Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Шведский путь» лечения Covid-19: инъекции морфина в домах престарелых

5 июня маленькая Швеция незаметно обогнала огромный Китай по количеству умерших от коронавируса: 4639 против 4634. Само собой, в самой Швеции об этом рассказали только альтернативные медиа — основные СМИ скромно и слаженно промолчали. Их слаженность объясняется очень просто: шведские СМИ по большей части контролируются тремя игроками: государством, концерном\кланом Bonnier и концерном Schibsted.

В двух предыдущих статьях я описал причины выбора шведским руководством стратегии «стадного иммунитета» — и печальные последствия такого выбора, подтверждённые шведской же статистикой.

Но меня лично поразил не этот шведский выбор (он был во многом предсказуемым) и не печальные последствия шведской стратегии — они не намного отличаются от эпидемиологических потерь Бельгии, Британии, Италии, Испании, Голландии, Франции. Швеция пока № 7 в списке относительных смертей от коронавируса, на 1 миллион своего населения шведы потеряли 480 человек.

«Паллиативный уход» для стариков и сомнения врачей

Удивление и шок вызвала у меня шведская процедура «паллиативного ухода»: 17 апреля 2020 управление социальной службы региона Явлеборг (Gävleborg) издало и официально опубликовало на сайте региона распоряжение относительно использования кислорода для больных Covid-19. В распоряжении под заголовком «Применение кислорода при паллиативном уходе в случае заболевания Covid-19» (с ещё более откровенным подзаголовком «Смягчение симптомов при завершении жизни — применение лекарств при паллиативном уходе в случае заболевания Covid-19») приказывали пожилым больным давать не кислород, а опиоиды (в частности морфин). Как известно, опиоиды в принципе не лечат, а лишь подавляют боль. В стокгольмском регионе инструкции более расплывчаты, там иногда разрешают давать кислород пожилым пациентам прямо в доме престарелых, но настаивают на инъекциях морфина.

Большинству врачей очевидно: опиоиды в случае, когда пациент из-за пострадавших лёгких и так еле дышит, просто остановят дыхание такого пациента. Тем более, если у пациента перед этим отобрать кислород.

Удивительно, но в Швеции громко и чётко против этого «паллиативного ухода» выступили всего два-три человека!

Первым был доктор из отдела хирургии Дандеридского госпиталя (Danderyds sjukhus) в Стокгольме Йоан Стируд (Johan Styrud). Он также является членом правления профсоюза медиков и потому его мнение, косвенно критикующее новые правила, попало даже в государственные СМИ — в передачу канала P3 шведского радио от 3 апреля. В передаче указывалось: многим пожилым пациентам отказывают в госпитализации и в интенсивной терапии, хотя места есть. Возможно, чтобы сохранить запас мест для наплыва больных или для более «перспективных» пациентов. Вместо интенсивной терапии отвергнутым пациентам дают сразу и кислород, и морфин, подавляющий боль в лёгких. Доктор Стируд подтвердил этот подход. Подтвердил он и то, что при интенсивной терапии многие из таких пациентов бы выжили. Он также отметил, что необходимость решать, кому из пациентов достанется интенсивная терапия, оказывает сильное психологическое давление на врачей, принимающих такие решения каждую смену.

На ту же тему доктор Стируд высказался в интервью от 14 апреля в газете Svenska Dagbladet. В нем он указал истинные причины «запаса» мест интенсивной терапии. Он привёл статистику по стокгольмскому региону на тот момент (13 апреля): 218 мест интенсивной терапии есть в гражданской медицине, из них 70 свободны, но их не обслуживают, так как не хватает персонала, ведь 20−25% персонала находится на больничном! В это же самое время в стокгольмском регионе было 4575 больных с положительным тестом на Covid-19.

Вторым явно неравнодушным человеком стала медсестра Латифа Лёфвенберг (Latifa Löfvenberg) из частной фирмы по медобслуживанию, которая работает в доме престарелых. Помимо этой работы Латифа политик и депутат регионального уровня от партии Шведские Демократы (член совета по здравоохранению). Она подняла вопрос о смерти около десятка пожилых больных Covid-19 в доме престарелых, в котором она и работает. Она рассказала, как пенсионеры медленно умирают без кислорода, в телефонном разговоре с доктором Йоном Таллингером.

