Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Судмедэкспертиза творит настоящие чудеса

 

Недетская доза. Кому выгодно признать погибшего 6-летнего мальчика пьяным?

Автор – Вадим Тактаров

Судмедэксперт, проводивший исследования крови шестилетнего Алёши Шимко, изменил свои показания и теперь говорит, что в крови шестилетнего ребёнка действительно была большая доза алкоголя. И без того скандальная история вокруг шестилетнего Алёши Шимко, которого насмерть сбила машиной в подмосковном Железнодорожном 31-летняя Ольга Алисова, получила новое продолжение.

 

Ольга Алисова

 

Судмедэксперт Михаил Клейменов настаивает на том, что в крови ребёнка действительно нашли 2,7 промилле алкоголя, что соответствует тяжёлой стадии опьянения. Ранее он убеждал родителей ребёнка и Лайф, что лишь взял у трупа образцы, направил их на экспертизу в Москву и подписал готовый акт.

Теперь он заявляет, что содержание акта его сразу смутило, поэтому были назначены дополнительные экспертизы, в том числе и генетические. После этого он абсолютно уверен в том, что кровь с алкоголем была из тела Алёши.

Врачи-наркологи скептически относятся к этой версии и говорят, что при таком опьянении ребёнок не смог бы двигаться. Прояснить всю эту туманную ситуацию готов Следственный комитет, однако МВД не горит желанием передавать это дело смежникам.

 

А был ли пьяным мальчик?

Сегодня судмедэксперт Михаил Клейменов публично озвучил свою версию того, как шестилетний ребёнок был признан пьяным. Всего пять дней назад он говорил Лайфу и родителям, что не имеет никакого отношения непосредственно к исследованиям, а лишь подписал акт экспертизы, который пришёл ему из ГБУ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» Московского областного НИИ имени М.Ф. Владимирского (МОНИКИ).

Сегодня Клейменов уже публично заявил, что содержание акта, в котором говорилось о 2,7 промилле алкоголя в крови ребёнка, сразу же вызвало у него сомнения, поэтому он назначил дополнительные экспертизы, в том числе и генетические. И новые экспертизы подтвердили, что именно эти образцы из тела Алёши он направлял в лабораторию, где в них и обнаружили большое количество алкоголя. Таким образом, получается, что мальчик в момент аварии был пьян.

– Генетическая экспертиза действительно проводилась. Во время исследования трупа были взяты два образца крови. Один был отправлен для определения группы крови в биологический отдел, а второй образец для определения концентрации этилового спирта был направлен в судебно-химический отдел. Это разные отделы лаборатории, – рассказал Лайфу Михаил Клейменов.

– Когда пришёл результат исследования из МОНИКИ, я увидел, что концентрация этилового спирта высокая, у меня, естественно, возникли сомнения, которые я обязан был разрешить. После совещания со своим непосредственным руководителем мною было принято решение о назначении дополнительного молекулярно-генетического исследования по сравнению обоих образцов, направленных мною в лабораторию. Эти образцы произошли от одного человека с вероятностью практически 100%.

По его словам, теперь, чтобы однозначно говорить, принадлежат ли эти образцы мальчику, компетентным органам необходимо назначить молекулярно-генетическую экспертизу и сравнить образец, который он посылал для определения этилового спирта, с образцом биологического объекта, который возьмут у матери. Эксперт не сомневается в том, что образцы будут идентичными.

– Тогда мы поставим жирную точку на этом громком деле. Я не мог перепутать образцы, потому что взял два образца крови из трупа мальчика. Неужели вы думаете, что я свою кровь брал? Я – государственный судебно-медицинский эксперт, я перед каждым заключением подписываюсь под уголовной статьёй о том, что я предупреждён об ответственности за ложное заключение. Я взрослый мужчина со стажем работы более 26 лет, – поясняет Клейменов.

В пользу своей версии он обращает внимание на ещё одну деталь.

