Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Тайны войны 1812-го года

Вот такой цикл интересных статей есть на ДЗЕНЕ, по адресу: https://zen.yandex.ru/id/5f4a2...Конечно есть какие-то неточности, фантазии, но мысли интересные, оригинальные, хотя и не новые. Но кто его знает, может как раз они и имеют более реальный смысл. Статьи решил объединить в одну...

Наконец появилась вся правда об Отечественной войне 1812-го года, как об одной из главнейших фальсификаций нынешней исторической «науки». Эту историческую ложь можно сравнить с ярмом, одетым на русского человека, которое он попытался сбросить в революциях 1917-го года. Но не получилось, он опять попал в подобное крепостничество, хотя и обновлённое сначала идеей коммунизма, а потом псевдодемократии.

 

Французская медаль с профилем Наполеона "За взятие Москвы". Кресты куполов тогдашней Москвы на медали совсем иные, что говорит и об ином тогда государстве, столицей которого была Москва.

Русский народ тогда защищал не романовский царский режим, а всё своё обширное русское Отечество и из великороссов, и из малороссов, и казаков (казахов), и калмыков, и башкир, и татар, сплотившихся вокруг Москвы. Русская империя в то время была представлена двумя столицами: Москвой и Петербургом, также, как, например, и Св. Римская империя, ликвидированная (в 1806-м году) как раз перед Великим походом Наполеона, состояла из многих столиц. А раз две столицы, значит, – два правительства и два государства: Европейская Россия со столицей в Петербурге и Московская Тартария, но под началом одного монарха. Поскольку же Москва, как столица Московской Тартарии, была на территории Европейской России, то это и сыграло на руку историческим фальсификаторам, скрывавшим до сего времени правду о становлении нашей страны.

На памятнике 1913-го года «Благодарная Россия – Героям 1812 года» в Смоленске изображена именно Россия, как страна до Уральских гор и даже без Астрахани и Казани. Получается, тогда ещё помнили, что Смоленск был в составе России, а вот земли за Волгой входили уже в Руссию или в Московскую Тартарию. Вот потому империя и Российская, и Русская, оттого и на Западе страна называется не Россией, а Руссией (Russia).

 

Памятник «Благодарная Россия – Героям 1812 года» г. Смоленск. Установлен в честь 100-летия войны в 1913 г. Автор Н. С. Шуцман.

Московское правительство или Московская Боярская дума не поддержала стихийный поход войск Московской Тартарии, руководимых Е. Пугачёвым (1773-1775 гг.), против Петербурга. За это Екатерина II дала Москве ещё больше привилегий, чем даже оставил ей Пётр I. Всем московским боярам и практически всем купцам, и заводчикам Московии по примеру Европейской России было «жаловано» дворянское сословие с выделением крепостных (с закрепощением граждан Московии). Широко поощрялось приобщение нового дворянского сословия Московии к культуре Св. Римской империи, фактически руководимой вместе с Веной Петербургом (вспомните походы А. Суворова по Европе, ставшего фельдмаршалом и этой империи). Отпрыски московских дворян за счёт Петербурга отправлялись на обучение в Европу и в Св. Римскую империю, где языком межнационального общения был французский.

После разгрома войска Пугачёва Суворовым (ставшим потому графом Рымникским по названию Рымником тогда реки Урал) Екатерина II вверила Московскому правительству все петербургские гарнизоны на территории Московской Тартарии (нынешней Сибири, Урала и севера Казахстана), но убрав всякое упоминание о названии этой страны. Вместо ханств и воеводств создавались губернии, подчинявшиеся и Москве, и напрямую Петербургу. Ранее же все отношения с Петербургом заволжских и сибирских земель были только через Москву.

 

Карта устья Волги 1720-го года с указанием ханств Московской Тартарии. Крупную версию см. по ссылке https://drevlit.ru/texts/maps/...

