Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Ссоры с супердержавами обходятся дорого: Израиль в фокусе

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Ирины Петровой под заголовком «Почти утраченные иллюзии».

Между Израилем и Россией чуть ли не каждый день происходят неприятные инциденты. Не успели стихнуть возмущение и изумление жестким приговором Нааме Иссахар, которую поймали в транзитной зоне с шестью граммами гашиша, как в Шереметьево завернули целую группу израильских бизнесменов. В другом московском аэропорту 46 пассажиров Эль-Аль на полсуток задержали на границе. Маленькую израильтянку с диагнозом аутизм несколько дней не выпускали из России под предлогом нарушения визового режима. Несмотря на обращения президента и премьер-министра Израиля, суд отклонил апелляцию Иссахар и оставил в силе ее приговор — 7 с половиной лет заключения.

Одновременно меняется характер столь эффективного прежде российско-израильского взаимодействия в Сирии. Нашим ВВС стало труднее наносить удары по иранским объектам после операции в районе Дамаска 20 ноября — тогда, как предполагается, были уничтожены российские ЗРК. Вскоре после этого российские истребители поднялись в воздух, чтобы предотвратить очередную атаку самолетов ЦАХАЛа на аэродром в Хомсе.

Официальные лица РФ, которые прежде воздерживались от комментариев, теперь открыто критикуют Израиль за нападения на цели Ирана и Хизбаллы в Сирии. Москва осуждает заявление Нетаньяху об аннексии Иорданской долины, голосует за антиизраильские резолюции ООН и готовится сыграть важную роль в палестино-израильском урегулировании. Недавно президент Путин высокомерно назвал еврейское государство «русскоязычной страной», прозрачно намекая, что оно входит в сферу влияния Кремля.

Но если посмотреть с другой стороны, дружба между двумя странами по-прежнему крепка. Путин приезжает к нам на форум в честь Международного для Холокоста. Израиль устанавливает уже второй памятник советским воинам — победителям нацизма. Репатрианты из России получают пенсии, а недавно было одобрено российское пособие живущим в Израиле ветеранам. Но негативных моментов все больше, причем атмосфера нагнетается именно накануне визита Путина в Израиль.

Что это может означать? Почему Россия отталкивает одного из своих немногих союзников в западном мире?

Самое простое объяснение: Москва просто «дает ответочку» на действия израильтян. Наама Иссахар получила срок после того, как в Израиле было принято решение об экстрадиции в США хакера Буркова. В том, что касается запретов на въезд, Израиль тоже, как говорят дети, «первый начал». За прошлый год через границу не пропустили более пяти с половиной тысяч россиян, подозревая их в намерении нелегально работать в нашей стране. Часто при этом под раздачу попадают честные туристы и обращаются с ними, мягко говоря, не слишком вежливо. Не то чтобы российские власти всерьез переживают за своих граждан, но подобные ситуации оскорбительны для крупной державы и, в глазах Москвы, требуют ответных мер. Кроме того, в Израиле нередко находят убежище российские евреи, неугодные Кремлю.

И все же это слишком частные случаи, чтобы они могли нарушить взаимовыгодное сотрудничество. Скорее дело в том, что интерес Москвы к этому сотрудничеству падает по мере того, как растет ее роль в процессе сирийского урегулирования. Россия как главный гарант сохранения власти Асада старается стабилизировать ситуацию, а свободное поведение ВВС ЦАХАЛа в сирийском небе не способствует стабильности и к тому же подрывает репутацию российских средств противовоздушной обороны.

Впервые холодный ветер подул, когда сирийские зенитчики по ошибке сбили российский самолет после израильской операции. Тогда это казалось трагической случайностью, которая не может надолго омрачить отношения друзей.

Долгое время израильские операции помогали Москве, ослабляя иранскую экспансию, но теперь российские дипломаты, очевидно, предпочитают договариваться с Тегераном, чем потакать Иерусалиму. У российских бизнесменов появились деловые интересы в районах, которые подвергаются израильским атакам; они также рассчитывают привлечь в Сирию арабских инвесторов.

Россия активно укрепляет свой международный авторитет и всячески подчеркивает, что мелкие игроки должны знать свое место и относиться к ней с пиететом. Выходки вроде отказа ее гражданам во въезде или уничтожения ее ПВО недопустимы. И если раньше Израиль самонадеянно считал, что его отношения с Россией равноправны, то теперь от этой иллюзии придется отказаться.

Усилия, предпринимаемые РФ для расширения своего влияния в ближневосточном регионе, должны насторожить Израиль. Кремль активно налаживает стратегические и экономические связи с Египтом, ОАЭ, Саудовской Аравией — то есть, со странами, которые при Трампе стали нашими союзниками против Ирана. Это грозит изменить расклад сил в регионе и осложнить сближение Израиля с арабским миром.

