру

Вторая волна расширенных санкций Соединённых Штатов против Ирана 5 ноября вступает в силу. Она не накроет незамедлительно нефтегазовую отрасль Исламской Республики — главную мишень данной фазы ограничительных мер США. И, как считают многие эксперты, вряд ли сделает это в обозримом будущем. Но негативный эффект на иранскую экономику с её главной статьей пополнения госбюджета от продажи энергоносителей, так или иначе, уже имеет место быть. Причём он обозначился ещё за несколько месяцев до вступивших в понедельник в свои права американских санкций.

Аналитики говорят о снижении нефтеэкспорта Ирана примерно на 1 млн баррелей суточных поставок (с 2,5 млн барр. на момент объявленного президентом США Дональдом Трампом 8 мая выхода его страны из ядерной сделки). Хотя, по некоторым данным, объём выставляемого на внешний рынок иранского топлива просел лишь на на 300 тыс. баррелей — до 2,2 млн. EADaily писало о том, что на иранских танкерах начали отключать передатчики автоматизированной информационной системы (АИС), чтобы невозможно было определить маршрут судна со стороны, и перегружать нефть с танкера на танкер в море.

В любом случае, объёмы закупки «чёрного золота» сократили практически все основные партнёры Тегерана, включая крупнейшие азиатские экономики — Китай, Индия, Япония и Южная Корея. Две последние под нажимом заокеанского союзника были вынуждены ранее вовсе приостановить покупку иранского жидкого углеводорода. Пекин и Дели не разорвали связи с третьим по объёмам производителем нефти в ОПЕК, но пошли на существенное сокращение импорта.

Правительство Ирана старается успокоить внешних партнёров в связи с введёнными санкциями указанием на их «психологический эффект», но отнюдь не практическое воздействие на экономику страны и её политическую стабильность. Седативная риторика официального Тегерана не всегда достигает своих целей, однако её адресаты зачастую сами заинтересованы в провале американских санкций против ИРИ и поэтому готовы поддержать оказавшегося в затруднительном положении партнёра.

Существует принципиальное отличие нынешней ситуации вокруг Ирана от того, что имело место до заключения многостороннего соглашения по иранской ядерной программе (Совместный всеобъемлющий план действий, СВПД, подписанный в июле 2015 года США, Россией, Китаем, Великобританией, Францией, Германией и Ираном). В 2012 году, на пике коллективных санкций Запада (США + ЕС), Иран оказался в куда более худшем положении, учитывая широкий состав ополчившейся против него «западной коалиции» и сферы охвата санкций. Тогда Евросоюз ввёл нефтяное эмбарго против Ирана, а, помимо фронтальных ограничений в энергетической сфере, в отношении Тегерана применили очень болезненное для него средство изоляции — отключение в марте 2012-го от Международной межбанковской системы передачи данных (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications, SWIFT).

Ныне ЕС не поддержал антииранский санкционный порыв США, из ядерной сделки выходить не собирается и пошёл на создание финансового механизма для преодоления установленных Вашингтоном ограничений на торгово-экономические отношения с Тегераном. Правда, некоторым европейским заказчикам всё же пришлось отказаться от нефтяных контрактов с иранцами.

Иран в целом с толком для себя использует нынешний расклад сил и интересов в западном стане, указывая, что введением неподдержанных даже союзниками по НАТО санкций Соединённые Штаты сами оказались в «международной изоляции», хотя всеми силами пытаются вогнать в неё ИРИ. Американцы противопоставили себя остальному миру, пойдя на односторонний разрыв ядерной сделки, против которой настроены только самые ярые геополитические противники Ирана, коих единицы. Отсюда, какими бы «громкими» в официальных текстах Госдепа и Минфина США не были бы санкции в отношении Ирана, их практический эффект на самом деле может оказаться для администрации Трампа неудовлетворительным. Эксперты объясняют почему, приводя следующие факторы предсказуемого провала антииранских санкций.

Первой причиной, непосредственно экономического свойства, называется отсутствие возможности в ускоренном темпе и одновременно на длительную перспективу заместить выбывающие объёмы иранской нефти на мировом рынке сырья. Обнуление нефтеэкспорта Ирана, чего конечной целью добиваются США, носит строго гипотетический характер. Свести внешние поставки стратегического энергоносителя из Ирана к «абсолютному нулю» в любом случае не удастся.