Эта новость попала в альтернативные СМИ Швеции ещё 30 апреля — Латифа особо подчеркнула, что по новым правилам она не имеет права давать пациентам кислород и не может отправлять пациентов в госпиталь — им велено не посылать туда больных Covid-19 вообще! Причём тесты на Covid-19 этим больным тоже делать не хотят. Сотрудники домов престарелых без медицинского образования по новым инструкциям о «паллиативном уходе» уже начали давать инъекции морфина таким пожилым больным. Когда даже у необразованного персонала эти инструкции вызывали сомнения, тогда они звонили к Латифе за советом, описывая симптомы пациентов и спрашивали: давать морфин или нет? По телефону она запретила им такого рода инъекции, но это удалось ей только для того дома престарелых, где она сама работает.

Доктор (терапевт общего профиля) Йон Таллингер (Jon Tallinger) — оказался куда более прямолинеен, чем его коллега Стируд и вывел эту методу «не надо им кислорода, дайте им морфина!» на международный уровень, использовав свой канал на Youtube и профиль в Facebook.

Реакция иностранных СМИ на шведскую методику «паллиативного ухода»

В начале мая в англоязычной сети и в прессе, именно благодаря действиям Латифы и Йона, стали появляться статьи с сенсационными заголовками:

«Эксклюзив: Шведский доктор молит о помощи — правительство не даёт спасающий жизнь кислород пожилым пациентам с коронавирусом«

«Этот шведский доктор утверждает, что в Швеции они отказываются давать кислород пожилым«

«Швеция оставляет пожилых пациентов с Covid-19 умирать, говорит соцработник«

Эти статьи малоизвестны в России. Скрытая шведская сенсация была замечена только к концу мая англоязычными СМИ из РФ — «Спутник» и Russia Today опубликовали по одной статье.

В Швеции же шло простое игнорирование сообщений Йона и Латифы основными СМИ. Но само по себе мнение Йона Таллингера было поддержано профессором гериатрии Ингве Густафсоном (Yngve Gustafson) в интервью 11 мая каналу TV4 шведского телевидения. В передаче обсуждали почему к середине мая половина (около тысячи человек) из умерших от Covid-19 пожилых шведов умерли именно в домах престарелых? И почему этих умерших в принципе не доставили в больницы и не оказали помощь там? Даже не попытались это сделать, решив их судьбу прямо в доме престарелых, зачастую без диагноза врача или с диагнозом … «по телефону». Ведущие передачи спросили профессора Густафсона о правомочности принятия таких решений в домах престарелых. Профессор, едва сдерживаясь от гнева, прямо заявил, что персонал дома престарелых в силу отсутствия знаний никак не может принимать решения о текущем состоянии таких пациентов, и уже тем более о том, кто будет жить, а кто умрёт. Также невозможно делать какие-либо заключения о пациенте без непосредственного осмотра пациента доктором, диагноз по телефону это не вариант. А «паллиативный уход» с помощью морфина и мидозалама, по мнению профессора, означает просто довольно быстрое удушение пациента, так как оба этих препарата ухудшают дыхание!

В чем причина молчания о «паллиативном уходе» в Швеции?

Как легко можно догадаться деятельное противостояние местной системе здравоохранения не пошло Латифе на пользу — она была уволена уже 5 мая. Уволена без пояснений причин, но все понимают, что основную роль сыграла её позиция и выступления в СМИ. Ведь она также заявляла и о недостатке средств защиты в домах престарелых — ей самой пришлось доставать лицевые экраны для своих коллег не по правилам… она догадалась закупить их у тюремной охраны Швеции! Начальство её инициативу не оценило и отказало в дальнейших закупках средств защиты для персонала домов престарелых.

Медицинские и региональные власти вместо этого повернули дискуссию о правомочности новых методов «паллиативного ухода» в плоскость «может ли неподготовленный персонал использовать опасное кислородное оборудование?» и запретили домам престарелых покупать даже кислородные концентраторы (собирающие кислород из обычного воздуха). Этот поворот для Латифы выглядит особо издевательски: тот самый необученный персонал, которому доверили на глазок делать куда более опасные инъекции морфина, почему-то не в состоянии освоить простое кислородное оборудование!

