Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Торговая война Китая и США тянет в рецессию экономику Германии

Крупнейшая экономика Евросоюза испытывает серьезные проблемы по мере того, как Китай и США вводят все новые пошлины на взаимную торговлю, а новую порцию проблем для Германии может принести Брексит по ускоренному сценарию. Ожидания рецессии в немецкой экономике усилились после того, как по итогам второго квартала ВВП Германии сократился на 0,1%. Если спад будет зафиксирован и в завершающемся 30 сентября третьем квартале, факт рецессии будет признан по формальным показателям. Пока резкое замедление немецкой экономики связано главным образом с внешними факторами — внутренний рынок Германии держится достаточно уверенно. Однако на быстрое восстановление мировой торговли рассчитывать сложно, а проблемы немецкой экономики уже начинают оказывать влияние на другие страны Евросоюза.

Согласно сентябрьском прогнозу немецкого Института макроэкономики и исследования конъюнктуры (IMK), экономика страны находится в состоянии «острой угрозы рецессии» — ее вероятность оценивается в 59,4%, хотя еще в августе этот показатель был равен 43%. Мюнхенский институт экономических исследований Ifo прогнозирует снижение объема ВВП в Германии в третьем квартале на 0,1%, а Институт экономики в Киле ожидает еще более значительное падение — 0,3%.

В середине сентября также был опубликован прогноз ОЭСР, согласно которому в этом году ВВП Германии вырастет всего на 0,5%, а в следующем году ожидается рост на 0,6%. Это существенно хуже, чем ожидаемый рост в еврозоне в целом (соответственно, 1,1% и 1%) и в сравнении с предшествующим прогнозом. Предыдущий прогноз ОЭСР оценивал рост экономики Германии на 0,7% в 2019 году и на 1,2% в 2020 году.

Основное давление на экспортно-ориентированную немецкую экономику создает сокращение мировой торговли, прежде всего из-за торговой войны между Китаем и США. Признаки проблем были заметны уже в прошлом году, когда стал сокращаться объем новых экспортных заказов для немецких предприятий, упав до уровня конца 2016 года. Одновременно стала замедляться динамика германской промышленности, особенно в таких отраслях, как машиностроение, фармацевтика и химпром. В июле, когда было зафиксировано снижение индекса промышленного производства на 0,6%, ряд руководителей крупнейших немецких компаний по производству автокомплектующих сообщали о том, что реалии оказались хуже их пессимистических сценариев. Сокращение заказов у автоконцернов ударило и по бизнесу крупнейшего в мире химического концерна BASF, который по итогам второго квартала сообщил о почти двукратном сокращении операционной прибыли и в связи с этим ухудшил прогнозы на весь 2019 год.

«Слабость в промышленности распространяется как нефтяное пятно на другие отрасли экономики. Слабость конъюнктуры уже сказывается и на рынке труда: рост безработицы в ФРГ фиксируется четвертый месяц подряд», — цитирует немецкое информагентство Deutche Welle эксперта института Ifo Тимо Вольмерсхойзера. Ожидают рецессии не только экономисты: согласно августовской оценке Ifo, индекс деловых настроений в Германии снизился в пятый раз подряд, опустившись до минимума с ноября 2012 года.

Китай стал главным торговым партнером Германии в 2016 году, потеснив США, которые сразу переместились на третье место после Франции. Сокращению доли США способствовала протекционистская политика Дональда Трампа, который был недоволен почти двукратным отставанием американского импорта в Германию от объемов немецкого экспорта в США (на 2015 год, соответственно, 60,7 млрд и 113,2 млрд евро). Напротив, в случае с Китаем перед немцами стояла задача сократить дефицит взаимной торговли, который в 2015 году составлял 20,6 млрд евро. За последние три года благодаря росту немецкого экспорта в КНР эта диспропорция заметно снизилась: в прошлом году объем китайского импорта в Германию составил 106,2 млрд евро, экспорт немецких товаров в Китай достиг 93,1 млрд евро, в том числе благодаря немецкому автопрому. Ровно год назад под влиянием торговой войны Германия стала лидером по экспорту автомобилей на рынок Китая. В целом Китай в прошлом году сохранил первое место по общим объемам торговли с Германией, опережая Нидерланды (189,4 млрд евро) и США (178 млрд евро).