Введение нефтяного эмбарго против Тегерана даже ближайшие союзники америкаанцев в Азии, которым пришлось приостановить контракты со своим традиционным поставщиком (Япония и Южная Корея), встретили в штыки. Отсюда вынужденное решение Вашингтона предоставить временную поблажку для отдельных стран, чтобы они могли постепенно уменьшить объёмы закупаемой у Ирана нефти до близких к нулевым уровням. По словам госсекретаря США Майка Помпео, некоторые страны, которые зависят от импорта иранской нефти, получили возможность продолжать её закупать при условии, что поставки будут постепенно сокращаться и в конце концов полностью прекращены. Перечень таких государств-бенефициариев официальный Вашинтон обещал представить сегодня. Ожидается, что в него войдут Италия, Индия, Япония, Южная Корея, Турция и другие партнёры США.

Так или иначе, но послабление Вашингтоном режима антииранских санкций для отдельных стран продемонстрировало лимиты стратегии администрации Трампа по изоляции Тегерана. Рынок ощущает пределы возможностей США — цена нефтяного барреля снижалась в предшествующие 5 ноября дни, хотя санкции против энергетической отрасли Ирана и растущие геополитические риски, казалось бы, должны были обозначить совершенно иной тренд.

Вторая причина — достаточно принципиальная поддержка Ирана со стороны ЕС, Китая и России. Европейские столицы, Пекин и Москва остаются в ядерной сделке и вводят дополнительные меры сопротивляемости односторонним шагам США. Брюссель запускает финансовый механизм обхода американских санкций, краеугольный элемент которого переход на взаиморасчёты с Ираном в евро, чтобы избавить от доллара торгово-экономические отношения с перспективным для европейцев 80-миллионным иранским рынком. Не прочь перейти на евро и одновременно свои национальные валюты в торговле с Тегераном и вторая экономика мира, а также Россия. Мировые державы готовы поддержать в этом масштабном начинании и ряд крупных региональных игроков с амбициями на вхождение в «клуб избранных». Это Индия, Турция и даже Пакистан, у которого в последнее время отношения с США переживают не самые лёгкие времена.

▼ читать продолжение новости ▼

Евросоюз создаст финансовый механизм для расчётов с Ираном в обход санкций США, говорится в совместном заявлении России, Великобритании, Франции, Германии, Китая, ЕС и Ирана от 24 сентября по итогам министерской встречи «на полях» 73-й сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке. Также участники встречи подтвердили, что будут защищать свои компании от вторичных санкций США за сотрудничество с Ираном.

Третьим фактором следует отметить в целом благоприятный для Тегерана фон по всему периметру иранских границ в том, что касается желания сопредельных шиитской державе стран продолжить с ним торгово-экономические отношения, невзирая на риски собственного попадания под санкционное давление США. Ни одно государство, имеющее общую сухопутную и морскую границу с Ираном, за исключением отдельных арабских монархий Персидского залива, не готово идти на поводу нынешней администрации Белого дома. Недавний визит советника президента США по национальной безопаснсти Джона Болтона в южнокавказские республики засвидетельствовал эту реальность в конкретном регионе у самых границ Ирана.

Далее нельзя не указать на царящий в арабских рядах противников Ирана разброд и внутренние противоречия, не позволяющие пока Трампу обозначить эффективную изоляцию ИРИ даже на этом ближневосточном направлении. Катар и Оман всеми силами пытаются сохранить отношения с Ираном вдали от санкционного нажима США и внешнеполитических капризов Саудовской Аравии. Кувейт и Объединённые Арабские Эмираты менее принципиальны в данном вопросе, но и они, несмотря на самые близкие связи с Эр-Риядом, не в восторге от взятия находящейся под боком мощной военной силы в экономическую блокаду. Если иранцы начнут прорывать последнюю, то будут это делать с помощью военно-политического инструментария. А тогда зажиточные Кувейт и ОАЭ непременно станут прифронтовыми государствами со всеми вытекающими из этого для них последствиями. Помимо прочего, аравийцы так и не смогли привлечь на свою сторону Ирак, хотя подобные попытки на этом направлении предпринимались весьма настойчивые. Новое правительство в Багдаде, как можно понять по его первым шагам, сохраняет прежний курс, пытаясь занять наиболее прагматичную позицию: развитие торгово-экономических связей с Ираном при тактических уступках Соединённым Штатам в вопросе снижения уровня отношений с Тегераном в сфере военного сотрудничества.