Остальное шведское общество продолжает сохранять спокойствие и сплоченно молчит. Для незнакомого с глубоко спрятанными шведскими реалиями такое молчание может показаться невероятным. Но у меня есть своё объяснение: тема шведских пенсионеров в домах престарелых стала опасной для обсуждения задолго до коронавируса, ещё примерно два-три года назад. Дело в том, что с тех пор региональные власти страны (под нажимом правящей социал-демократической партии и «красно-зеленого» альянса) выпроваживают, выселяют и выживают из домов престарелых шведских пенсионеров (под предлогами ремонта, перестройки) и заполняют эти жилые площади иммигрантами, якобы беженцами. Расходы на приём и расселение беженцев у коммун такие большие, что коммуны уже экономят на отоплении и горячей еде в коммунальных домах престарелых. При этом уже с 2009 года для пенсионеров не шведского происхождения организуются «этнические дома престарелых», где люди могут провести свои последние годы в привычной им языковой, этнической среде, питаясь любимой национальной едой. Такая вот забота о чужих пенсионерах в ущерб своим.

Любая попытка защитить пенсионеров-шведов автоматически введёт к обвинениям такого человека в расизме, национализме, шовинизме и прочих смертных для Швеции грехах. С вытекающими отсюда последствиями: потерей друзей, уважения на работе (вплоть до понижения в должности и увольнения), с преследованием в прессе, с травлей детей в школе — как со стороны учителей, так и со стороны представителей этнических меньшинств, которые во многих школах Швеции уже стали большинством. Так важные острые темы в политкорректном обществе становятся слишком опасными для неконфликтных шведов. Таких тем всё больше и больше, а риск дискуссии на эти темы становится всё выше и выше для обычного обывателя.

В чем-то это схоже с тактикой уничтожения волков в лесу опытными егерями: огораживая сначала весь лес верёвкой с красными флажками, они блокируют в нём стаю волков, причём волки сначала даже не чувствуют всей хитрости этого плана, просто боятся прыгать через верёвку с пугающими флажками. Но потом егеря постепенно отрезают от леса новыми верёвками и флажками новые куски этого леса, выгоняя оттуда волков. И в результате оставляют волкам ничтожную часть леса, где волкам уже негде спрятаться от выстрела. Так и политики, идеологи и журналисты Швеции, ставя на конфликтные темы «красный флажок» неполиткорректности, ограничивают современным шведам долю открытых для обсуждения тем до минимума, отвлекая своих граждан от простого вывода: их страна уже не принадлежит им, они тут — никто, особенно беззащитные пенсионеры.

Только шведский психолог Анита Нильссон выразила недавно в передаче Sweb-TV предположение, что политики Швеции полностью потеряли сочувствие к старикам. Это очевидно хотя бы потому, что Швеция — единственная страна в Скандинавии, в которой стариков выкидывают или переселяют из домов престарелых ради вселения туда молодых иммигрантов. По исследованиям Аниты, эти события очень сильно влияют на стариков и психически, и физически — вплоть до инфарктов. Кроме того, она отметила, что Швеция единственная страна в Скандинавии, где от медицинских сестер (и медбратьев) не требуется диплома. Этот недостаток образования (особенно в сфере эпидемиологических мер) тоже сыграл свою роль в распространении коронавируса в Швеции, особенно в домах престарелых. Ведь туда коронавирус занесли в основном нанятые на минимальные зарплаты необученные практиканты, многие из которых — иммигранты, плохо говорящие по-шведски. В заключение Анита заметила, что и шведские политики тоже в большинстве не имеют высшего образования, что влияет «на их возможность принимать правильные решения и делать анализ последствий».

Как стадный иммунитет плавно перетекает в стадный менталитет…

Один из таких политиков от правящей партии социал-демократов, министр внутренних дел Микаель Дамберг (Mikael Damberg) недавно допустил очередную очень важную оговорку по Фрейду. Про предыдущую оговорку министра внешних сношений Швеции Анны Линде: «Мы имеем ту же самую цель, как все другие (страны), мы тоже хотим, чтобы зараза распространялась…» я уже рассказывал.

В интервью шведскому государственному телеканалу SVT от 26 мая Дамберг рассказывал о борьбе с «мифами против Швеции», о возможном формировании в Швеции нового министерства или спецслужбы по «психологической защите» — в народе это сразу обозвали «Министерством Правды» (по аналогии с антиутопией Джорджа Оруэлла «1984»), намекая на цензуру, которой и будет заниматься это министерство. Потом министр внезапно заявил:

«Пытаются с определённых сторон сказать, что шведская стратегия состоит в том, что мы пытаемся распространить распространение (так и сказал: в его речи слово smittan — зараза, заменено на слово spridan — распространение. — прим. авт.) и достичь стадного менталитета! Это же не шведская стратегия» (https://sverigesradio.se/artikel/7481967 с отметки 4:45).

