Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Торговые отношения Турции с США и механизмы американского давления

Турция — не крупный, но растущий торговый партнер США. В 2018 году двусторонняя торговля товарами с Турцией составила менее одного процента во всей внешней торговле США. В этом году США экспортировали в Турцию товаров на $ 10,2 млрд — это гражданские самолеты, двигатели и запчасти; отходы и лом; хлопок; каменный уголь; продукты нефтепереработки. Американцы импортировали из Турции на $ 10,3 млрд — железо и сталь; ковры; продукты нефтепереработки; и изделия из камня. Двусторонние торговые отношения более важны для Турции, чем для Соединенных Штатов. В 2017 году Соединенные Штаты были для турок четвертым по величине экспортным рынком (5,5%) и импорта (5,1%). Для сравнения, Европейский союз, как целое, является ведущим торговым партнером Турции с 47,8% турецкого экспорта и 36,4% импорта.

В 2018 году объем двусторонней торговли услугами между США и Турцией составил $ 5 млрд. Экспорт услуг США в Турцию с большим сальдо стоил $ 3,1 млрд, a импорт из Турции — $ 1,8 млрд. В этой части значительную часть экспорта услуг США в Турцию составили сборы за использования права интеллектуальной собственности.

Прямые иностранные инвестиции США в Турцию составляют менее 0,1% всех прямых иностранных инвестиций США за рубежом. В 2017 году в Турции на предприятиях американских ТНК было занято 55 тысяч человек.

Турция служит региональной базой для бизнеса США. В 2018 году Турция заняла 9-е место среди быстрорастущих потребителей прямых иностранных инвестиций США. Согласно турецким источникам, в период 2003—2018 годов американские прямые иностранные инвестиции в совокупности составили 8,8% от всех входящих в Турцию прямых иностранных инвестиций. В этот период доля ЕС составила 68,6%.

В 2017 году Соединенные Штаты имели в основном открытый рынок для Турции. 79,3% турецкого сельскохозяйственного экспорта и 68,7% турецкого несельскохозяйственного экспорта вообще были беспошлинными. Сложности в торговле Турции с США начались с тарифной войны, открытой президентом Дональдом Трампом. В марте 2018 года впервые был установлен 25% тариф на импорт турецкой стали в США в соответствии с общей тарифной политикой, введенной Трампом. В августе 2018 года президент Трамп специально для Турции удвоил тарифы на сталь до 50% под предлогом того, что импорт турецкой стали не снизился так сильно, как ожидалось, а использование американских стальных мощностей не достигло целевого уровня. Некоторые наблюдатели уже тогда утверждали, что удвоенный тариф на турецкую сталь стал американской штрафной санкцией за уголовное преследование в Турции одного американского пастора. Трамп требовал его освобождения. В октябре 2018 года пастор был освобожден, и в мае 2019 года президент Трамп снизил тарифы на сталь для Турции до 25%, ссылаясь на снижение импорта стали в США из этой страны.

Но 14 октября 2019 года после очередного вторжения Турции на северо-восток Сирии президент США Дональд Трамп вновь объявил о планах введения санкций против Турции и для начала поднял тарифы на импорт стали из Турции с 25 до 50%. Пока администрация Трампа подавала в Конгресс заявку на санкции, турки прекратили военную операцию в Сирии, что побудило администрацию Трампа вернуться к тарифу в 25% в отношении турецкой стали.

В 2018 году Турция была двенадцатым по величине поставщиком стали в США (2,6% всего импорта стали США). Из-за роста тарифа на 25% 2018 год показал снижение импорта турецкой стали на 35,1% в сравнении с 2017 годом. Исторически Соединенные Штаты были главным направлением турецкого экспорта стали. Из-за тарифной политики Трампа Турции пришлось переориентировать экспорт своей стали на другое рынки, прежде всего на Европу.

Турция предприняла ответные меры на новую тарифную политику США. В июне 2018 года Турция применила новые тарифы в диапазоне от 5% до 40% на импорт из США на $ 1,8 млрд. Турция повысила тарифы на импорт американских продуктов питания, бумагу, пластик, конструкционную сталь, машины и транспортные средства. После удвоения Трампом тарифов на сталь в августе 2018 года, Турция скорректировала свои тарифы на импорт из США в диапазоне от 4% до 140%. После снижения тарифов США на турецкую сталь, Турция пересмотрела ответные тарифы по ставкам от 4% до 70%. Тарифные меры США стали предметом разбирательства в ВТО. Турция присоединилась к жалобе ЕС на новые импортные тарифы США, а также подала собственную жалобу в августе 2018 года против удвоения американцами тарифов на турецкую сталь.