Это было сделано для закрепления фактического выхода Московии (Руссии) из состава Великой Тартарии. Но Московское правительство, получив в своё распоряжение собственную армию (номинально входившую в состав общей армии Российской империи) после смерти Екатерины II стало неудобным фактором для Петербурга. Более того, в Москве как раз до 1812-го года оставался и свой Патриарх (хитро называемый фальсификаторами от истории Московскими митрополитами), что также скрывается. В Петербурге же (на территории Европейской России) был указом Петра I учреждён Священный синод, руководимый самим императорам. Московским Патриархом до 1812-го года был Платон, якобы ушедший на покой Московским митрополитом. Вот потому Москва, сохранившая к тому же и культуру цивилизации верхних людей, стала третьим Римом, а фактически – четвёртым после ушедшего под воду Петрополиса, восстановленного Петербургом.

Москва для Александра I, ставшего императором в 1801-м году, была явным конкурентом его имперской власти. Этим и объясняется, почему он пошёл на сговор с Наполеоном в отношении Московии при заключении Тильзитского мира в 1807-м году, хотя в дальнейшем на самом деле не следовал ему. Отсюда и вылезают все нестыковки войны 1812-го года, как войны против иноземных захватчиков .

Вот зачем, Наполеон пошёл на Москву?

Все ранее представленные версии французско-русской войны 1812-го года (и официальная и альтернативные) не согласуются с реальностью. А это означает однобокий взгляд на те великие события, которые и дали начало становлению нынешней независимой России. Но история, как наука, должна быть не предпочтением той или иной стороны, а составлением и рассмотрением всей панорамы прошлого, а лишь затем – и отдельных событий.

 

Кубок, изготовленный к столетию Отечественной войны 1812– года. То, что нашествие Наполеона сыграло решающую роль в становлении независимой России, вовсе не значит, что он и Александр I были союзниками в войне.

Официально принятое изложение «нашествия Наполеона на Россию», подобного гитлеровскому нападению, полностью разбивается об артефакты возвеличивания фигуры Наполеона и почтительного отношения к орлу французской армии императорской власти Петербурга, причём и сразу после той войны, и к её столетию. Но наполовину верна и альтернативная версия якобы союза Петербурга в лице императора Александра I с Наполеоном в войне против Московской Тартарии. В таком случае Александр I, разумеется, не допустил бы гибели «союзной» армии от голода и русских холодов, не говоря уже о том, что в битве при Бородино против французов и других европейских легионеров доблестно участвовали многие офицеры армии Петербурга, начиная с М.Б. Барклая-де Толли. Антирусская же версия победы в той войне Наполеона, который ушёл из России якобы только потому, что не мог так долго быть вне Франции и из-за отсутствия провиантов для его «Великой армии», явно надумана. Ведь из более, чем 500-тысячной армады, собранной Наполеоном почти со всей Европы, в русский плен попали от 150-и до 200-х тыс. солдат и офицеров, т.е. – около трети «Великой армии»! Не говоря уже о том, что к завершению бесславного бегства из России в сражении у реки Березина от великой «басурманской» орды осталось лишь 20 тыс. человек. Это разве не полное военное фиаско?

 

Сражение при Березине. Худ. Раймонд Жозеф Де Фурнье. До сих пор французы применяют слово "Березина" как синоним полного провала и катастрофы.

Наполеону Бонапарту, ставшему императором французов в 1804-м году, стало тесно в рамках Св. Римской империи, заменившей собою уже вымирающую западную Верхнюю цивилизацию (которой наше мировое сообщество людей нынешнего вида обязано почти всеми технологическим достижениями). Петербург, восстановленный на месте Петрополиса, столицы антично-римского Верхнего мира, был потому и фактической столицей этой Европейской империи свободных государств. Вот потому все устремления Наполеона и замыкались на Петербурге и России. Её император считался и монархом Московской Тартарии, главной части империи Великой Тартарии, как восточной части Верхней цивилизации (в отличии от западной её части в лице Св. Римской империи). Находясь в рамках Великой Тартарии, Петербург, понятно, не мог быть полностью независимым. От того Российский (Петербургский и Московский) император Павел I, найдя с Наполеоном общий язык, и подержал его устремление завоевать Индию Московской Тартарии. В то время все неизведанные территории назывались Индиями (как, например, и Америка в виде Западной Индии). Принятое же суждение о плане похода Бонапарта в нынешнюю Индию в рамках войны против Англии и сейчас ещё удалённую от главных торговых путей – полная глупость.

