Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Сталин поднял Россию и разбил США в корейской войне: генерал Крамаренко

Как СССР победил в небе гитлеровскую Германию и вынудил США отказаться от ядерной бомбардировки советских городов? Причем здесь Иосиф Сталин и Корейская война? На вопросы EADaily ответил Герой Советского Союза генерал-майор авиации Сергей Крамаренко, которому в апреле с.г. исполнилось 96 лет. Легендарный летчик-ас поделился воспоминаниями о войне, а также дал советы молодым поколениям о том, как помочь Донбассу и отстаивать интересы русских людей.

— Вы попали на войну в 19 лет. Каким был Ваш путь в истребительную авиацию?

— Я родился 10 апреля 1923 года, окончил среднюю школу в селе Выбор Новоржевского района, а затем поехал поступать в институт. Я был отличником, что позволило мне поступить в электромеханический институт. Перед этим подавал заявление в летное училище, но мне сказали, что уже набраны кандидаты, поэтому поступать можно только на следующий год.

Приехал в Москву, начал учиться в институте, проучился два месяца и вдруг объявление — в Москве начинается набор в аэроклуб для обучения в течение зимнего периода. Я сразу подал заявление, меня с трудом отпустили из института. Месяц проходил подготовку как курсант аэроклуба, а затем приехал на аэродром в Подмосковье для полетов на самолете По-2.

В течение трех месяцев закончил обучение в аэроклубе и вернулся в Москву. И вдруг приезжают представители Борисоглебского военного авиационного училища летчиков, которые отобрали 300 человек, в том числе и меня. Мы поехали в конце марта на обучение. С 1 апреля нас зачислили в училище, где мы начали ходить по аэродрому, по улицам отрабатывать строевую подготовку. Через месяц объявили, что начинается обучение летной работе, месяц мы учили дисциплины, которые надо знать летчику, потом начали летную подготовку.

В течение двух месяцев, в мае и июне, летали на самолете У-2, быстро закончили первоначальное обучение полетам, а затем перешли к самолетам И-16. На И-16 мы летали с трудом, сначала шла большая подготовка на учебно-боевом самолете. Обучение затянулось — я немного поздно начал, но быстро вошел в строй. Мы готовились к выезду в строевые части, но вдруг пришла команда, что обучение на И-16 заканчивается и начинается обучение на самолетах нового поколения ЛаГГ-3.

Начали теоретическую подготовку, позже приступили к полетам — уже на следующий год. В течение февраля-марта закончили обучение, начали летать. Быстро закончили подготовку, первые восемь человек вылетели на самолете ЛаГГ-3, впервые сделав четырехчасовой налет. Мне было немного труднее, но я тоже вылетел. Восемь человек в 1942 году выехали для вступления в строевые части, но сначала нас направили в Арзамас, где мы месяц тренировались на самолетах ЛаГГ-3, летали по 15−17 часов. И восемь человек в конце июля попали в Первую воздушную армию.

В 1942 году подкрепление было нужно именно на западе, хотя немцы готовили наступление на юге. Видимо, большие потери там были. Мы приехали в Малоярославец, нас восемь человек направили в 523-й полк, начали быстро летать. В течение почти двух лет я выполнял полеты сначала на ЛаГГ-3, потом полк получил ЛаГГ-5.

С января 1943 года начали летать уже на ЛаГГ-5. Летали довольно быстро, хорошо, выполняли задания по прикрытию своих войск, по отражению налетов немецкой авиации. Помню вылет по уничтожению аэростата, потому что полк располагался на аэродроме южнее Калуги, вылетали мы на юг в сторону Брянска. Мы перелетели линию фронта и минут через 10 полета я вижу слева летел командир, а впереди — аэростат. Я передаю командиру, что вижу аэростат, он велел атаковать.

Я резко развернулся, устремился на него, подлетаю и метров 500 осталось — открыл огонь. На нем взрывы, аэростат резко пошел вниз с пламенем. Вернулись, доложили, командир дивизии посылает летчиков второго полка проверить, сбит ли аэростат. Те подлетели и увидели обломки аэростата, а также две машины, которые приехали забрать погибших немцев, открыли огонь по ним, затем вернулись и доложили, что аэростат сбит.

