Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Сирийская «колония» турецкого режима: из боевиков в полицейские

Турция продолжает насаждать свои порядки на обширной территории к северу от сирийского Алеппо. Действия Анкары в районах, ранее очищенных от боевиков террористической группировки ДАИШ («Исламское государство», ИГ, ИГИЛ), всё больше напоминают «колонизацию». Управление территориями военными администрациями постепенно сменяется формированием «местных органов власти». Однако части турецкой армии, вторгшиеся 24 августа прошлого года в Сирию в рамках операции «Щит Евфрата», и не думают возвращаться в места своего постоянного базирования.

Военные и сотрудники сил внутренней безопасности Турции взяли на себя миссию подготовки «сирийских полицейских» и других представителей силового блока новых администраций на местах, мобилизуя для этих целей подопечных боевиков-исламистов. Часть личного состава так называемой «Свободной сирийской армии» переквалифицируется в «стражей правопорядка» под созвучной вывеской — «Свободная сирийская полиция» (FSP). Первое подразделение FSP численностью 450 человек в конце января переброшено из Турции в сирийский Джераблус, откуда ДАИШ была выбита в самом начале операции «Щит Евфрата». Как утверждают турецкие источники, эта группа была набрана из жителей лагеря сирийских беженцев в районах Газиантеп и Килис (Турция).

На торжественной церемонии принятия в ряды FSP, прошедшей двумя месяцами ранее в Джераблусе, курсанты по команде скандировали «Да здравствует Турции!» и «Долгой жизни Эрдогану!».

Церемония FSP в Джераблусе (Фото: alaraby.co.uk)

А вот знак отличия сирийских полицейских, находящихся на турецком денежном довольствии

Произошло это примерно за месяц до того, как 23 февраля Генштаб ВС Турции объявил о полном вытеснении боевиков ДАИШ из сирийского Аль-Баба, что стало фактическим окончанием боевой фазы «Щита Евфрата».

После посвящения в полицейские в Джераблусе «умеренные» боевики приступили к несению службы в городах Аазаз, Ар-Раи, Маре, Суран и Аль-Баб. Всего на север Сирии, после прохождения ускоренных курсов переподготовки (продолжительность — от трёх до пяти недель) в тренировочном лагере в турецком Мерсине, стянуто около 2000 боевиков. По словам, «генерал-лейтенанта» FSP Ваиля Фуада, для эффективного исполнения правоохранительных функций в освобождённых от террористов районах понадобится более 5000 полицейских.

Выплата зарплат служащим FSP, как и другие атрибуты проецирования Турцией государственной власти на прилегающие к её границам сирийские территории, осуществляется из Анкары. Месячное довольствие боевиков-полицейских составляет 600 турецких лир (около $ 200), на которые может прокормиться семья из пяти человек (1).

По всей видимости, в финансировании FSP не обошлось без участия партнёров Турции среди арабских стран Персидского залива. Однако деньги выплачиваются турецкими госорганами и в национальной валюте Турции, что уже само по себе о многом говорит. Останавливаться на достигнутом в вопросе насаждения своих порядков и осуществления ползучей «колонизации» севера Сирии в Анкаре явно не намерены. Территория примерно в 2500 кв. км в северной части провинции Алеппо берётся под плотный военный, полицейский, экономический «колпак» со всеми вытекающими из этого последствиями. Вплоть до фактического включения районов от турецкой границы до сирийского Аль-Баба в единое с Турцией пространство безопасности и социально-экономического регулирования.

Идея президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, озвученная им в первые дни развёртывания «Щита Евфрата», о создании к югу от Газиантепа и Килиса «зоны безопасности» в Сирии общей площадью 5000 кв. км получила половинчатое воплощение. Эрдогану пришлось довольствоваться половиной (в территориальном плане) от изначально намеченной цели, свернув продвижение на восток от Аль-Баба. Хотя ранее военно-политическое руководство Турции недвусмысленно заявляло, что дойдёт до Манбиджа на востоке провинции Алеппо, где остаются курдские «Отряды народной самообороны» (YPG).