Оговорка по Фрейду очевидна: правящие политики Швеции и министр внутренних дел надеются, что СМИ и новое министерство вкупе с цензурой помогут им убедить большую часть народа в том, что лучше коронавирусом переболеть, что лучше выкинуть из домов престарелых своих шведских стариков и заменить их молодыми иммигрантами на пособии. Если 70% населения в это поверят, то вот вам и стадный менталитет в действии!

Стадный иммунитет или хорошие отношения с соседями?

Сам главный идеолог «стадного иммунитета», до сих пор главный эпидемиолог Швеции Андерс Тегнелл во время открытой пресс-конференции 20 мая заявил всем телезрителям, что тот «стадный иммунитет», который он активно впаривал своим гражданам весь март и апрель, теперь является для него «мифом»!

Отвечая на вопрос журналиста агентства Reuters «Что Вы думаете о стадном иммунитете в Стокгольме и когда он будет достигнут?»,

Тегнелл путанно, но как всегда уверенно заявил:

«Возвращаясь к тому, о чем мы часто говорили (болтали) — тот самый иммунитет, что полностью остановит заразу: нет никаких причин верить в него, в иммунитет, который удержит распространение заразы так, что мы сможем убрать некоторые ограничения, о которых я говорил. Но никогда не будет так, что зараза исчезнет, как обычно говорят. Но стадный иммунитет, о котором мы обычно говорим, может сработать хорошо только в комбинации с вакциной. Итак, этот миф мы можем убрать, это поможет здравоохранению потихоньку отпустить ограничения.«

Но «отпустить ограничения», которых толком в стране и не было, не получится: в Швеции 3 и 11 июня выявлены невиданные ранее приросты заражённых Covid-19 — на 2214 и 1474 случая соответственно. Средний прирост заражённых за сутки превысил 1000 случаев. Между тем предполагаемые сроки достижения в Швеции или хотя бы в Стокгольме того самого достаточного «стадного иммунитета» всё сдвигаются и сдвигаются, а анализы крови на антитела к Covid-19 дают нерадостные результаты.

Тесты крови для людей в возрасте от 20 до 64 лет делались негласно в течении 8 недель министерством здравоохранения Швеции. Наконец, 20 мая официально вышли результаты тестов за неделю № 18.

За ту неделю с 27 апреля по 3 мая было взято 1104 пробы, самый высокий процент людей с иммунитетом ожидаемо оказался в Стокгольме: 7,3%, в южной Сконии: 4,2% , в Западном Гёталанде (вокруг Гётеборга): 3,7%. В целом по стране в возрастной группе 20−64 года обнаружено 6,7% людей с антителами к Covid-19. В других возрастных группах ситуация отличается, для группы 0−19 лет — 4,7% , а для группы 65−95 лет — 2,7%.

И где же этот «стадный иммунитет» в 70%?

Сам Тегнелл постоянно колеблется насчёт оценки своих решений по стратегии Швеции, но саму стратегию «стадного иммунитета» менять не собирается. 25 мая он говорил, что стратегию сменить невозможно из-за ограниченности ресурсов.

Там же он заметил, что тесты на Covid-19, якобы, особо не нужны! Количество тестов населения на коронавирус в Швеции сокращается, даже не смотря на то, что по количеству тестов на душу населения Швеция стоит на 55 месте в мире (после Венесуэлы и Казахстана)!

При этом Швеция в мае выделила 380 миллионов крон (38 миллионов евро) на борьбу с коронавирусом в бедных странах, чтобы подтвердить свой статус «гуманитарной суперсилы». Вместо того, чтобы активнее тестировать своих граждан и выявлять заражённых.

3 июня Тегнелл говорит, что даже зная как всё будет заранее, он всё равно поступил бы в общем также, хотя он понимает, что «всегда всё можно сделать лучше». При этом он по-прежнему против закрытых границ, считает что «открытые границы это почти всегда хорошо», «закрытые границы никогда не были эффективной мерой для остановки болезней» и потому сильно обижается на соседей Швеции, которые не хотят пускать к себе тысячи заражённых шведских граждан. Ближайшая (территориально и этнически) соседка Швеции — Норвегия 12 июня отказалась открывать закрытую ещё 16 марта границу и впускать к себе шведов.