Но уже в феврале этого года Германия столкнулась с падением объемов внешней торговли — экспорт сократился на 1,3% к тому же месяцу 2018 года, а импорт упал на 1,6%. По данным на середину августа, немецкий экспорт сократился уже на 5,1% к аналогичному периоду предыдущего года (до $ 632.9 млрд), такими же темпами снижалось и промышленное производство. «Ослабление мировой торговли, глобальная борьба в автомобильной промышленности, Брексит и экономические проблемы Китая приближают для Германии идеальный шторм», — прокомментировал в августе для CNN Кит Джакс, эксперт по вопросам стратегии французского банка Societe Generale.

В начале сентября с двухдневным официальным визитом в Пекине побывала канцлер Германии Ангела Меркель, которой пришлось занимать очень непростую линию в переговорах с руководством КНР. С одной стороны, на поддержку Меркель рассчитывали активисты протестов Гонконге, направившие канцлеру Германии письмо с напоминанием о международной кампании по поддержке борцов за гражданские права в ГДР три десятилетия назад. С другой стороны, представители немецкого бизнеса заявили о проблемах с бюрократией при ведении бизнеса в Китае. В ходе переговоров с премьером Госсовета КНР Ли Кэцяном Меркель заявила, что для урегулирования ситуации в Гонконге сторонам нужно воздерживаться от насилия, одновременно призвав «не препятствовать процессу развития Китая». Кроме того, немецкий канцлер выразила надежду, что в скором будущем будет заключен договор о защите инвестиций между Китаем и Евросоюзом.

Что же касается экономических отношений Германии и США, то здесь один из наиболее негативных ожидаемых сценариев — введение 25-процентных пошлин на ввоз немецких автомобилей и автокомплектующих в Америку. О соответствующих планах Дональд Трамп заявил в феврале, однако они были отложены на полгода после того, как Еврокомиссия заявила об ответных мерах в виде пошлин на американский экспорт в объеме 20 млрд евро. Этот тайм-аут истекает в середине октября.

Еще одним серьезным риском для немецкого и в целом европейского автопрома является Брексит. Несколько дней назад Европейская ассоциация автопроизводителей (EAMA) выступила с обращение, которое подписали 23 автоконцерна, где сказано, что в случае жесткого сценария выхода Великобритании из Евросоюза автомобильную промышленность ждет «подлинное землетрясение». Возможное восстановление таможенных барьеров приведет к громадным издержкам автопроизводителей, и Германия окажется в числе наиболее пострадавших, учитывая ее значительные инвестиции в британский автопром (например, в такие компании, как «Бентли», «Роллс-Ройс», «Мини»).

Известный экономист Нуриэль Рубини, один из тех, кто предсказал глобальный кризис 2008 года задолго до его начала, считает, что жесткий Брексит может стать спусковым крючком для всей европейской экономики. В одной из своих последних статей он отмечает, что еврозона уже страдает от резкого замедления темпов роста экономики и охвачена рецессией в промышленности, а Нидерланды, Бельгия, Ирландия и Германия в действительности очень сильно зависят от британского экспортного рынка. Было бы наивно думать, полагает Рубини, что радикальный сценарий Брексита затронет только британскую экономику.