 

Царь Александр I вручает калмыкам, казакам и башкирам русской армии Наполеона I, Тильзит. Худ. Пьер Ноласк Берже. "Вручает", т.е. якобы переуступает, но это на словах, а не на деле. Ведь свободные Государи Московской Тартарии в глубине держат жёлтый флаг Великой Тартарии и не снимают головные уборы перед будущим "Императором мира".

Индией Московская Тартария стала после медленно идущего векового катаклизма оседания сегментов верхней Земли на этой территории, в результате чего она пришла в полный цивилизационный упадок, став страной степей и кочевых народов. Вот этим и решил воспользоваться Наполеон, понимавший, что только захватом Московской Тартарии, распространявшейся и на земли Северной Америки (отчего война 1812-го года была, по сути, мировой), он может получить мировое господство, став императором уже Всемирной Римской империи. Поскольку Бонапарт знал, что без союза с Петербургом он не сможет покорить Московскую Тартарию, то, несмотря на аннулирование им Св. Римской империи в 1806-м году после военных действий в Европе против войск сына императора Павла Александра I, последовательно и упорно сватался к двум его сёстрам (к Екатерине и к Анне Павловнам), желая породниться с российским монархом. Таким путём он пытался привлечь на свою сторону Петербург. Но Александр I в отличие от отца заботился не о личном имидже (например, в качестве кардинала Всемирной Римской империи, как было уготовано для Павла I), а о вверенном ему государстве.

Имперский союз с Наполеоном мог быть только под началом последнего, что привело бы к несравненной большей потере независимости Петербурга и Московии (в лице двух столиц единой России). Вот потому, заключив с Бонапартом Тильзитский мир 1807– года, Александр, проявляя гениальность монарха, повёл с ним и с Великобританией (с его противником) хитрейшую политическую и военную игру, в которой и выиграл, но, к сожалению, – путём закрепощения и всей остальной России (Московской Тартарии).

Ловушка для Наполеона

Поскольку все предыдущие версии войны 1812-го года не отвечали реальности, то как на самом деле шло Бородинское сражение, до сих пор было покрыто мраком «политкорректности». А ведь та грандиозная битва всегда была примером защиты Отечества для русских людей. Какова же действительность той главной битвы Первой Отечественной войны?

 

Медаль «Битва Бородинская». Автор Ф. П. Толстой. 1834 г. На медали изображены не два, а три античных воина. Слева изображён московит, справа – француз, а по центру – воин русской армии Александра I, усмиряющий московита, но и не дающий его в обиду французу.

Внутриполитическое устройство России перед этой войной было откровенно двусмысленное. Александру I достался в наследство лишь титул Российского императора, а не вся Российская империя, состоящая из Европейской части или Петербурга, из Московии и Московской Тартарии, хотя и с единой столицей в Москве, но состоящей из многих ханств или царств. Это хорошо видно по приведённой ниже французской карте театра боевых действий той войны. Русский монарх в Петербурге должен был считаться с правительством Московии в лице боярской думы, имевшей и собственную армию (как Армию объединённых царств Московской Тартарии), хотя все московские структуры и подчинялись ему. Такое положение сложилось после победы Екатерины II над Турцией и Тартарией (в том числе в «Пугачёвской войне»). Хотя Петербург приобрёл земли бывшей Малой Тартарии и закрепил за собой Московскую Тартарию, но – в совместном владении с империей Великой Тартарии, руководимой восточной ветвью цивилизации верхних людей.

 

Карта театра военных действий между Францией и Россией 1812 г. На карте по выделенной центральной области Москвы проходит надпись: Россия Московская и восточнее -Тартария Московская с обозначением княжеств (герцогств) и ханств.

Это и выразилось в условиях Кючук-Кайнраджийского мирного договора 1774-го года между Россией и Турцией, по которому все татарские народы, входившие в Россию, были признаны «вольными и совершенно независимыми от всякой посторонней власти, но пребывающими под самодержавной властью собственного их хана чингизского поколения». Продолжавшийся же упадок верхней цивилизации постепенно превращал эти вольности в угрозу для единства Российской империи. Для Наполеона общее ослабление Великой Тартарии открывало путь к мировому господству. А Александр I с помощью французских войск (которым он по тайному соглашению к Тильзитскому миру 1807-го года не должен был препятствовать) рассчитывал окончательно покончить с Тартарией, приводящей к разобщённости страны и мешающей независимости Отечества. Вот потому два монарха и вели между собой политическую игру, разыгрывая карту «Московской Тартарии», что и отражено на послевоенных медалях в виде профилей монархов, смотрящих друг на друга.