К менее значимым, но все же реальным факторам можно отнести отсутствие полномочного правительства и бесконечную чехарду выборов в Израиле. Если раньше Нетаньяху пользовался в Москве репутацией несокрушимого политического титана, то теперь его акции сильно упали. Соответственно уменьшилось и уважение к еврейскому государству.

Набирая силу на ближневосточном направлении, Россия уже не церемонится со своими прежними союзниками и строит отношения с ними на сделках, выгодных в первую очередь для нее. Чтобы заключать такие сделки, нужно иметь «валюту» для торга — право посещать свою территорию или заложников вроде Наамы Иссахар.

Оптимисты считают, что Иссахар будет возвращена в Израиль накануне или после визита Путина, а проблемы с туристами — взаимно улажены. Но это маловероятно. Известно, что Израиль не разорвет контакты с Россией из-за девушки с гашишем в рюкзаке, из-за десятка не допущенных к въезду путешественников и даже из-за препятствий, чинимых его военным. Дружба, пусть и мнимая, для нашего государства слишком важна, а ссоры с супердержавами обходятся дорого. Поэтому мы до последнего будем считать, что все происходящее — временные недоразумения, которые вскоре разрешатся. Но чем дальше, тем эти иллюзии более призрачны. (Автор: Ирина Петрова)

Портал 9tv.co.il опубликовал аналитическую статью Мартина Шермана, основателя и исполнительного директора Израильского института стратегических исследований, в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «Иорданские альтернативы».

«Ничто так не обманчиво, как слишком очевидные факты, — ответил Холмс, смеясь». (Артур Конан-Дойль, «Тайна Боскомской долины»)
«Израиль обязан самым ясным и недвусмысленным образом убедить Вашингтон в том, что процветание Иордании является для Израиля первостепенным вопросом безопасности и стратегическим интересом». Бывший начальник Моссада Эфраим Халеви, «Между Иерусалимом и Амманом: 25 лет с момента подписания мирного соглашения между Израилем и Иорданским Хашимитским Королевством», Институт исследований национальной безопасности (INSS) , 25 сентября 2019 года.

Поскольку СМИ безнадежно заблудились в трех соснах тупиковых результатов израильских выборов и юридических заботах премьер-министра Биньямина Нетаньяху, некоторые не менее важные вопросы, стоящие на национальной повестке дня, и без того изрядно перегруженной, вновь оказались за пределами общественного дискурса.

Так, на прошлой неделе промелькнула и сразу же ушла из сферы внимания СМИ одна из подобных тем, вполне возможно, имеющая весьма далеко идущие последствия: отношения с Иорданией и их довольно зловещие перспективы в будущем.

Жизненно важный интерес Израиля

Понятно, что в свете регулярных вспышек насилия куда большее внимание уделяется «горячим» фронтам страны на севере, где Израиль препятствует росту мощи Ирана в Сирии и Ливане, и на юге, где нам приходится сдерживать провокации ХАМАСа.

Эта обременительная рутина затеняет колоссальное значение нашей восточной границы с Иорданией и, как следствие, важность горного хребта Иудеи и Самарии, отделяющего эту границу от густонаселенной прибрежной низменности. Тем не менее, потенциальная нестабильность и одновременно значимость нашей самой длинной границы была совершенно недвусмысленно подчеркнута недавно Эфраимом Халеви, бывшим главой Мосада, на конференции, посвященной четверти века со дня подписания мирного договора между Израилем и Иорданией.

По словам Халеви, с одной стороны Израиль обязан лоббировать в США интересы хашимитского королевства, с другой же — нашим службам безопасности следует подготовить планы, берущие в расчет самые разные сценарии того, что может произойти в Иордании. «Израиль обязан самым ясным и недвусмысленным образом убедить Вашингтон в том, что процветание Иордании является для Израиля первостепенным вопросом безопасности и стратегическим интересом», — подчеркнул бывший глава Мосада.

Таким образом, по мнению Халеви, стабильность и процветание Иордании — это важнейший интерес Израиля «а не только самой Иордании, в отличие от наших связей с другими странами вокруг».

Действительно ли «Иордания должна быть главным приоритетом Израиля»?

Забавно, что Халеви высказал эту мысль менее чем через сутки после того, как иорданский монарх, король Абдалла, выступая на Генеральной ассамблее ООН, посвятил по крайней мере половину своей речи обвинениям Израиля.