Некоторые эксперты констатируют вхождение немецкой экономики в стадию рецессии, не дожидаясь официальной статистики за третий квартал. Например, к такому выводу приходит американский экономист Майк О’Салливан в статье для журнала Forbes, опубликованной на минувшей неделе после того, как индекс промышленного сектора PMI упал до десятилетнего минимума, спровоцировав снижение биржевого индекса Dax более чем на 1%. Среди причин, которые спровоцировали замедление немецкой экономики, экономист также называет глобальное ухудшение условий торговли, однако, отмечает он, у Германии, есть ряд преимуществ. В частности, это низкий объем государственного долга (около 60% ВВП — существенно ниже, чем во многих других странах Евросоюза), сравнительно невысокая безработица, которая сейчас находится на минимальном с момента объединения страны уровне в 4,9%, и значительные бюджетные возможности. Нельзя забывать и о сильном внутреннем рынке — несмотря на существенный спад в производственной сфере, потребление пока остается в плюсе. По данным Ассоциации автомобильной промышленности Германии (VDA), в первом полугодии в стране было продано 1,849 млн новых автомобилей, что стало лучшим результатом января-июня с начала десятилетия.

Проблема, полагает Майк О’Салливан, заключается в том, что пока Германия не спешит воспользоваться всеми этими преимуществами, в то время как негативные тенденции в ее экономике уже оказывают влияние на ключевые показатели у соседей, например, во Франции. Политические реалии, по мнению автора Forbes, сдерживают более активное участие государства в стимулировании роста экономики. После предстоящего ухода в отставку Ангелы Меркель Германия впервые за три десятилетия останется без доминирующей политической фигуры — ее ожидаемый преемник Аннегрет Крамп-Карренбауэр не обладает такой же харизмой, а по краям политического спектра усиливаются такие партии, как «Зеленые» и правая «Альтернатива для Германии».

Одна из главных баталий, связанных с экономической политикой, в новой немецкой конфигурации развернется вокруг все того же автопрома. Прошедший недавно очередной Франкфуртский международный автосалон (IAA) был отмечен бурными протестами экологических активистов под лозунгами в духе «Лишить власти автоконцерны!» — в этих мероприятиях, по оценке немецких СМИ, приняли участие порядка 25 тысяч человек. Ангела Меркель, выступая на открытии выставки, заявила, что автопром должен сконцентрироваться на производстве более эффективных и более экологичных машин, однако уже очевидно, что обратной стороной этого курса станет сокращение рабочих мест в отрасли. Как подсчитал недавно институт Center Automotive Research, последовательный переход на электромобили приведет к тому, что к 2030 году в немецком автопроме будет работать 709 тысяч человек вместо нынешних 834 тысяч. Министерство финансов Германии уже работает над планами по поддержке промышленной реструктуризации, однако главы трех земель, где находится большинство автомобильных заводов Германии, — Нижней Саксонии, Баварии и Баден-Вюртемберга — считают действия федерального правительства слишком нерешительными, сообщает Deutche Welle.

На этом фоне в Германии все более активно звучат предложения об отмене антироссийских санкций. На минувшей неделе на конференции «Пять лет санкций против России — как выйти из взаимной блокады?» за сближение с Россией высказались представители ряда политических сил страны — Социал-демократической партии, Свободной демократической партии, Партии левых, Христианско-социального союза, а до этого о значительном ущербе от российских контрсанкций в интервью газете Rheinische Post заявил глава партии Христианско-демократического союза в федеральной земле Тюрингия Майк Моринг.

Олег Поляков

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

308

Похожие новости
20 октября 2019, 02:30
19 октября 2019, 15:30
19 октября 2019, 20:30
19 октября 2019, 22:00
19 октября 2019, 06:00
19 октября 2019, 12:00

Выбор дня
20 октября 2019, 02:00
20 октября 2019, 02:00
20 октября 2019, 02:30
20 октября 2019, 00:30
20 октября 2019, 00:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
13 октября 2019, 09:30
16 октября 2019, 01:30
14 октября 2019, 19:30
14 октября 2019, 01:30
18 октября 2019, 20:00
16 октября 2019, 10:00
13 октября 2019, 13:30

Интересное на сайте
13 апреля 2013, 10:41
02 ноября 2011, 15:09
14 декабря 2010, 14:20
20 декабря 2010, 13:40
23 июля 2013, 12:40
03 мая 2011, 12:43
14 декабря 2013, 14:21