– Я не знаю, был ли мальчик пьяным или нет, но у него в крови обнаружен ещё и ацетальдегид. Это говорит о распаде алкоголя в организме под воздействием фермента печени. Такое может быть только при прижизненном попадании алкоголя в организм человека. О состоянии мальчика давайте говорить так: если он только что принял алкоголь, то прошло какое-то время, пока алкоголь в полном объёме не всосался в кровь. Он мог ещё находиться в состоянии активности, пока не наступило токсическое воздействие этого вещества, – поясняет эксперт.

При этом он считает, что вопросы стоит задавать не ему и не сотрудникам полиции, а людям, которые окружали ребёнка.

– Надо задавать вопросы людям, которые окружали ребёнка, – подытожил Клейменов. Эксперт не исключает, что родные просто не знали, что мальчик мог употребить спиртное.

 

Михаил Клейменов

 

Тайны следствия

Эксперты-наркологи удивлены версией Клейменова и официального следствия, которое сейчас ведёт подразделение МВД по Балашихе.

– 2,7 промилле, найденные в крови у шестилетнего ребёнка, примерно равны 400 мл выпитой водки. Если бы ребёнок действительно выпил столько, то находился бы в бессознательном состоянии, не реагировал бы ни на что, и ему пришлось бы вызывать скорую, – рассказал Лайфу врач-нарколог Олег Стеценко. – Ну и потом, в случае с ребёнком, он бы теоретически не смог бы выпить все 400 мл, потому что уже после 200 мл не смог бы продолжить пить. То есть получается, что спирт вводили внутривенно? Бред! Такие лабораторные данные сомнительны. Эксперт мог подписать такое заключение, только не глядя в него.

Лайф связался с родителями погибшего малыша. По их мнению, эксперты просто пытаются себя выгородить и избежать ответственности любыми способами. Дело в том, что Следственный комитет уже возбудил уголовное дело по результатам странной экспертизы по статье «Халатность». В первую очередь его фигурантами могут стать эксперты, а также перевозчики биологических материалов.

По мнению родителей, слова Клейменова о проведённых экспертизах говорят только одно: «Он имел в виду: две пробирки, основной и контрольный образцы, показали алкоголь, это значит, что два образца – лажа».

Также семья ребёнка пояснила, на чём основана их уверенность в том, что малыш не употреблял алкоголь.

– Если бы сын выпил алкоголь, у него была бы обожжена трахея и были бы пары алкоголя в кишечнике, их нет, алкоголь только в крови, – сказал отец, подтверждая свои слова заключением экспертов.

 

Своих не сдаём

Для объективного расследования ещё в субботу глава Следственного комитета Александр Бастрыкин просил передать это дело его подчинённым.

– В случае отказа надзорного ведомства на региональном уровне в удовлетворении ходатайства, вопрос о передаче уголовного дела будет решаться с руководством Генпрокуратуры, – заявила тогда официальный представитель СКР Светлана Петренко.

Однако, по данным Лайфа, следователи МВД и прокуроры не горят желанием передавать это дело в СКР, что говорит о многом. Либо полицейские защищают честь мундира и боятся объективного расследования, либо по каким-то причинам пытаются выгородить виновника аварии.

– Если в этом деле что-то нечисто и эксперты и следователи играли в пользу обвиняемой, то участие СКР может закончиться для них очень серьёзными проблемами, – считает один из сотрудников СКР. – Им проще отправить дело в суд с заключением о том, что мальчик был пьян, поэтому что это снимает вопросы о качестве следствия, а судья этот факт тоже может трактовать в пользу обвиняемой.

Напомним, что трагедия разыгралась 23 апреля в микрорайоне Павлино города Железнодорожного. После обеда шестилетний Алёша с дедушкой отправились на детскую площадку. Мальчик шёл впереди, а дед нёс его велосипед. До площадки было рукой подать – нужно было лишь перейти дорогу около дома. Не успел Алёша ступить на асфальт, как его сбил чёрный «хёндэ-солярис».

31-летней Ольге Алисовой, которая была за рулём иномарки, предъявлены обвинения по статье 264 УК («Нарушение правил дорожного движения, повлёкшее гибель человека»). Для неё избрали меру пресечения в виде подписки о невыезде.