Понимая лимиты давления на соседей Ирана и его крупнейших экономических партнёров, США всё же не намерены отступать от намеченной стратегической цели — максимальное ослабление ИРИ изнутри перед назревающим в регионе масштабным военным столкновением. Послабления в режиме соблюдения антииранских санкций третьими странами, конечно, послаблениями, но они носят дозированный характер и охватывают ограниченный круг государств, с коими США не хотят портить отношения. Дабы подчеркнуть свой конфронтационный настрой против Ирана и развеять у партнёров иллюзии по части склонения к примирительному тону, администрация Трампа в преддверии начала точки отсчёта второй волны санкций анонсировало несколько шагов.

Объявлено о восстановлении всех ограничений в отношении Ирана, которые были отменены в результате ядерной сделки 2015 года. В заявлении Белого дома говорится, что санкции станут самыми жёсткими, когда-либо действовавшими против этой страны, и будут направлены против отраслей судоходства, энергетики и банков Ирана. 5 ноября санкционное досье США против Ирана пополнится новыми 700 юридическими и частными лицами ИРИ. Вашингтон будет также добиваться отключения Тегерана от SWIFT и не исключил, что сама эта межбанковская система может стать мишенью для американских санкций.

Министерство финансов США ведёт переговоры с руководством системы SWIFT, которая обеспечивает основную часть денежных операций в мире, по отключению Ирана от сети. Об этом заявил глава американского Минфина Стивен Мнучин 21 октября. По его словам, Вашингтон оказывает давление на SWIFT, чтобы отключить Иран от системы, как это было в 2012 году, до заключения тремя годами позже ядерной сделки. При этом, хотя США не имеют большинства в совете директоров SWIFT, администрация Трампа может ввести санкции против этой системы, если она не отключит Иран. «Наша цель — убедиться, что транзакции, на которые распространяются санкции, не проходят через SWIFT или какой-либо другой механизм», — пояснил тогда Мнучин.

Сложившаяся ситуация крайне тревожна. С одной стороны, антииранские ястребы в Белом доме и персонально Трамп не могут не понимать пределы давления США на противников срыва ядерной сделки. Никого насилу невозможно втолкнуть в ряды стран, поддерживающих и неукоснительно соблюдающих санкции по указке из Вашингтона. Степень независимости отдельных партнёров США в Европе и за её пределами от принимаемых за океаном решений остаётся низкой, однако в данном случае очевидным нарушителем действующего международного соглашения (СВПД) оказалась именно американская сторона. С другой — многое указывает на настроенность республиканской администрации США идти до конца и в вопросе давления на третьи страны, и в деле провоцирования фундаментальных политических изменений внутри Ирана.

В свою очередь, такой настрой команды Трампа успеть за отведённые ей первые четыре года в Белом доме нанести Тегерану максимально чувствительный урон и в экономическом, и в политическом плане вынуждает иранское руководство реагировать в соответствующем ключе. При этом ответ ИРИ будет носить асимметричный характер — жёсткие санкции американцев будут встречены иранцами не менее твёрдым курсом на повышение собственной обороноспособности, изыскивание слабых мест в системах безопасности союзников США на Ближнем Востоке. Как следствие, происходит неуклонное втягивание всех участников противостояния в воронку регионального вооружённого конфликта.

Достаточно вспомнить, что, несмотря на старания правительств своих стран и наднациональных органов ЕС, корпорации Старого Света потянулись «на выход» из Ирана, опасаясь санкционного гнева США. Компании Maersk, Peugeot, Renault, Siemens, Total сворачивают бизнес с ИРИ. А это, пожалуй, один из самых серьёзных признаков приближающейся военной эскалации вокруг Ирана.

Ближневосточная редакция EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

176

Похожие новости
21 ноября 2018, 16:30
21 ноября 2018, 17:45
21 ноября 2018, 16:30
21 ноября 2018, 16:30
21 ноября 2018, 12:30
21 ноября 2018, 03:45

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
19 ноября 2018, 09:45
20 ноября 2018, 01:15
15 ноября 2018, 07:15
17 ноября 2018, 15:15
19 ноября 2018, 18:30
18 ноября 2018, 19:15
18 ноября 2018, 07:15

Интересное на сайте
28 января 2014, 16:31
23 июля 2013, 12:40
28 апреля 2011, 16:31
17 мая 2013, 16:30
27 июля 2012, 16:20
21 февраля 2012, 10:22
06 февраля 2010, 17:37