Выставленный Россией и США барьер перед Турцией на пути к Манбиджу турецкий лидер воспринял весьма болезненно. Но идти поперёк двум мировым державам Эрдоган не в силах, поэтому он с удвоенной энергией принялся «осваивать» нынешние территориальные пределы «зоны безопасности» в Сирии. Вместе с этим про сирийских курдов, приоритетной мишени Анкары и затеянного ею «Щита Евфрата», глава турецкого государства не забыл. Напротив, полным ходом идёт подготовка к удару на западном направлении, в сторону долины Африн. Клин между двумя курдскими кантонами — Африн и Кобани, турецкая армия вбила основательный. Теперь «зона безопасности» в треугольнике Аазаз — Джераблус — Аль-Баб затачивается под цели создания здесь удобного плацдарма для вытеснения курдов из их анклава в северо-западной части провинции Алеппо.

23 марта Эрдоган напомнил России и США о своих обидах, вновь заявив о необходимости отвода курдских формирований в Сирии из зон боевых действий. «Нас расстраивает то, что Россия и США уделяют внимание YPG», — отметил Эрдоган, снабдив свой упрёк в адрес Москвы и Вашингтона очень примечательным заявлением. По его словам, «никто уже не сможет сказать Турции выйти (из Сирии)».

Тон официальной Анкары о долгосрочности присутствия турецких войск в Сирии принял практически завершенный характер. Намеки сперва сменились предупреждениями, а теперь и недвусмысленными декларациями ультимативного свойства о неопределённо длительном пребывании армейских подразделений и сил внутренней безопасности Турции к югу от её рубежей.

Для максимального продления турецкого присутствия в Сирии избран апробированный, например на севере Кипра, метод. Его ключевой элемент — опора на местный тюркский элемент и жёсткая конфронтация с центральным правительством страны, от которой, по сути, «отламывается» значительный территориальный кусок. Сирийские туркоманы составляют костяк FSP, хотя, по понятным причинам, Анкара об этом предпочитает умалчивать. Боевики туркоманской бригады «Султан Мурад» и слегка подзабытой группировки «Нур ад-Дин аз-Занки» продолжают пополнять ряды «Свободной сирийской полиции», сменив знаки отличия и получая оплату своего труда в турецких лирах на вполне респектабельных основаниях. Охрана правопорядка на освобождённых от ДАИШ территориях — «высокая миссия» Турции и опекаемых ею местных сил. Последние могут быть не обязательно тюркского этнического происхождения. В конце концов, Сирия была и остаётся большей частью населённой арабами. Главное для Турции, чтобы это были не курды, которым уготована незавидная участь выдавливания из Африна.

Все свои действия в Сирии турецкая сторона ныне соизмеряет именно с целью расширения «зоны безопасности» к северу от Алеппо на курдский анклав Африн. Предмет торга с Россией и США у турок вполне конкретный. В обмен на согласие Турции с курдским присутствием на северо-востоке Сирии («разменная монета» в торге с США) и продолжение работы вместе с Россией в трёхстороннем формате гарантов режима прекращения огня (Турция, Россия и Иран) от Вашингтона и Москвы ожидаются «сопоставимые» уступки. В нынешних условиях это может быть только предоставление Анкаре возможности выдавить курдов из Африна в южном направлении, в районы, находящиеся под контролем правительственных войск Сирии. От России турецкая сторона также добивается разрыва всех связей с политическими представителями сирийских курдов, отказа от попыток подключить курдов к межсирийским переговорам. Признаком перемены настроений в российской столице турки обозначили для себя закрытие офиса партии «Демократический союз» сирийских курдов в Москве, действующего с февраля прошлого года.

Напомним, что непосредственным поводом для турецкого военного вторжения в Сирию в августе 2016 года был избран крупный теракт в Газиантепе, ответственность за который была возложена на ДАИШ. Нечто подобное турецкие власти уже в наши дни не прочь предпринять в отношении курдов долины Африн, изыскивая формальный Casus belli. Поднятая недавно Анкарой шумиха вокруг выстрела снайпера из Африна, от которого погиб турецкий солдат (2), укладывается в логику создания условий для разворачивания «Щита Евфрата» на курдский анклав. В связи с этим инцидентом в МИД Турции даже был вызван временный поверенный в делах России в Анкаре. Там российскому дипломату сообщили о серьезной обеспокоенности из-за гибели военнослужащего Турции. Турецкая «разведка боем» и на непосредственном театре военных действий в Сирии, и на дипломатическом уровне призвана выяснить степень готовности российского партнёра пойти навстречу планам Анкары в отношении курдов.