Юбилейная медаль 1912 года.

Вторая западная армия, вставшая на российской границе между Гродно и Белостоком, была в реальности армией Московии, поскольку до 1812-го года она стыдливо называлась Подольской. Вот потому ей были приданы казаки атамана Платова, а возглавлял её генерал Московии Пётр Багратион, родившийся в г. Кизляре Астраханского ханства. И оттого в отличие от дворянских генералов армии Петербурга, сразу получавших офицерский чин, Багратион начинал службу рядовым в Астраханском полку. Хотя Московская (Московитская) армия входила в состав общего Российского войска, подчиняясь императору, но имела форму, отличную от Петербургской армии, копировавшей как раз французские мундиры. Это следует из записок прусского военного теоретика К. Клаузевица, когда он, уже будучи на русской службе (и в соответствующем мундире), во время Бородинского сражения участвовал в рейде на французов именно в русской военной форме. Она, скорее всего, походила на форму армии Суворова, что можно заключить по французской памятной медали битвы под Москвой.

 

Жюфро – Медаль памятная «Битва под Москвой» (1812). Внизу изображён поверженный русский воин.

А поскольку именно вторая западная армия во время Бородинской битвы принимала на себя удар французов, то она и была в этой русской форме. Первая же западная армия (в реальности Петербургская армия), возглавляемая Барклаем-де-Толли совершала лишь манёвры отступления, заманивая Наполеона в глубь страны. Это подтверждают и записки К. Клаузевица о том, что игра этой армии (также называемой им русской) в «кошки-мышки» с Наполеоном показала, что, оказывается, «продолжая отступление, под конец можно вновь привести противника к границе». М. Кутузов, увлекая Наполеона к Москве, с целью ослабления французов поставил именно Московскую армию в защитные позиции у Бородино. Сам же он не был при сражении, поскольку согласно Клаузевицу (его книги «О войне») после Бородинской битвы «Кутузов рано утром 8-го (сентября) продолжал отступать к Москве». Барклай-де-Толли, встав на правом фланге, лишь препятствовал окружению Московитской (истинно русской) армии.

 

План Бородинского сражения.

С этой целью и совершила набег на северные французские позиции также московская конница Платова и Уварова. Вот потому северный фланг Барклая, игравший заградительную и вспомогательную роль, и вызвал вопросы у Наполеона, не понимавшего, на чьей же стороне во время битвы будет этот фланг. Об этом говорит и медаль «Бородинская битва» с тремя античными воинами напротив друг друга. Построение сражения Кутузовым и героизм всей русской армии у Бородино, несмотря на её большие потери (в основном её московской части), привели армию Наполеона к угрозе разгрома. От того Бонапарт и не рискнул ввести в бой гвардию для выигрыша в сражении. То, что французы, встреченные московитами-потомками верхних людей (вспомним Лермонтова: «Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя: богатыри – не вы!») после битвы спешно отошли на запад, а русская армия осталась на прежних позициях, отметил Вальтер Скотт в своём труде «Жизнь Наполеона». Но целью Александра I был не разгром Наполеона (что было тогда перед лицом Англии и незачем), а уничтожение институтов Московии и Московской Тартарии. Бородино стало ловушкой для Наполеона от Кутузова и Александра I. Бонапарт уже был вынужден войти в Москву, готовую для пожара.

 

А. Вепхвадзе. Смертельное ранение генерала Багратиона на Бородинском поле. 1948 г.

Вот потому он и наградил за Бородинскую битву московита Багратиона, смертельно там раненного, лишь денежной суммой, Барклая же – орденом святого Георгия, а Кутузову кроме ордена присвоил звание генерал-фельдмаршала. Затем Александр позволил французским войскам свободно войти в Москву, как в столицу русской Тартарии, зная, что Наполеон там уже долго не задержится. Ведь его огромный (составлявший почти половину французской армады) экспедиционный корпус, отправленный за продовольствием, уже так и не вернулся.