Вместе с тем, несмотря на публичную демонстрацию враждебности со стороны Абдаллы, понять точку зрения Халеви не так уж сложно. В конце концов, при династии Хашимитов восточная граница Израиля оставалась мирной с начала 70-х годов. Более того, учитывая то, какими в наших краях обычно бывают альтернативы, сохранение в Аммане вроде как умеренного прозападного режима обладает бесспорной привлекательностью.

Развивая свою мысль, Халеви посетовал на то, что Вашингтон, мол, теперь снизил свои ожидания от Иордании: «США отвернулись от Иордании, вот уже в течение трех лет в Иордании нет американского посла!»

«Проблема Иордании должна рассматриваться как едва ли не самая значимая. Поскольку, если, не дай Бог, что-то случится в Иордании, и по ту сторону реки сложится другая ситуация, и мы вновь окажемся в положении, когда наша самая длинная граница больше не самая тихая, а, напротив, самая проблематичная, будет уже поздно!», — зловеще предупредил Халеви, указывая на то, что это может произойти буквально в течение года-двух.

После чего призвал направить израильских представителей в Вашингтон, чтобы те лоббировали у США помощь для обеспечения стабильности хашимитского режима в Аммане.

Балансируя на грани?

Когда кто-то, настолько близко и тесно связанный с монархией и настроенный так проиордански, как Эфраим Халеви выступает со столь пронзительным и настоятельным призывом, следует отнестись к этому со всей серьезностью, ясно осознавая, что те опасности, о которых он предупреждает, действительно неизбежны.

Иорданская экономика, в значительной мере зависящая от импортируемой энергии и иностранной помощи, находится в тяжелом положении уже несколько лет. Общественное недовольство приобретает все большие масштабы и все чаще приводит к массовым уличным беспорядкам, перестановкам в правительстве и постепенному разрушению базы на которой, зиждилась поддержка монархии.

Несмотря на то, что этой стране выпало бремя в виде миллиона (а возможно и больше) беженцев, в основном из Сирии, многие иорданцы продолжают указывать на то, что главными проблемами страны являются сегодня неэффективное управление в сфере экономики и чрезмерная зависимость от международной помощи и помощи Международного валютного фонда, а вовсе не сирийский кризис.

С безработицей, возросшей почти до 20%, и угрозой сокращения иностранной помощи король рискует утратить поддержку даже своей традиционной базы — бедуинских кланов, до сих пор служивших костяком его режима.

Не случайно в марте 2019 года протестное движение, связанное с крупным иорданским кланом Бани Хасан, выступило с необычайно резкой критикой против короля и его семьи, потребовав смены режима.

Гламур ради смены режима

«Кризис в Иордании — это кризис режима, а не конкретного правительства, — говорилось в заявлении. — Это кризис, вызванный коррупцией, возникший из-за того, что король, его жена и его семья позволяют себе делать все, что им заблагорассудится, расширяя полномочия, предоставленные им иорданской конституцией. Все это привело к возникновению клики влиятельных и коррумпированных людей, сеющих разрушения и вред по всей земле под личным покровительством королевской семьи, а также к исключению народа Иордании из процесса принятия решений и самоуправления. А потому мы, оставляя бессмысленную стадию требования реформ, переходим к требованию всеобъемлющих изменений в системе управления… «

Примечательно, что другие кланы, такие как Бани Аббад и Бани Хамид, тоже выразили поддержку заявлению клана Бани Хасан. И хотя некоторые высокопоставленные представители кланов отреклись от этой критики, выразив поддержку королю, оно вызвало серьезный испуг в официальных кругах королевства.

Более того, многие представители клана, до выхода на пенсию занимавшие высокие посты в номенклатуре и армии страны и бывшие частью истеблишмента, приняли участие в публичных акциях протеста. Группа политиков и офицеров в отставке, называющих себя Национальным комитетом по контролю, выступила с жесткой критикой короля и суда за злоупотребление властью, призвав принять меры по ограничению полномочий монархии.

Еще одним постоянным источником критики в адрес короля являются «Братья-мусульмане». Хотя это движение и сдало в последнее время, как из-за внутренних разногласий, так и вследствие утраты позиций во многих странах, оно все еще прекрасно умеет использовать волны народного недовольства для набора политических очков. Ранее в этом году его политическое подразделение, «Исламский фронт действий», опубликовало заявление, приписывающее рост безработицы, особенно среди молодежи, экономической политике режима, призвав к изменению политической и экономической систем.

«Срок годности» ограничен?

Одним словом, у Халеви есть достаточно оснований для беспокойства. Вместе с тем, тот факт, что его диагноз по поводу слабости династии Хашимитов точен, вовсе не обязательно означает и то, что его рецепт — постараться спасти подгнивающего монарха — является верным и разумным. Пусть даже на первый взгляд его соображения кажутся правдоподобными, не стоит забывать о вынесенном в эпиграф к статье предостережении Шерлока Холмса: нет ничего более обманчивого, чем очевидный факт.

