Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

США сделают основную ставку на левую оппозицию в России и Иране

На прошлой неделе российский МИД официально обвинил США в финансировании российской оппозиции. Факт донельзя банален, однако публично на официальном уровне он был озвучен впервые.

Конспирологии и «попыток объяснить собственные провалы происками Госдепартамента» здесь, естественно, ноль. Американцы никогда не пытались особенно скрывать помощь оппозиционным движениям — в случае, если это не входило в противоречие с целями, декларируемыми самими оппозиционерами. Более того, прозападную оппозицию они всегда поддерживали и поддерживают демонстративно.

При этом не стоит думать, что деньги западных фондов целиком оседают в узком слое столичного и петербургского креаклиата. На практике замкнутой касты «грантоедов» не существует. В отличие от распорядителей российской «софт пауэр», анекдотическим, но типичным примером которых является бывший посол на Украине Михаил Зурабов (единственный в истории посол, ближайший приятель которого активно участвовал в перевороте, направленном против его собственной страны и стал его основным бенефециаром), американские «распорядители» не живут по принципу «лучше пафосные… приёмы и совместный бизнес с „элитой“, чем системная работа с „общественностью“». Речь о весьма эффективных структурах, не страдающих зурабовщиной и способных внимательно рассмотреть вразумительное предложение, от кого бы оно не исходило.

Чисто географически, «поход в регионы» давно стал одним из ключевых направлений работы западных структур. Создание «актива» и опека над ним, скупка или другая работа с региональными СМИ — абсолютная обыденность.

При этом демократизм (без кавычек — у американцев действительно прекрасно сохранились его рецидивы) сочетается с крайне малой разборчивостью в средствах. В своё время Штаты поддерживали любых, сколь угодно антизападных раскольников среди коммунистов, сейчас поддерживают откровенных джихадистов против неугодных светских режимов. Иными словами, потенциальный «грантоед» — это не обязательно «человек с хорошим лицом» и ультралиберальными убеждениями. Столь же успешно им может оказаться «борец с капитализмом» или националист. Странная, на первый взгляд, комбинация из либералов, левых и нацистов на Болотной — в реальности представляет собой моментальный снимок основных направлений работы госдепартамента и его производных, отнюдь не стремящихся складывать все яйца в одну корзину. Достаточно широкое присутствие платных активистов на всех уровнях и от Калининграда до Владивостока — очевидный факт.

Пресловутая «методичка» (набор стандартных тезисов и пропагандистских приёмов) столь же банальна. Вы ещё не слышали, что, критикуя снятый за огромные государственные средства кинотрэш, вы его рекламируете? Тезис о том, что достаточно бездарно потратить несколько сот миллионов, чтобы стать официально неприкасаемым, выглядит абсолютно дико, но он был повторён несколько сот раз — у «Матильды» были очень уважаемые инвесторы. При этом лишённые столь мощной интеллектуальной поддержки «лидеры общественного мнения» быстро скатывались в анекдот. Перед нами частный пример того, что выдать грант недостаточно — редкий активист обладает талантами Геббельса и лучшее, что он может сделать — это пассивно воспроизводить готовые штампы. Их бесконечное воспроизведение при первой возможности — вполне эффективный пропагандистский приём.

При этом штампы отнюдь не сводятся к хорошо известной и повторяющейся эмблеме протестных движений. Попытка реализовать в Иране сценарий «арабской весны» явно провалилась, однако предоставила богатый материал для иллюстрации этого тезиса.

Беспорядки в ИРИ имели прекрасно наблюдаемый внешний контекст. Из самого Ирана исходило только 26% твитов в поддержку протестов. 39% приходилось на Саудовскую Аравию, вдобавок активно поддерживавшую этнических арабов провинции Хузестан. Теперь посмотрим, какую «правду» нёс Эр-Рияд.

«В программе «Яхала» на канале «Ротана», вещающем на страны Залива, доктор Халид Батрафи, писатель и политический аналитик, заявил, что глава судебной системы Ирана Садик Лариджани имеет 63 банковских счёта. Далее он отметил что «верховный лидер» Али Хаменеи распоряжается фондом в $ 80 млрд от средств хумса (традиционный подоходный налог у шиитов), собранным с иранского народа, который щедро раздаёт афганцам, ливанцам, йеменцам, дабы они вели на них «грязные войны» и ширили иранскую экспансию. Голодные и нищие иранцы увещевались обещаниями, покуда не поняли, наконец, что они свободны, и не восстали против диктатуры, что вырывает кусок хлеба изо рта у них и их детей.

Доктор Ахмад Шахри, политический аналитик и военно-стратегический эксперт сказал, что голодающий иранский народ возмущён тем, что состояние Али Хаменеи составляет $ 95 млрд. и понял, что Хаменеи является разбойником, вот они и украсили его фотографии изображением тапочек. Йеменский же народ имеет для Хаменеи только два слова: лжец и разбойник".

Иными словами, 140 миллиардов Путина, а так же «жулики и воры» в саудовской интерпретации. Нетрудно заметить и странные обувные параллели (кеды Медведева) — возможно, это даже не совпадение. Как ни смешно, но башмак — старинное знамя протеста.

При этом модифицированная и упрощённая риторика со сдвигом в сторону социальных требований является общей чертой и для Ирана, и для России. В итоге, протесты в Иране — именно низовые, среди беднейших слоёв населения.

Последнее неудивительно. Классические революции среднего класса, цепочка которых началась в 2009-м, в основном потерпели поражение. При этом наименьшими успехами они могут похвастаться именно в странах с наиболее антизападными режимами. В их случае активности среднего класса самой по себе недостаточно для того, чтобы «раскачать» общество со стойкими антиамериканскими установками. При этом акцент на политические свободы, характерный для протестов «миддлов», практически лишает их возможности стать триггером для протеста нижнего класса. Хуже того, условный либерализм оказывается беспомощным перед лицом классического популизма, способного мобилизовать «улицу» против «болотной площади» — классическим примером этого является Турция, менее известным — Венесуэла.