Летом 1943 года поступила команда направить одного летчика на формирование маршальского полка. Маршал Александр Новиков решил сделать полк, который бы выполнял только его задания, он решил собрать самых лучших летчиков. Командир полка выдвинул меня. Сформированный полк привезли в Москву в аэродром Чкаловский, начали готовиться к полетам в составе полка, отрабатывали воздушные бои. Уже в конце 1943 года вылетели на фронт, прилетели в район Киева, затем за Киев и начали выполнять полеты…

— В чем состоит миссия русского человека?

— Миссия русского человека — освобождать мир от насилия, помогать другим народам. Мы везде помогали другим — немцам, французам, защищали их, помогали народам на Дальнем Востоке.

Помню свой последний бой был — над Берлином. Мы вдвоем с заместителем командира полка встретили 24 самолета, из которых сбили 5. Но только одного записали, он упал на площади, остальные не нашли. Потом три месяца в Германии охраняли наши самолеты. Вскоре поступила команда прибыть в Москву. В аэродроме «Теплый стан» я пять лет показывал технику…

— Благодаря чему Советский Союз победил в Великой Отечественной войне?

— Благодаря героическому советскому народу, который в самых тяжелых условиях начал сражение с немцами. Сначала мы отступали, потому что немцы превосходили в технике при нанесении ударов, немецкая авиация господствовала в воздухе в первые месяцы.

Затем, при подходе к Смоленску, люди начали понимать, как надо сражаться. Выделялись части, в которых успешно сражались командиры, шли самые упорные бои за Смоленск, под Вязьмой и особенно под Москвой, в районе Ржева завязались крупнейшие бои с окруженными русскими частями.

Наш 523-й полк был тогда еще под Ленинградом. Когда мы отбили немцев от Москвы, началось наступление в районе Сталинграда. По итогам Сталинградской битвы немцы начали отступление.

Я прибыл на фронт в середине 1942 года и начал воевать южнее Москвы, затем меня отвели в новый маршальский полк, из Калуги полк прилетел на аэродром Чкаловский, где три месяца готовились, затем зимой 1943 года прилетели на юг, северо-западнее Киева. Там начались упорные бои с немцами.

Наш командир полка во время одного из боев с бомбардировщиком открыл огонь, а там были бомбы, они взорвались. Его самолет потерял управление, резко падал вниз, он пытался выпрыгнуть, открыть парашют, но тот не раскрылся полностью, он попал в овраг и погиб. Его занесло снегом, только весной нашли и похоронили. Наш полк подошел уже к Проскурову.

Однажды я, подлетая к Проскурову, увидел девять бомбардировщиков и атаковал их. Я открыл огонь по бомбардировщику и вдруг произошел сильный взрыв — в мой истребитель попал снаряд, самолет вспыхнул, огонь ворвался в кабину, меня обжигает, я сразу сбрасываю фонарик, отстегиваюсь, отдаю ручку, самолёт уходит вниз, а я вылетаю из самолета. Падаю вниз, нашел кольцо, дернул, парашют открылся — сразу земля.

Я ударяюсь о землю, ноги были ранены осколками снаряда, потерял сознание… Слышу, что меня раздевают, открываю глаза, вижу людей в серых шинелях с черепами — дивизия СС. Они ко мне отнеслись с уважением, подняли, машина подошла, посадили меня в нее, два солдата меня вели, примерно в километре была деревня, где находился штаб их части.

Подъехали к штабу, выходит страшный лейтенант. Стал меня допрашивать, какая часть, где находится, кто командир? Сколько самолетов? Я говорю, что не буду отвечать. Он посмотрел на меня, махнул рукой, приказав солдатам расстрелять. Повернулся и ушел. Шофер стал заводить машину, чтобы вывести меня из штаба за деревья. Вдруг из штаба выходит другой офицер, подходит к машине. Солдаты перестали заводить машину, подтянулись.

Командир в серебреных погонах осмотрел их машину, увидел человека обгорелого, заинтересовался, подошел и спрашивает, кто такой. Солдат говорит ему, что летчик. Спрашивает, куда везете. Они сказали по-немецки, что есть приказ меня расстрелять…

— Вы понимали по-немецки?