Всё это вызывает детскую обиду у Андерса Тегнелла, который ещё с начала мая критикует за слишком строгие карантинные меры США и Германию.

Бывший министр иностранных дел Карл Бильдт 3 мая в своём Твиттере написал:

«Правительство должно уже с определённой жёсткостью приказать Тегнеллу прекратить оценивать и критиковать другие страны».

10 мая Бильдт в интервью газете Svenska Dagbladet уже потребовал от правительства Швеции «заткнуть Тегнеллу рот некого рода кляпом» и унять главного эпидемиолога, так как тот портит отношения Швеции со странами вокруг. При этом Бильдт сам по себе — убеждённый глобалист, выступает против национализма, особенно в текущей ситуации — по его мнению в борьбе с коронавирусом нужно международное лидерство. Но даже у него заскоки безоглядного глобалиста Тегнелла (связываемые в мире с политикой правительства Швеции) вызывают вполне понятное возмущение.

Тем не менее, в мировых СМИ время от время появляются статьи, в которых одобряется шведская стратегия «стадного иммунитета». Этим 9 июня отметилась израильская газета Haaretz.

В статье утверждается, что шведские госорганы не только не признали свои ошибки в выборе стратегии борьбы с коронавирусом (как это оптимистично поспешили объявить в мировых СМИ), а в целом продолжают следовать своему подходу, отличному от других стран. С этим можно согласится: эти политики никогда не признают свои ошибки (что в сфере миграции, что в сфере медицины), максимум, что они могут сказать это: «Мы были наивны» — цитата премьер-министра страны по поводу провала миграционной политики Швеции. Действительно, в Швеции продолжается та же сама мягкая политика, без строгих карантинных мер — даже тот единственный запрет правительства на сбор более 50 человек в одном месте не работает: в крупных городах Швеции недавно проходили демонстрации левых сил и мигрантов на тему Black Lives Matter. Шведская полиция в Гётеборге не рискнула разгонять толпы в 1000—3000 человек. Наоборот, стокгольмская полиция в аналогичной ситуации признала своё бессилие и вставала на колени, как в США.

Но далее корреспондент израильской газеты пишет нечто странное: «Но Швеция никогда не утверждала, что нацелена на стадный иммунитет — в противоположность этому, она категорически отрицает это». Якобы целью шведской политики было только: 1. сглаживание кривой количества пациентов и 2. защита уязвимой части населения. Про вторую цель написано честно: она провалена. А первая цель якобы была достигнута: «Палаты интенсивной терапии и ИВЛ были готовы к использованию всё время — впечатляющее достижение, потому что не было нужды для разрушающе строгой самоизоляции».

Выше мной уже было описано, почему эти палаты были не только готовы, но и даже простаивали на 20−30%: дело в недостатке врачей (ушедших на больничный) и в том, что «лишних» умирающих шведских стариков просто не отправляли в больницы, в палаты интенсивной терапии, а оставляли умирать в домах престарелых, «ускоряя» этот процесс инъекциями морфина и не давая кислород. Но об этом корреспондент Haaretz Дэвид Ставроу (David Stavrou) почему-то в своей статье не написал…

Заключение

Насколько страны мира подготовятся к следующей волне коронавируса или к какой-нибудь другой новой опасной инфекции, во многом зависит от внимательности и тщательности рассмотрения опыта борьбы Covid-19 всех затронутых стран. Опыта как положительного, так и отрицательного. Особенно важно, чтобы в этом анализе не было никаких закрытых тем. Ведь такие темы, обсуждать которые не любят в разных странах, по разным причинам уже есть. И их много! Наличие таких закрытых коронавирусных тем наводит на неприятный вывод: как обычно, люди не хотят учиться на уроках прошлого.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

1198

Похожие новости
03 июля 2020, 19:45
03 июля 2020, 17:45
03 июля 2020, 09:45
03 июля 2020, 15:45
03 июля 2020, 19:45
03 июля 2020, 21:45

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
28 июня 2020, 01:45
27 июня 2020, 17:45
28 июня 2020, 17:45
28 июня 2020, 13:45
28 июня 2020, 05:15
27 июня 2020, 13:45
27 июня 2020, 15:15

Интересное на сайте
12 июня 2011, 12:19
01 марта 2011, 15:10
22 февраля 2013, 16:53
21 марта 2013, 11:02
03 мая 2011, 12:43
20 декабря 2010, 13:40
03 ноября 2011, 13:06