Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

СМИ: Русских учителей «выдавливают» из школ нацменьшинств Латвии

Рижское русскоязычное издание «Сегодня» пишет о неприятностях, которым подвергаются русские педагоги, работающие в школах нацменьшинств Латвии. Основные неприятности для русских учителей исходят от сотрудников Центра государственного языка (ЦГЯ), рьяно занимающихся проверкой педагогов на предмет знания латышского.

Как пишет журналистка Татьяна Мажан, начало учебного года обернулось для педагогов средней школы № 3 в Резекне покупкой валерьянки и «дырами» в семейном бюджете. Инспектор Инга Валениеце из ЦГЯ, прибыв школу, принялась раздавать штрафы. «Да так увлеклась, что в пылу борьбы за государственный язык составила акт на педагога, чье отличное знание латышского вечером того же дня подтвердила целая языковая комиссия. Теперь Валениеце пишет объяснительные, а учитель русского языка и литературы, а по совместительству председатель Центра русской культуры в Резекне Наталья Усачева ждет вразумительного ответа от Центра госязыка», — пишет Мажан. Она напоминает, что согласно принятому в Латвии классификатору, учитель должен знать латышский язык на втором высшем уровне — C1.

В последний раз проверки на знание латышского языка среди учителей проводились по всей Латвии в 2014/15 учебном году. Тогда Центр государственного языка констатировал «значительное» число нарушений. В апреле этого года начались повторные массовые проверки, которые были приостановлены в связи с летними каникулами. Теперь на очереди не только те школы, в которые инспекторы не успели заглянуть весной, но и те, в которые заглянули, но остались неудовлетворенными. Проверки начались уже в этом месяце и будут длиться, пока не проверят все школы. «Проверяют нас бесконечно, из года в год, — рассказывает Наталья Усачева. — Приезжает инспектор и уводит нас на „допрос“, то есть с пристрастием выясняют наше знание латышского языка. И в этот раз я попала в парадоксальную ситуацию. 14 мая меня вызвали на очередной языковой допрос, и я отвечала на вопросы инспектора, после чего она составила акт о том, что мои знания государственного языка не соответствуют категории С1. Конечно, у меня были какие-то ошибки в окончаниях, но я объясняла инспектору, что всю жизнь веду в школе русский язык, на своем уроке я говорю только на русском, на родительских собраниях, так как у меня русские родители, я тоже говорю только на русском, мое окружение (а это Латгалия), в основном это русские, у нас нет языковой среды».

Усачева откровенно призналась: «Государственный язык я слышу только на педсовете. Но тем не менее я постоянно повышаю свой уровень, и с февраля по май, в течение четырех месяцев посещала очень хорошие курсы латышского языка. И по удивительному стечению обстоятельств я в тот же день, 14 мая, только уже вечером, сдавала в связи с окончанием этих курсов экзамен по латышскому языку. Для этого в Резекне приехала государственная комиссия в составе четырех человек, экзамен состоял из устной и письменной частей, прослушивания, наши ответы записывали на диктофон, и через какое—то время я получила документ, из которого следовало, что я очень хорошо сдала этот экзамен. То есть, я снова получила уровень С1, и мне не хватило всего 2,5 пункта до уровня С2. Из 25 возможных пункта, которые даются в устной части за разговор, я получила 24 пункта. И все это произошло в тот же день, когда на меня был составлен акт о том, что я якобы не владею латышским языком на уровень С1».

На так называемый высший, третий уровень все русские педагоги Латвии сдали экзамен еще в далеком 1996 году, о чем получили соответствующее удостоверение, без которого невозможно устроиться на работу в школу. «Казалось бы, вопрос снят, но прошло уже больше двадцати лет, а Центр госязыка все не может успокоиться, проверяет, проверяет и еще раз проверяет. На этот раз, как сообщила Ингрида Берзиня, замдиректора Центра государственного языка, инспекторы, оказывается, будут анализировать прогресс учителей: сравнивать нынешний результат с успехами в ходе предыдущих проверок. По ее словам, ведомство даже готово пойти навстречу тем педагогам, кто продемонстрирует прогресс и добросовестное отношение к профессиональным требованиям! „Во многом повторные проверки будут проведены, чтобы удостовериться в ситуации, понять, что изменилось за эти несколько лет, — заявила Берзиня журналистам. — Мы прогнозируем, что ситуация улучшилась. Однако чтобы прийти к такому выводу, нам надо провести проверку“. На самом деле, загвоздка не в ситуации и не в прогрессе. Вопрос это политический — и сильно обострился после утверждения президентом Вейонисом поправок о переводе всего школьного образования на латышский язык уже в 2021/22 учебном году. Понятно, что русскоязычные учителя при любой возможности будут использовать на уроках русский язык, а значит, чистоты эксперимента над нашими детьми по их латышизации не получится», — констатирует Татьяна Мажан.

Поэтому, по ее словам, русских учителей пытаются как можно быстрее выдавить из образования. «Не хотят сами уходить — замучаем их проверками, доведем унизительные допросы с пристрастием до абсурда. Сначала можно придраться к неправильным окончаниям, потом к неправильным запятым, к произношению, да к чему угодно, главное, чтобы сами побыстрее уволились от всего этого издевательства подальше. И ничего что в 65 школах не хватает учителей—предметников — привлечем студентов. И неважно, что вряд ли они смогут полноценно чему—то научить русскоязычных детей — такая задача и не стоит. Главное, они будут говорить на чистом латышском, а значит, задача—максимум по облатышиванию будет выполнена. Молодая инспектор белокурая девушка Инга допрашивала учителей резекненской средней школы № 3 с большим усердием. В мае многие были оштрафованы, многим через три месяца был назначен повторный экзамен. Кто-то уходил на больничный, потому что сдавали нервы и повышалось давление, в соседней школе два замечательных математика ушли на досрочную пенсию. В школе № 3 на довольно крупную сумму оштрафовали лучшего преподавателя физики, которая регулярно приносит призовые места на олимпиадах. Физиков, кстати, вообще очень мало осталось в Резекне, их попросту не хватает», — сетует Мажан.

▼ читать продолжение новости ▼

«Я вообще не понимаю, почему меня срывают посреди урока, я должна оставить детей и идти на допрос, — рассказывает Наталья Усачева. — Перед тобой сидит инспектор, и это уже волнение. Мне 55 лет, я училась в советской школе, и у нас практически не было латышского языка. Молодежь сейчас прекрасно говорит по-латышски. А мы, 55-летние, конечно, допускаем какие-то ошибки. Но это же не значит, что нас муштровать. Утром на меня был составлен акт, а вечером я сдала экзамен комиссии из четырех человек с записью на диктофон. Поэтому я написала жалобу в Центр госязыка, но пока ответа не получила. Однако когда сейчас, 5 сентября, инспектор опять у нас появилась, меня уже больше не приглашали, хотя остальных учителей „прогнали“ по второму кругу. Я показала свою свежую аплиецибу (удостоверение о знании латышского — EADaily), а наш директор попросила инспектора объяснить, как могло так получиться в один день: акт, что я не знаю язык на достаточном уровне, и заключение комиссии об отличных результатах. Инспектор ответила только, что это разные учреждения. Учреждения разные, но язык—то один, и требования какие—то разумные должны быть одни!»