Какой бы соблазнительной ни казалась подобная идея, Израиль не сможет взять на себя ответственность за обеспечение нынешнего социально-экономического режима в Иордании. Увы, Израиль уже имеет горький опыт смены режима в странах, которые некогда были благосклонно к нему настроены, например: Турция до Эрдогана, Иран при шахе, Египет Мубарака и Ливан при Башире Джумаеле.

Последний пример, к слову, лишь подчеркивает то, как мало Израиль может повлиять на обеспечение долговечности относительно дружелюбного режима, если внутренние силы в том государстве захотят иного развития событий.

Соответственно, разумным рабочим предположением для авторов национальной стратегии Израиля должно быть то, что хашимитский режим имеет ограниченный «срок годности».

Таким образом, акцент должен быть сделан на второй части рекомендации Халеви, то есть на подготовке израильскими службами безопасности планов, рассматривающих различные альтернативы хашимитскому режиму в Иордании.

Иордания, смена режима и Трамп

Нестабильность в Иордании и перспектива разных альтернатив (например, смены режима) приобретают все большее значение в свете слухов о приближающейся публикации администрацией Трампа знаменитой «сделки века», призванной положить конец более чем вековому конфликту между евреями и арабами.

Хотя детали «сделки» по-прежнему неясны, может оказаться, что именно Иордании, хочет она того или нет, суждено сыграть в ней едва ли не главную роль. Другими словами, выполнимость «сделки», а по сути, ее приемлемость для нас, будет критически зависеть от характера режима к востоку от реки Иордан и от того, насколько он будет стабильным или, напротив, шатким.

В конце концов, как бы ни надеялись некоторые, любой преемник режима в Аммане вряд ли будет более дружелюбен по отношению к нам, нежели нынешний монарх. А это предположение, в свою очередь, возвращает нас к критической и стратегической важности для Израиля высокогорных областей Иудеи и Самарии, равно как и района Иорданской долины.

Как я уже не раз подчеркивал в прошлом, эти земли являются не только топографическим барьером между Иорданией и густонаселенной береговой равниной Израиля. Любые военные силы, будь то регулярные войска или диверсионно-террористические группировки, обосновавшись там, будут обладать полным топографическим превосходством над практически всеми аэродромами Израиля (как военными, так и гражданскими, включая, разумеется, и единственный международный аэропорт имени Бен-Гуриона), основными портами, военно-морскими базами, главными транспортными магистралями (железнодорожными и автомобильными), объектами и системами жизненно важной инфраструктуры (включая электроэнергетические станции, опреснительные установки и водный транспорт), центрами гражданского управления и военного командования и 80% районов проживания гражданского населения и коммерческой деятельности.

Все вышеперечисленное будет располагаться в диапазоне дешевого, легкодоступного оружия, которое уже использовалось против Израиля из районов, оставленных нами в прошлом и переданных под арабский контроль. Таким образом, обоснование любого плана, предусматривающего отступление Израиля из этих жизненно важных областей, будет решающим образом зависеть от характера режима в Иордании, примыкающей к ним с востока. Будет ли способен этот режим сдерживать враждебные Израилю силы, останется ли безразличен к их агрессивным намерениям, или, что еще хуже, станет их соучастником?

И если план Трампа подразумевает значительные территориальные уступки со стороны Израиля, следует ясно осознавать, что последствием этого с большой вероятностью станет возникновение колоссального пространства враждебной территории, простирающегося от окраин Большого Тель-Авива до Ирака, а возможно и дальше.

Именно поэтому израильским службам безопасности действительно следует подготовить планы, рассматривающие различные сценарии развития событий в Иордании. Но не для того, чтобы придумать, как мы будет с этим справляться, а для того, чтобы изначально не допустить возникновения катастрофической для нас ситуации. (Автор: Мартин Шерман)

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

614

Похожие новости
18 сентября 2020, 20:15
19 сентября 2020, 02:15
19 сентября 2020, 14:15
19 сентября 2020, 16:15
19 сентября 2020, 10:15
18 сентября 2020, 18:15

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
19 сентября 2020, 13:45
19 сентября 2020, 01:45
18 сентября 2020, 22:00
17 сентября 2020, 20:00
19 сентября 2020, 08:15
16 сентября 2020, 18:00
16 сентября 2020, 00:00

Интересное на сайте
12 июня 2011, 12:19
17 мая 2011, 11:31
27 мая 2013, 12:16
22 августа 2012, 10:54
31 января 2013, 11:27
10 августа 2012, 16:11
08 февраля 2010, 12:06