— Я учил немецкий. Не полностью понимал их, но смысл разговора мне был ясен. Командир пошел дальше. Затем к нам подошел один офицер передать приказ… Сидим, через полчаса подъезжает телега, на ней лежит капитан немецкий, меня кладут рядом. Солдат, который вел лошадь, говорил по-украински. Едем, а он ругает лошадь…

Говорю ему: «Слушай, земляк, что же ты немцам продался? Служишь им?». А он мне: «Ах ты проклятый москаль! Сейчас прикончу!». Снимает винтовку, направляет на меня.

Капитан, как увидел, кричит ему: «Запрещаю! Команда — отвести в госпиталь». Он вновь повесил винтовку, поехали дальше. В пути я потерял сознание, ноги были разбиты, очнулся, меня кладут на носилки. Уже немца этого нет. Меня вносят в дом и кладут на стол. Русские солдаты начинают ноги перевязывать.

— Сколько там было русских солдат?

— Лежали пленные русские солдаты без сознания, тяжело раненые, человек десять. Мне ноги перевязали, начали руки мазать, руки обгорели… Начали мазать жидкостью красной, боль страшная. Я говорю: «Ребята не надо мазать, не могу терпеть». А они говорят: «Ничего, потерпи это немецкая жидкость против ожогов. Потом у тебя рубцов не будет».

Пока руки мазали, я терпел, а потом начали лицо мазать… Боль невыносимая была. Говорю: «Ребята, не надо, я не могу терпеть, лучше пусть рубцы будут». Они говорят: «Ничего, сейчас тебя уколем». Укололи меня, я заснул, на другой день просыпаюсь, лежу на койке, уже начинает светать. Там был еще один летчик, штурман По-2, его самолет сбили, а самого пилота ранили в живот. Был март 1944 года.

— Как удалось выжить в немецком плену?

— Кормили нас какой-то бурдой, каждый вечер мазали руки и лицо. Пять дней пролежал там. На шестой день наши танки окружили город. Немцы дали команду всех русских уводить на запад. Ребят довели до какой-то речки, где всех расстреляли.

А нам сказали, что вечером нас, раненых и тяжело больных, увезут на телегах. Ждем, ночь подходит, лагерь горит, все пылает вокруг. Мы ждем, когда нас сожгут. Часов в 11 заснул. Просыпаюсь, а меня поздравляют: «Нас освободили. Немцы ушли, нас не сожгли!».

Лежим, часа два приходит, входят два солдата: «Ребята, поздравляем! Будете жить! Мы вас освободили!». Ко мне подходит танкист: «Кто по званию?». Я говорю, что летчик. «О, летчик! Вы нас так долго прикрывали, что мы все живы остались. Выпей за освобождение!».

Наливает мне шнапса полчашки, я выпиваю. После ко мне подходит майор: «Ребята, поздравляю!». Ко мне подходит и спрашивает, не танкист ли. Я говорю, что летчик. «О, вы так здорово прикрывали! Выпей!». Наливает еще, я пьянею. На другой день просыпаюсь: две старушки сидят, видят, что я проснулся. Говорят, как мне повезло, что жив остался.

Мне пить хотелось. Попросил чашку кофе. Бабушка наливает мне чашку, я выпил вторую и снова заснул. Просыпаюсь, сестра сидит, которая ухаживала за мной 2−3 дня, переводят в другое помещение, меня начинают лечить.

Уже в мае… Погода хорошая, выхожу на улицу, все цветет, красота. Вижу, что госпиталь расположен на краю аэродрома, самолеты стоят — красные носы, белые хвосты. Мой полк маршальский.

Решил пойти к ним, прошел метров 300, два летчика лежат — Саша Васько и Витька Александрук. Меня не узнали, спросили кто такой. Я назвал свое имя. «Да ты что! Он же погиб, его подожгли, парашюта никто не видел». (улыбается) Они доложили командиру полка, что нашелся летчик, тот доложил главкому. На следующий день приезжают в госпиталь, одевают меня в военную одежду, выводят на аэродром к самолету, шесть часов летели в Москву. Прилетели, машина ждет, отвезли в госпиталь в Сокольники. Через месяц я начал ходить…

— Кого из руководителей советского государства считаете великим?

— Великим был Сталин. Он превратил Советский Союз в могучее государство, которое в годы войны в Корее разбило американцев. В одном только бою мы сбили 26 бомбардировщиков, после чего американские летчики отказались от планов бомбить Советский Союз.