 

 

 

Повелитель фактов. Эксперт по делу о «пьяном» малыше замешан в других скандалах

Автор – Алексей Веларов

Учительница, избившая полицейского, и сын сотрудника ФСБ, который умер от падения с высоты своего роста, – такие результаты получали следователи у судмедэксперта Михаила Клейменова…

Cкандал вокруг шестилетнего Алёши Шимко, в крови которого эксперты обнаружили 2,7 промилле алкоголя, был не единственным в судьбе судмедэксперта из Балашихи Михаила Клейменова. Его уважают местные силовики, потому что все его экспертизы обычно получаются в их пользу. Лайф нашёл людей, чья судьба сильно изменилась после экспертиз Клейменова.

Так, однажды он выдал заключение о том, что пострадавшая в стычке с полицейскими местная учительница получила травмы ещё до инцидента, что спасло силовиков от серьёзных проблем. В другом случае, экспертиза Клейменова показала, что задержанный полицейскими сын сотрудника ФСБ умер от падения с высоты собственного роста, а не потому, что его избивали в отделении.

Следователи СКР, ведущие сейчас уголовное дело о странной экспертизе по шестилетнему мальчику, в крови которого якобы нашлось 2,7 промилле алкоголя, могут заинтересоваться и другими экспертизами, которые проводили с подачи Клейменова.

 

Учительница – гроза полицейского

Вера Анатольевна Величко – преподаватель, лингвист. Ей немного за 60, живёт она в многоэтажке в центре Железнодорожного. Квартира уставлена шкафами с книгами, по дому бродит кот и пытается открыть двери шкафов лапой. Вера Анатольевна шикает на кота и начинает свой рассказ.

С судмедэкспертом Клейменовым ей довелось познакомиться ещё в 2012-м. Это знакомство дорого ей обошлось. Она была вынуждена уволиться из Академии МЧС после обвинений в нападении на полицейского, продать квартиру, а теперь лечится от артроза и деформации пальцев кисти.

Артроз и деформацию, как говорит Вера Анатольевна, ей устроил старший участковый её района Сергей Куприянов. Произошло это так.

– Я наняла ребят-рабочих из Молдавии, чтобы сделать ремонт в ванной комнате. В один из дней участковый ходил и стучал в квартиры, – рассказывает она. – Ребята открыли, их тут же задержали и доставили в участок.

У строителей стали проверять документы и регистрацию. Вера Анатольевна об этом не знала. Она начала переживать за работников, взяла на подмогу сына и отправилась в отделение – выяснять. Но полицейские разговаривать отказались. После короткой перепалки участковый Куприянов, как уверяет женщина, разозлился. Он выхватил у неё диктофон, нагрубил и потребовал выйти.

– Куприянов подошёл ко мне и попытался поднять со стула, кричал: «Пошла вон отсюда!», – говорит Величко. – Он меня подтащил к двери и стал выталкивать из опорного пункта.

Сын у Веры Анатольевны работал тогда в Минюсте. Увидев, как развиваются события, он показал полицейским удостоверение и потребовал прекратить кричать.

– Удостоверение подействовало на полицейских, как красная тряпка на быка. Они выхватили у него документ и стали его тоже задерживать, – говорит Величко.

При этом Веру Анатольевну продолжал толкать к выходу Куприянов. Оказавшись у дверей, пенсионерка ухватилась за косяк – ей уже было не до рабочих, ведь в отделении оставался сын.

– Увидев, что моя рука на притолоке, он захлопнул эту металлическую дверь. Дверь попадала мне по [правой] руке, по кисти. От боли я буквально вывалилась на улицу и закричала: «Помогите!» Мне было страшно и от боли, и потому что сына там оставили, – Вера Анатольевна сбивается, видно, что ей нелегко даётся вспоминание того ноябрьского вечера. – Кисть сразу залилась кровью.