У этого вопроса есть и внутриполитическая сторона, дополнительно мотивирующая правительство Эрдогана. Совсем близок референдум 16 апреля о внесении изменений в конституцию Турции. В случае одобрения гражданами перехода от парламентской к президентской республике турецкий лидер наделяется практически неограниченными властными полномочиями. Референдуму власти сознательно придали вид «вотума доверия» лично Эрдогану. Став в августе 2014 года президентом по итогам впервые проведённых в стране прямых выборов главы государства, он сполна воспользовался общенародным мандатом в решении как внутренних, так и внешних задач. Теперь пришло время «освежить» доверие граждан, и на пути к очередному внутриполитическому триумфу Эрдоган демонстрирует свои возможности проецировать власть и за пределы Турции. Клич «Долгой жизни Эрдогану!» на севере Сирии и из уст тамошних «стражей правопорядка» — один из символов этой самой проекции власти и мощи за турецкими границами.

А пока есть время до апрельского референдума, турецкие дипломаты пытаются обеспечить военным страны внешнеполитическое «прикрытие». Анкара действует по принципу «лучшая защита — нападение», перекладывая с больной головы на здоровую свои ошибки и фобии. Так, синхронно с процессом «колонизации» армией и спецслужбами северных районов Сирии глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу стал отчаянно жестикулировать на «конкуретную борьбу» между Россией и США «за контроль над происходящим в Сирии». Об этом он заявил в среду, 29 марта, в эфире турецкого государственного телеканала TRT.

«Я выскажусь открыто: у России и США в Сирии конкуренция, и она дошла до такого предела, что они решают, кто контролирует террористические организации (имеются в виду „Отряды народной самообороны“ (YPG) и партия „Демократический союз“ (PYD) сирийских курдов, которые Турция считает „террористическими“ — EADaily)», — сказал глава турецкого внешнеполитического ведомства.

Согласно Чавушоглу, политика России и США в Сирии «моментальная, а не долгосрочная». «В их политике отсутствует принципиальность, она основана на ежедневном изменении условий, она краткосрочная. Она не направлена на обеспечение будущего Сирии, поиск долгосрочного решения. Она заключается в том, чтобы в сегодняшних условиях добиться превосходства», — продолжил собеседник TRT. По словам Чавушоглу, для Турции «неприемлемо, чтобы другие страны поддерживали в Сирии террористов ради своих целей».

Ну что тут скажешь? Главе турецкой дипломатии остаётся только посочувствовать в связи с навалившимся на него тяжким бременем выбеливать военно-политическое руководство в Анкаре за счёт очернения российского и американского «партнёров» в Сирии. Поддержка «террористов ради своих целей», в чём обвиняется Россия, по всей видимости, для турок уже пройденный этап в Сирии. Теперь пришло время переквалификации бандформирований в «полицейские органы» и полного втаптывания в грязь суверенитета соседней страны. В этом вопросе, надо признать, Анкара в самом деле показала себя «законодательницей мод».

(1) Khaled al-Khateb, Free Syrian Army getting backup from Turkish-trained police // Al-Monitor, March 23, 2017.

(2) Турецкий военнослужащий 22 марта был застрелен выстрелом снайпера с территории, которая находится под контролем курдских YPG в Сирии. Информацию об этом распространил Генштаб ВС Турции. Военный был убит в приграничном с Сирией районе турецкой провинции Хатай. Инцидент произошел спустя двое суток после того, как 20 марта представители курдского ополчения заявили о создании Россией «военной базы» на северо-западе Сирии, в районе Африн, подконтрольного YPG (Минобоорны РФ опровергло данную информацию в тот же день).

Ближневосточная редакция EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

289

Похожие новости
22 ноября 2017, 20:30
22 ноября 2017, 13:45
22 ноября 2017, 10:30
22 ноября 2017, 10:30
22 ноября 2017, 18:30
22 ноября 2017, 07:45

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
17 ноября 2017, 19:15
19 ноября 2017, 16:30
20 ноября 2017, 11:15
19 ноября 2017, 09:15
17 ноября 2017, 17:15
21 ноября 2017, 17:45
20 ноября 2017, 23:45

Интересное на сайте
13 апреля 2013, 10:41
12 сентября 2011, 12:05
27 июля 2012, 16:20
22 февраля 2013, 16:53
06 февраля 2010, 17:37
31 января 2013, 11:27
17 мая 2011, 11:31