Они поняли, что не пролетят и ста километров, как их собьют. Американский бомбардировщик оказался беззащитен против советского истребителя.

— Кем для Вас лично является Иосиф Сталин?

— Этот человек поднял Россию, построил тысячи военных заводов. Миллионы людей работали на страну, строили технику, колхозы, совхозы. Страна стала современной, мощной, и это особенно проявилось на Дальнем Востоке.

Нас в конце ноября 1950 года направили на Дальний Восток, там шла [Корейская] война. Наш полк в составе 32 летчиков приехал. С 1 апреля начали воевать. В начале апреля я сбил первый американский самолет. Вылетели звеном на перехват разведчика, набрали высоту вдоль реки Ялуцзян. Американцы ждали, одного летчика сбили, троих — подбили.

На второй день я решил лететь вдоль реки, набрать высоту, чтобы меня не сбили, а там повернуть на юг, тем более, что разведчик был на севере. Набрали высоту 7000 метров, смотрим, разведчик летит. Я даю команду: «Атакуем!».

Впереди был мой летчик слева, разворачиваемся на него, он выходит вперед, подходит к разведчику. Его атакуют, я стреляю, они сразу устремляются вверх. В это время меня сзади вторая четверка атакует. Сергей Родионов сзади.

Я велел сделать срочный переворот, уйти от атаки. Он делает вперед, я делаю разворот, догоняю заднего, открываю огонь. Он сразу клюнул носом, остальные пошли вверх. Разведчик ушел, пока мы бой вели, не смогли догнать.

Наступает 12 апреля 1951 года, вылетаем, идет большая группа на малой скорости, наш командир передает — набор высоты 7000 метров, затем разворот для встречи с американцами. Командир передает: «Внимание! Впереди слева ниже бомбардировщики». Две группы по 24 самолета, сзади идут истребители. «Крамаренко, прикрой!».

Посмотрел, идет огромная группа самолетов. Даю команду: «Набирайте высоту, атакуйте истребители сверху!». А я вниз — сбивать командира. Я делаю под самолетами разворот, догоняю командира, открываю огонь, взрывы, он резко наклоняется и идет в море.

Атакую второго, в это время меня атакуют два звена, но меня прикрывают. До леса еще минуты четыре вели бой с истребителями, они не пошли сражаться, а все ушли в море. Мы подошли к морю, сбили пять самолетов, еще истребителей сверху. Разворачиваемся, идем к аэродрому, и вдруг идут бомбардировщики.

Мы атакуем, но снаряды большие кончились, остались маленькие — 23 миллиметров. Стреляем, только белый дым появляется. Я велел прекратить, когда увидел американские корабли. Возвращаемся в аэродром, нас командир ругает, что бой не вели. Оказывается, 12 самолетов было сбито нашими, 9 — упали на месте боя, 3 — дошли до Южной Кореи, там упали. На аэродром вернулись 22 бомбардировщика, а было 48. Еще два бомбардировщика были подбиты, не могли летать, их списали. В общем американцы потеряли 26 самолетов.

— После этой операции Вы получили звезду героя Советского Союза?

— Да, дали звание Героя за то, что я сбил 12 бомбардировщиков и спас других от уничтожения. Всего звание героя СССР дали 4 летчикам. Одному из наших дали за то, что он сбил два бомбардировщика, второму — за то, что спас самолет, долетел на разбитом самолете, а третий тяжело раненый летчик умер и был награжден посмертно.

— В годы войны Вы освобождали от нацистов Украинскую ССР, Прибалтику, Польшу, дошли до Берлина. Сейчас времена изменились, историю пересматривают, русских стравливают с украинцами уже не первый год. Какой совет дадите двум народам?

— Поднимать свою страну, упорно работать, делать все, чтобы стать сильными. Молодежь должна осваивать все специальности и работать на пользу нашего народа. Украинцы — такой же народ, как и русские. Просто западные украинцы толкнули страну на неправильный путь. Со временем люди это поймут и станут едины…

— Что Россия должна сделать в отношении ДНР и ЛНР?