 

 

Затем травматолог написал, что на руке у женщины сильный ушиб и ссадины. Её сына отпустили через час, но она решила ситуацию просто так не оставлять. Величко написала заявление в Управление собственной безопасности МВД. Она настаивала: именно полицейские напали на неё. Сотрудники УСБ провели проверку и написали рапорт: в действиях участковых усматриваются признаки превышения должностных полномочий. Но, поскольку УСБ само не может возбуждать дела, оно передало рапорт в СКР с просьбой провести доследственную проверку. Там по этой проверке вынесли отказ в возбуждении дела.

А вот расследованию о якобы нападении учительницы на полицейского дали ход. По версии силовиков, инициатором конфликта была именно Величко. Она якобы трижды ударила 35-летнего майора Сергея Куприянова сумкой по голове. Этого оказалось достаточно, чтобы завести на неё дело по статье 318 УК РФ («Применение насилия в отношении представителя власти»).

Судебно-медицинское освидетельствование обоих в рамках уголовного дела проводил уже известный Михаил Клейменов. В экспертизе по Куприянову эксперт написал, что участковый получил травму – ушиб головы – именно в день инцидента.

– А в моей экспертизе Михаил Клейменов сделал вывод, что травма получена не в тот день, когда произошёл конфликт, а ранее, – рассказала Лайфу Вера Величко.

В 2015-м суд признал её виновной и приговорил к году лишения свободы условно. Теперь она пытается доказать свою невиновность и привлечь к ответственности не только полицейских, но и самого судмедэксперта Клейменова. Она писала жалобы в прокуратуру, МВД, Минздрав и Росздравнадзор, но пока ни одна инстанция не оспорила решение Клейменова и не усомнилась в правильности его действий.

– Я теперь думаю, что правды уже не добьюсь. Но, если бы тогда проверяющие сделали что-то, отреагировали на мои обращения, возможно, и случая с якобы пьяным мальчиком не было бы, – резюмирует пенсионерка.

Лайф спросил у самого Клейменова, что он думает по поводу результатов той экспертизы в отношении пенсионерки.

– Ну, пусть возмущается, это её право. Это право каждого человека – возмущаться действиями другого человека, – спокойно ответил Клейменов. – Ну, пусть не верит [выводам]. Это просто человек, который не верит выводам. Я что могу сделать?

 

Сын силовика

Лайф нашёл ещё одного человека, который не верит выводам – как следствия, так и экспертизы Клейменова. Это майор ФСБ в отставке Андрей Петрович Муштруев. Полтора года назад он ещё служил в органах госбезопасности. А год назад у него не стало сына. Посмертную экспертизу Максиму Муштруеву проводил Клейменов.

Андрей Петрович встречает нас на окраине Балашихи, на своём дачном участке. Ему за пятьдесят, он сейчас на пенсии. Но офицерская выправка никуда не делась – прямая спина, командирские, рубленые фразы. По сравнению с эмоциональной преподавательницей – земля и небо. У калитки – видавшая виды «Лада».

– Эта от сына осталась, – кивает на машину Муштруев. – Он бизнесменом был, в строительном секторе.

После того как преподавательница побила участкового и поставила тому шишку на затылке, дело возбудили сразу. Сына чекиста кто-то избил так, что он получил черепно-мозговую травму и вскоре из-за неё скончался. Дело по факту гибели Муштруева-младшего не возбуждено до сих пор. Как считает Андрей Муштруев, его сына избили в отделении полиции.

– Мне сын сказал, якобы кто-то их обрабатывал в отделении полиции, – рассказал Андрей Петрович. – Я писал заявление в УСБ, они проверяли и сказали, что это не могли быть действующие полицейские.

 

 

Как рассказал отцу сын ещё при жизни, его приводили в отдел несколько раз. Как писал Лайф, ему грозили предъявить обвинения в мошенничестве. По его словам, каждый раз били, пытаясь получить признательные показания якобы о какой-то афёре.

Майор показывает копию отказа в возбуждении уголовного дела. Там написано, что его сын умер из-за отёка мозга, вызванного черепно-мозговой травмой затылка. А она, в свою очередь, получилась из-за того, что Муштруев-младший упал с высоты своего роста (на спину) и ударился обо что-то головой. Такое мнение о причинах смерти следователи составили на основе экспертизы Клейменова.