Пленение на Волге

После изгнания Наполеона в честь его была возведена колонна на Дворцовой площади Петербурга, а в память столетия той войны вышли памятные медали с его ликом. Какую же службу сослужил Наполеон русскому Отечеству, захватив при этом Москву? До сего времени эта тайна тщательно скрывалась и вот почему.

 

Справа – начальная редакция стихотворения Пушкина. В центре – ангел с явно французским (католическим) крестом на Александрийской колонне, которая названа так-то ли в честь Александра I, то ли в честь античной Александрии, лежащей на Пулковском меридиане.

В издании стихов А. Пушкина от 1844-го года петербургская колонна названа Наполеоновым столпом, но затем «толерантно» переименована в Александрийский. Наполеон, распустив в 1806-м году Св. Римскую империю, желал короноваться императором новой Римской (мировой) империи непременно в Москве. Она была столицей Московской Тартарии, обозначенной на картах того времени отдельной территорией, хотя и (благодаря Москве) номинально входила в Россию. Властвуя над Европой и Московской Тартарией, Наполеон хотел подчинить себе и остатки верхней цивилизации, центр которой тогда был в Северной Америке (верхняя Канада), а значит, – и весь мир. Александр I умело подыграл в этом Наполеону, заключив с ним тайное соглашение к Тильзитскому миру 1807-го года.

 

Фрагмент карты мира Г. Делиля 1720 года. "Московия европейская" отчётливо отделена от Московской Тартарии, как части Великой Тартарии вместе с Казанью и Астраханью.

Россия не должна была препятствовать шествию наполеоновских войск на Волгу для ликвидации Московской Тартарии, полунезависимой от Петербурга. От того Наполеон и был свободно выпущен из России, а петербургская армия (как писал К. Клаузевиц) «воевала», отступая. Александр не желал становиться вассалом Наполеона, но и вольности Московской Тартарии, данные ей после пугачёвской войны, угрожали целостности государства. Московская дума (бояр которой так и не дождался Наполеон после Бородино) была лояльна Петербургу в отличие от выборных ханов Московской Тартарии (Казани, Астрахани, Булгара, Тобольска и т.д.), имевших собственные армии. Александр I, выдвинув к западной границе империи передовые части Московской Тартарии (подчинявшиеся Петербургу и названные 2-й западной армией), вынудил Наполеона раньше его планов ввести объединённую европейскую армаду в Россию, увлекаемую вглубь страны.

 

Слева – карта водных путей Российской империи того времени. Справа – канонерская речная лодка.

Перед войной Александром I были подготовлены речные маршруты для переброски войск Наполеона к Волге (основные пути тогда были водные). Потому для остановки Наполеона войска ханств (царств) Московской Тартарии собрались у Казани, – в крупнейшем на то время волжском городе. У Бородино Бонапарт, фактически обманутый Александром, убеждал сам себя, что сражался лишь с Московской Тартарией.

 

"...одна записка от Вас перед или после последней баталии остановила бы мое шествие; и я на самом деле хотел бы пожертвовать Вам преимуществом первым войти в Москву", – пишет далее Наполеон Александру I.

Это следует из его письма к русскому императору в горящей Москве. В нём он уверял, что был готов предоставить Александру право первому вступить в Тартарскую столицу, называемую Москвой (который потому отдавал предпочтение Туле быть столицей восточных земель империи). А молчанием Александра Наполеон объясняет, почему он не остановил «своё шествие» , заключавшееся в движении на Волгу. Ведь, Судя по приведённой диаграмме Минара убыли наполеоновских войск, они удивительно стали таять уже после Вильнюса (не боевые потери только от Витебска до Смоленска – 165 тысяч человек!). А это значит, что войска Наполеона сразу же начали отбывать в сторону Волги на гребных канонерках (лодках с пушками). Выходит, что Бородинская битва была больше для отделения головной части французской орды (с самим Наполеоном) от волжского направления, чем для защиты Москвы!

 

Источник:ru.wikipedia.org Численность наполеоновской армии при движении внутрь России (бежевая) и обратно (чёрная полосы). Ширина полос отражает численность армии.