Выводы явно сделаны — риторика «активистов» сместилась влево. В Вашингтоне, очевидно, сформировался запрос на «социалистический коллаборационизм», способный выступить с лозунгом поражения собственного правительства в «ненужной империалистической войне, ведущейся за яхту Абрамовича/счета Хаменеи». США нужны политические силы, способные подписать Брест 2.0. При этом нельзя сказать, что их поиски безнадёжны. Коллаборационизм под левыми лозунгами совершенно обыден, при этом изначально вмонтированный в левую идеологию тезис «у рабочего нет отечества» делает его вполне органичным.

Хорошо известно, какую роль в разложении армии сыграла пропаганда большевиков в 1917-м. При этом речь не о ситуативном, а об «идеологически обоснованном» способе действий.

«На деле целью борьбы английской и французской буржуазии является захват немецких колоний и разорение конкурирующей нации, отличающейся более быстрым экономическим развитием. И для этой благородной цели „передовые“, „демократические“ нации помогают дикому царизму еще более душить Польшу, Украину и т. д., еще более давить революцию в России».

«Лозунгами социал-демократии в настоящее время должны быть… в 3-х, в особенности борьба с царской монархией и великорусским, панславистским шовинизмом и проповедь революции в России, а равно освобождения и самоопределения угнетенных Россией народов».

Иными словами, это лозунг поражения прежде всего своего правительства, как наиболее реакционного.

При этом защита стран догоняющего развития от развитых — преступна.

«Когда французские буржуа ссылаются точно так же на защиту родины и прочее, они также лгут, ибо на деле они защищают более отсталые в отношении капиталистической техники и более медленно развивающиеся страны, нанимая на свои миллиарды черносотенные банды русского царизма для наступательной войны».

Менее известно, что привычка отечественных левых и их украинских побратимов называть триколор «власовским флагом» скрывает два факта. Во-первых, РОА было вполне официально запрещено воевать под трёхцветным флагом, она воевала под андреевским — и даже этот вариант стал возможен, видимо, потому, что «кураторы» не опознали в нём традиционный флаг российского флота. Во-вторых, власовская пропаганда и программа были весьма «красными» (напомню, кстати, что Власов воевал с белыми в 1919—1920 гг.). Пражский манифест КОНР изначально планировалось огласить 7-го ноября, при этом главными целями провозглашались «возвращение народам России прав, завоёванных ими в народной революции 1917 года», «прекращение войны и заключение почетного мира с Германией». Экономическая программа КОНР, несмотря на декларируемый антибольшевизм, ничем не отличалась от НЭПа или от той конфигурации, которая возникала после декретов о национализации (военный коммунизм сформировался практически явочным порядком).

Что касается непосредственной пропаганды, менее контролируемой немецкими «кураторами», то «вместе с этим говорится, что после смерти Ленина партия стала лишь послушным оружием в руках партийного лидера Сталина, на которого возлагается вина за репрессии и положение народа в Советском Союзе, при этом сама сущность системы не подвергается критике».

И, наконец: «Два года назад Сталин еще мог обманывать народы словами об отечественном, освободительном характере войны. Но теперь Красная армия перешла государственные границы Советского Союза, ворвалась в Румынию, Болгарию, Сербию, Хорватию, Венгрию и заливает кровью чужие земли. Теперь очевидным становится истинный характер продолжаемой большевиками войны. Цель ее — еще больше укрепить господство сталинской тирании над народами СССР, установить это господство во всем мире». Это уже можно рассматривать как прямое нарушение авторских прав.

Так или иначе, можно ожидать, что «пролетарская сознательность» и лозунг «поражения своих империалистов» будут становиться всё более модным трендом, равно как и призывы к радикальному переделу собственности. С очень большой степенью вероятности в США сделают основную ставку именно на левую оппозицию, при этом практика поддержки любых фракций в коммунистическом движении, вплоть до самых крайних, у них есть. Добавлю, что довольная заметная часть идейных русофобов в американском истеблишменте выросла как раз из левацкой среды.

Однако это возможная долгосрочная стратегия. При этом РФ и Иран имеют относительно очень узкое окно уязвимости. Так, экономика ИРИ показала в прошлом году достаточно внушительный рост. В Вашингтоне совершенно явно рассчитывали на более длительную депрессию и теперь вынуждены действовать в экстренном порядке. Ровно та же ситуация характерна для России. При этом раскачать ситуацию ни в ИРИ, ни в РФ «консервативными» методами США явно не смогут. В то же время за всей бурной деятельностью несистемной оппозиции потенциально просматривается сценарий очень масштабной и циничной провокации, включая украинский сценарий в предельно жёсткой форме. Вполне вероятно, что это всего лишь иллюзия, но риски экстремального варианта достаточно велики.

Евгений Пожидаев

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

468

Похожие новости
17 февраля 2018, 20:15
18 февраля 2018, 10:15
18 февраля 2018, 18:15
18 февраля 2018, 09:45
18 февраля 2018, 08:15
18 февраля 2018, 08:15

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
11 февраля 2018, 21:45
13 февраля 2018, 09:15
17 февраля 2018, 19:45
17 февраля 2018, 17:45
15 февраля 2018, 10:15
13 февраля 2018, 13:00
17 февраля 2018, 07:45

Интересное на сайте
10 августа 2012, 16:11
14 декабря 2010, 12:21
14 ноября 2012, 15:10
02 ноября 2011, 15:09
15 февраля 2013, 14:25
14 декабря 2010, 14:20
08 февраля 2010, 12:06