В США стали утверждать, что американские фирмы сталкиваются с проблемами ведения бизнеса в Турции. Торговый представитель США назвал следующие претензии:

— бюрократия и ослабление верховенства закона;

— «принудительные» локализационные барьеры в торговле, такие, например, как требование хранить личные данные граждан Турции на территории Турции;

— высокие средние сельскохозяйственные тарифы — 41,8% у Турции против 5,3% у США;

— повышения тарифов в нескольких секторах, которые находятся в пределах компетенции ВТО;

— неадекватный режим прав на интеллектуальную собственность, включая роль Турции как источника и перевалочного пункта для контрафактных товаров.

В мае 2019 году администрация Трампа вывела Турцию из Общей системы преференций (Generalized System of Preferences, GSP) — американской программы торговли и развития, которая предоставляет невзаимный беспошлинный режим для определенных видов импорта в США из развивающихся стран. Президент Трамп указал на рост экономики Турции, критерии развития, величину ВВП на душу населения, как причину прекращения права Турции на американскую привилегию для развивающихся стран.

В 2018 году Турция была пятым по величине пользователем программы GSP, хотя товарооборот между Турцией и США в рамках этой программы был относительно невелик — $ 1,9 млрд в общем объеме турецкого мирового экспорта, равного $ 168 млрд.

Во время президентства Барака Обамы власти Турции стремились договориться о соглашении свободной торговли с США. Здесь турецкий интерес подогревался идущими переговорами между США и ЕС по зоне свободной торговли (TTIP). Дело в том, что в рамках таможенного союза с ЕС Турция связана общим внешним тарифом ЕС с «третьими странами». В результате Турция должна открывать свой рынок странам, у которых с ЕС есть торговые соглашения, на условиях, согласованных ЕС с этими странами. При этом эти страны не предоставляют Турции взаимный доступ к своим рынкам. Потенциальный дисбаланс имеет растущее значение для Турции, поскольку ЕС ведет переговоры о торговых соглашениях со многими крупными странами. В итоге Турция и ЕС выразили заинтересованность в пересмотре условий таможенного союза, чтобы убрать этот дисбаланс. Однако политические трения между Турцией и ЕС делают перспективы подобного пересмотра неопределенными.

Администрация Трампа прекратила переговоры по TTIP с Евросоюзом. В итоге с этой стороны проблема для Турции ушла. Вместе с тем, у турок остается интерес к заключению двустороннего торгового соглашения с США. Перспективы подобного соглашения могут быть связаны с улучшением двусторонних отношений по другим вопросам. Турецкая заинтересованность открывает возможности для американского давления. В октябре 2019 года Трамп вместе с объявлением планов удвоения тарифов на турецкую сталь также сообщил о немедленной остановке торговых переговоров с Турцией. Через месяц в ноябре 2019 года президент Трамп предложил президенту Турции Эрдогану вернуться к возобновлению торговых переговоров, но при определенных условиях.

Таким образом, американо-турецкие торговые связи относительно невелики для масштабов США, и их дальнейшее расширение зависит от турецкого решения по ряду политических вопросов в интересах американцев.

В 2018 году Турция была девятнадцатой по величине экономикой в мире. С 1995 года Турция снизила свои торговые барьеры после вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО) и заключения таможенного союза с ЕС, что открыло свободное перемещение товаров между Турцией и ЕС, за исключением продукции сельского хозяйства, угля и стали. Турция имеет хорошо диверсифицированную экспортную базу, но сильно зависит от импорта энергоносителей. Во многих случаях турецкие фирмы занимают позиции в конечных пунктах глобальных цепочек производства готовых продуктов, используя промежуточные ресурсы извне. Исключением до последнего времени являлся разве что турецкий автопром, который поставляет компоненты для крупнейших мировых производителей автомобилей.

После финансового кризиса 2000-х годов турецкая экономика в значительной степени восстановилась. Но несмотря на экономический рост, Турция продолжает сталкиваться с проблемами, в том числе, из-за значительного долга, номинированного в иностранной валюте, и высокой инфляции. В конце 2018 года валютный кризис в Турции подорвал доверие инвесторов. Экономический рост замедлился, и турецкое правительство занялось экспансионистской политикой для стимулирования своей экономики. Для экономики Турции сохраняются риски из-за внутриполитической неопределенности и внешнеполити­ческой напряженности.

Ближневосточная редакция EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

391

Похожие новости
04 августа 2020, 12:15
04 августа 2020, 15:45
04 августа 2020, 20:15
04 августа 2020, 12:15
04 августа 2020, 10:15
04 августа 2020, 10:15

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
30 июля 2020, 01:45
29 июля 2020, 20:15
03 августа 2020, 20:15
31 июля 2020, 03:45
01 августа 2020, 09:45
01 августа 2020, 01:45
02 августа 2020, 04:15

Интересное на сайте
02 ноября 2011, 15:09
12 декабря 2012, 10:37
28 января 2014, 16:31
17 мая 2013, 16:30
13 апреля 2013, 10:41
31 января 2013, 11:27
08 мая 2011, 16:24