Ещё до Бородино в номере от 3-го сентября 1812 французского Журнала империи (хранящегося в Париже) появилось сообщение о прибытии французов по Оке и по реке Гхят (La riviere de Ghjat), впадающей в Волгу с выходом в Каспийское море, к городу с тем же названием. Были изготовлены и медали «Французский орёл на Волге». Поскольку канонерки были и русские, то с французами к берегам Волги явно шли и некоторые части Петербурга.

 

 

Медаль «Французский орел на Волге», 1812 г. монетный двор –Париж. Французский ангел пытается сохранить воинство Наполеона, снизу ангела – исчезнувший волжский крокодил. То, что эта медаль отражает реальные события, понятно по медали внизу в память отступления французских войск из Москвы, борющихся с северным ветром.

Сражение войск Наполеона и Тартарии произошло у стен Казанского кремля, поскольку именно там уже в июне 1813-го года была заложена церковь в виде пирамиды римско-масонского образца, но якобы посвящённая воинам, павшим при взятии Казани в 1552-м году православным Иваном Грозным (!). Этих воинов насчитывают лишь около 200-х человек, а вот общее число неких других погребённых указано в несколько тысяч человек.

 

 

Храм-пирамида в Казани – явно на месте бывшей пристани. Справа – фото начала 20-го века с надписью на фронтоне: "В память победы над татарами".

Вот они-то и есть павшими воинами франко-европейских войск, захороненные на местах их высадки после разгрома объединённых сил Тартарии. Но после взятия Казани французы так и остались на Волге, не сумев даже переправить провианты в Москву. Они были внезапно окружены летучей конницей казаков Вольной Тартарии, называемых теперь казахами, вынужденные сдаться. Их Александр I хитрейшим образом призвал на помощь России и Казанскому ханству, превратив войну в освободительную, Отечественную (тяготением к Востоку). Вот почему в русском плену оказалось почти 190 тысяч европейцев! В Казани на некоторое время была размещена и московская дума (до её роспуска), названная в документах "правительствующим сенатом" по аналогии с Петербургом. Казахская конница и казаки Платова погнали остаток голодных и замерзавших французов из Москвы до самой границы, где при Березине войска Кутузова больше следили за успешным выходом Наполеона, чем за добиванием его армии. Он желал забыть о «пирровой» победе на Волге, поскольку ему докладывали о мистическом исчезновении армии на российских просторах.

 

Французская картинка 19-го века, изображающая атаку тартарина.

Подобно и Александр засекретил Казанскую операцию, прикрывая её событиями 1552-го года. А ведь тогда Казань была лишь принуждена признать верховенство Московского правительства среди равных ханств и феодальных республик. В 1812-м же году было именно взятие Казани. Такая же подоплёка была и у памятника Минину и Пожарскому.

 

Аллегорическое изображение Наполеона для музея артефактов войны 1812-го года. Он держит на плечах французского орла, несущего вензель Александра I.

Получается, Александр I руками Наполеона ликвидировал Московскую Тартарию, создав целостную империю и избежав гражданской войны (покруче Пугачёвской). А руками Тартарии (в лице первой западной Армии Багратиона, казахов с башкирами и с теми же татарами) выгнал Наполеона из России. Созданные Александром имперские военные поселения Аракчеева (из пленных наполеоновской армии) прекратили существование Тартарии вообще, чему способствовал и сибирский катаклизм 1816-го года.

 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

2241

Похожие новости
19 сентября 2021, 22:45
19 сентября 2021, 04:45
19 сентября 2021, 16:45
18 сентября 2021, 22:45
18 сентября 2021, 20:45
20 сентября 2021, 00:45

Новости партнеров

Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
15 сентября 2021, 20:45
15 сентября 2021, 02:45
18 сентября 2021, 00:45
15 сентября 2021, 22:45
16 сентября 2021, 02:45
18 сентября 2021, 10:45
16 сентября 2021, 10:45

Интересное на сайте
01 марта 2011, 15:10
13 апреля 2013, 10:41
27 июля 2012, 16:20
14 ноября 2012, 15:27
14 декабря 2010, 14:20
15 февраля 2013, 14:22
22 февраля 2013, 16:53