— России следует признать независимость Луганска и Донецка или же включить республики Донбасса в свой состав. Остальные регионы Украины пусть решают сами, как им быть. Вот я украинец по происхождению, но работаю всю жизнь в России. Я защищаю Россию, работаю на благо ее народа, чтобы страна могла отстаивать свои интересы.

— Почему развалился Советский Союз?

— Это была вина руководителей СССР, которые пошли на развал страны. Начался процесс с Никиты Хрущева. Кто виноват? Не мое дело. Вопрос надо изучать. Я же верхи не изучаю, я работаю внизу. Сейчас возглавляю Ассоциацию городов-героев. Моя задача состоит в укреплении городов-героев.

— Когда Советский Союз сбивал американские самолеты, он чувствовал себя независимой силой. Что позволило Москве стать субъектом?

— Я был летчиком. Моя задача состояла в том, чтобы спасти советский народ от уничтожения. Мы уничтожали бомбардировщики. 23 бомбардировщика не прилетело после первого боя, после второго — 16 не вернулись. И американские летчики поняли, что они не могут бомбить Советский Союз, нет у них возможности, техника не позволяет…

С тех пор уже 80 лет нет войны. Хотя американцы очень нагло ведут себя, хотят взять вверх над русскими, но им это не удается. Украинцы постепенно поймут это и поддержат нас…

— Какой должна быть национальная идея России?

— Нужно заботиться о народе, который живет в России, делать все, чтобы люди жили, работали, обучались, осваивали новую технику, поднимали страну. То есть забота о стране — это единственный ключ.

— Бернард Шоу говорил, что секрет героизма состоит в том, чтобы никогда не позволять страху смерти руководить жизнью. Согласны с ним?

— Конечно. Мыслями человека руководит жизнь, стремление остаться в живых, помочь другим, поднять страну и остаться на вершине. Быть единым, быть целеустремленным, заботиться о своем народе.

— Поднимаясь в небо, как Вы себя настраивали на то, что обязательно вернетесь живым? Что являлось для Вас внутренней точкой опоры?

— Точкой опоры было стремление победить противника, выполнить задание, вернуться целым и невредимым. Все очень просто. Победить страх и вернуться, защитить свой народ, свое государство.

— Русские по менталитету — индивидуалисты или коллективисты?

— Коллективисты, конечно. Работает коллектив. Мы приходим на работу, обсуждаем, что будем делать, ставим общие цели…

— Коллективисты в годы войны или всегда?

— Всегда. Сейчас войны нет, а мы коллективом работаем. Например, мы ассоциацией ездим по городам, оцениваем, как они работают, что нужно делать, как помочь. То есть заботиться обо всех.

— Верите в Бога?

— Я не верующий, но есть сила Божья, которая нас поддерживает. Не знаю, почему, но поддерживает. Это заложено в самом человеке — стремление к единству, к вере в лучшее.

— Верили в идеалы коммунизма?

— Коммунизм был далеко, но я верил, что мы работаем хорошо, что народ работает вместе, что нужно и дальше стараться на благо всех.

— Что такое справедливость?

— Справедливость — делать все правильно для общей цели. Для народа, который тебя окружает. Я думал всегда о том, как мои действия отразятся на других.

— Представьте себе, то мы закладываем в фундамент здания капсулу с посланием для будущего поколения, которое ее откроет в 2055 году. Что Вы им скажите в послании?

Я так далеко не заглядываю, но сказал бы следующее: «Будьте справедливыми, работайте для общей цели. Помогайте людям, чтобы все закончилось Вашей общей победой, чтобы народ жил еще лучше… Продолжайте свой род, заботьтесь о своих близких и родителях!».

Беседовал Саркис Цатурян

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

428

Похожие новости
17 июля 2019, 13:30
17 июля 2019, 01:30
17 июля 2019, 21:30
17 июля 2019, 07:30
17 июля 2019, 13:30
17 июля 2019, 17:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
13 июля 2019, 09:30
11 июля 2019, 01:00
11 июля 2019, 11:00
13 июля 2019, 09:30
16 июля 2019, 15:00
12 июля 2019, 11:00
13 июля 2019, 07:15

Интересное на сайте
05 марта 2012, 12:57
02 ноября 2011, 15:09
15 февраля 2013, 14:22
06 февраля 2010, 17:37
23 июля 2013, 11:33
14 ноября 2012, 15:10
01 марта 2011, 15:10