При этом, указывает эксперт, на теле погибшего нет следов, указывающих на возможную борьбу или самооборону. Это говорит о том, что кто-то внезапно забил парня до смерти, и он не успел даже защититься.

– Повреждений, которые могли бы образоваться при попытках пострадавшего защищаться руками от наносимых ударов, в данном случае не обнаружено, – пишет Клейменов в заключении экспертизы.

Вместе с тем Клейменов отмечает, что на теле погибшего обнаружены множественные кровоподтёки: на плечах, на лице, на руках. Синяки на его теле появились «от воздействия твёрдыми тупыми предметами».

Что касается черепно-мозговой травмы, ставшей для Муштруева роковой, то, согласно выводам эксперта, она образовалась «от одного ударного воздействия предметом с преобладающей поверхностью по затылочной области головы». Дальше в экспертизе написано, что такая травма образуется, если человек падает с высоты своего роста (из вертикального положения).

– По заключению у меня есть несколько вопросов. Я беру под сомнение правдивость изложенных фактов в медицинском заключении, – рассказал Лайфу Муштруев-старший. – Теперь я хочу опротестовать постановление об отказе в возбуждении дела и просить, чтобы его расследовали другие следователи. Буду требовать новой, независимой экспертизы.

Лайф попросил эксперта Клейменова прокомментировать и эту историю. Клейменов опять не сомневается в результатах экспертизы по Муштруеву.

– Это не входит в мою компетенцию, это решает судебно-следственный орган, избили человека или не избили. Я нашёл повреждения, констатировал, доложил об этом следствию, – сообщил он Лайфу. – То есть «тупыми твёрдыми предметами» могло оказаться всё что угодно. И дальше пусть следователь разбирается: чем били, как били, когда били.

 

Алёша Шимко

 

Шестилетний «пьяница»

Имя начальника отделения судебно-медицинской экспертизы из Железнодорожного Михаила Клейменова стало известно на всю страну из-за результатов одной из его последних экспертиз. В городе Железнодорожном 31-летняя Ольга Алисова на машине «Хёндэ-Солярис» сбила маленького Алёшу Шимко прямо во дворе дома.

Если верить заключению Клейменова, то шестилетний мальчик выпил сам почти бутылку водки и отправился гулять.

Ранее Клейменов убеждал родителей ребёнка, что лишь взял у трупа образцы, направил их на экспертизу и подписал готовый акт. Теперь он заявляет, что содержание акта его сразу смутило, поэтому были назначены дополнительные экспертизы, в том числе и генетические. После этого он стал абсолютно уверен в том, что кровь с алкоголем была из тела Алёши.

Врачи-наркологи скептически относятся к этой версии и говорят, что при таком опьянении ребёнок не смог бы двигаться. Прояснить всю эту туманную ситуацию готов Следственный комитет, однако МВД не горит желанием передавать это дело смежникам. А 20 июня, после бурного общественного резонанса, глава МВД Владимир Колокольцев заявил, что берёт дело о гибели ребёнка под личный контроль. При этом он отметил, что эксперт «достаточно убедительно излагал» свои выводы об опьянении мальчика.

 

 

Отец «пьяного мальчика» оспаривает результаты экспертизы

 

 

А пил ли мальчик?

 

 

Берегись автомобиля. Самые драматичные моменты выпуска от 19.06.2017

 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

2282

Похожие новости
24 ноября 2017, 16:30
24 ноября 2017, 19:45
24 ноября 2017, 17:45
24 ноября 2017, 15:45
24 ноября 2017, 05:45
24 ноября 2017, 23:15

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
20 ноября 2017, 11:15
20 ноября 2017, 20:45
22 ноября 2017, 11:45
20 ноября 2017, 01:15
20 ноября 2017, 21:15
20 ноября 2017, 21:45
18 ноября 2017, 17:15

Интересное на сайте
22 августа 2012, 10:54
14 ноября 2012, 15:27
06 февраля 2010, 16:11
12 июня 2011, 12:19
12 декабря 2012, 10:41
27 июля 2012, 16:20
10 августа 2012, 16:11