Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Шойгу уже сейчас готов стать преемником Путина

За прошедший год Владимир Путин потерял доверие 20% россиян. Это следует из опроса «Левада-центра», опубликованного 8 октября. Перед началом президентской кампании в ноябре 2017 года этот показатель составлял 59%. В сентябре 2018-го он снизился до 39%. Причем, 9% доверия были потеряны между июнем и сентябрем. Как раз на этот период пришлось продавливание Кремлем ненавидимой населением пенсионной реформы.

Что симптоматично, россияне разочаровались и в других прежних фаворитах. Так, рейтинг министра обороны Сергея Шойгу обвалился с 23 до 15%, министра иностранных дел Сергея Лаврова — с 19 до 10%. Словно по иронии, практически на одном уровне держится только доверие к премьеру Дмитрию Медведеву — 10 против 11% год назад.

По словам директора «Левада-центра» Льва Гудкова, социальное напряжение начало расти еще с конца 2017 года. А когда в июне 2018 года власти объявили о пенсионной реформе, ситуация усугубилась.

«Люди считают, что государство пытается решить свои проблемы за счет населения, оно покусилось на то, что люди считают своим — пенсионные накопления. Велико было ожидание, что Путин отменит закон. Когда он выступил по поводу реформы, часть населения его аргументы восприняла, но у многих было недовольство. 34% россиян сказали, что их отношение к президенту ухудшилось после этого выступления», — пояснил директор «Левада-центра».

Заметим, падение рейтингов власти фиксируют все российские социологические службы.

Вот как выглядит картина глазами ФОМ (последний опрос проводился 22−23 сентября). Электоральный рейтинг Путина составляет 47%. При этом еще в мае проголосовать за действующего главу государства были готовы 64% опрошенных, в июне — 56%, в июле — уже 48%. Безусловно доверяют Путину, по оценке ФОМ, 25% респондентов (в мае таких было 39%), «скорее доверяет» еще 35% (в мае 37%).

Чуть более оптимистичная картина у ВЦИОМ (опрос 5 октября). Деятельность правительства одобряют 41,2% респондентов (в мае — 52%), работу премьера — 34,2% (в мае — 45%), а президента — 63,2% (в мае — 80%).

Согласно ВЦИОМ, среди политиков, которым доверяют граждане, Путин по-прежнему на первом месте: его называют 36,8%. Но падение доверия к главе государства налицо и здесь — в мае таких респондентов было 47%. Кроме того, с 2,3% до 5,8% выросла доля опрошенных, которые называют Путина среди тех, «кому не доверили бы решение государственных вопросов».

Но как не считай, цифры говорят об одном: недовольство властью в российском обществе никуда не делось. И плотина рано или поздно прорвется — пусть не в вопросе пенсионной реформе, так в другом месте. Экстренно «закрыв вопрос» с реформой, Кремль рискует нарваться на еще более неприятный протестный сценарий. Который может критически совпасть с периодом завершения президентства Владимира Путина, и началом этапа передачи верховной власти.

— Из цифр «Левада-центра» сразу видно, что речь идет о так называемом открытом опросе, — отмечает кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов. — При таком опросе не спрашивают: вот президент Путин — доверяете вы ему или нет? Вопрос явно задавался по другой методике: назовите политиков, которым вы доверяете. Списка вариантов при этом не предлагается, респонденты сами должны назвать персоналий.

Именно по этой методике Путин получил 39% доверия. Если бы социологи «Левада-центра» задавали вопрос с подсказкой, цифра была бы никак не меньше 50%, и даже чуть выше.

Казалось бы, никакой разницы нет — так спрашивать или эдак. Но опыт социологических измерений показывает: в случае открытого опроса Путина вспоминают те, кто являются его твердыми сторонниками, а остальные не вспоминают. Но если тем же самым людям подсказать — упомянуть Путина в вопросе — они ответят примерно так: да, пожалуй, доверяю, потому что, кто лучше?! Именно за счет таких колеблющихся граждан уровень доверия получается больше.

Я считаю, оба способа измерения показывают разные стороны популярности политика. И необходимо проводить время от времени как открытые опросы, так и с подсказкой.

— Какой общий вывод можно сделать из опросов «Левада-центра», ФОМ и ВЦИОМ?

— У Путина сохраняется ядро поддержки на уровне 40% или чуть меньше. Замечу, мы — Института социологии РАН — работали вместе с ВЦИОМ накануне президентских выборов в марте 2018 года. Мы задавали аналогичные вопросы, и пытались отделить ядро поддержки Путина от периферии. Так вот, в то время ядро составляло 43−44%.

Сейчас, как следует из новых опросов, ядро просело, но всего на несколько процентов. А вот периферия, которую к президентским выборам, что называется, накачали — внушили, что нужно голосовать за Путина, потому что никого кроме него в политике нет — сейчас пустилась в сомнения.

— Насколько нынешнее падение доверия критично для Путина?

— Поскольку именно ядро сократилось ненамного, падение доверия к главе государства не является критическим. Хотя Путину по-настоящему доверяют всего 39% граждан, на любых выборах, в силу безальтернативности, за действующего президента проголосуют если не в два раза больше людей, то точно в 1,5 раза.

Но эти выкладки справедливы только для электоральных процессов. А вот для общей атмосферы в обществе падение уровня доверия к Путину носит критический характер. И вот почему.

Когда у колеблющейся части отношение к Путину ухудшается, это влияет на мнение большинства. А люди очень чутки именно к мнению большинства. Если все мое окружение говорит, что Путин плохой, это постепенно начинает подрывать мое к нему отношение, что он хороший.

Поэтому, когда в обществе нарастает критическая масса негативных оценок в адрес какого-то политика, это, как правило, ускоряет процесс его падения. Эффект в ряде случае получается кумулятивным.

 — Будет ли ядро доверяющих Путину и дальше сокращаться?

— Я считаю, оно будет сокращаться, но не резко. Как мы видим, несмотря на пенсионную реформу и другие моменты, которое общество восприняло негативно — например, формирование нового правительства из прежних кадров во главе с Медведевым — ядро сократилось незначительно.

Если Путин все эти неприятности политически успешно пережил, трудно представить, что должно послужить причиной обвала доверия к нему. Замечу, что любые обвинения Запада — например, в причастности Кремля к отравлению Скрипалей, к разгулу коррупции в России, — своей цели не достигают. Они на уровень доверия к Путину не влияют вообще.

— А что тогда влияет?

— Только общее ухудшение социально-экономического фона в стране. Все прогнозы говорят, что он будет ухудшаться — и очень сильно. Мы уже видим, что повышаются цены на энергоносители, электричество, продукты — абсолютно на все. И происходит это на фоне, когда власти бросают огромные деньги на очередные мегапроекты. Все это, я считаю, начинает людей раздражать. Нарастающее раздражение и будет причиной дальнейшего снижения рейтинга доверия Путина. Но и при таком сценарии резкого падения не случится. Думаю, доверие к президенту будет падать на 4−5% в год — это максимум, чего можно ожидать.

— Опрос Левады зафиксировал падение популярности и Шойгу, и Лаврова. Означает ли это, что при передаче власти преемнику в 2024 году Путину потребуется сменить всю колоду нынешних политиков?

— Думаю, смены всей колоды пока ожидать не приходится. Хотя, казалось бы, с Путиным должны уйти все люди из нынешних политических элит. Однако мы видим, что новые фигуры в этой колоде не появляются. Президент поставил губернаторами много молодых технократов — опытных управленцев, не вызывающих у населения негатива. Тем не менее, никто из них не прорывается в верхний ряд популярных узнаваемых политиков. Они — это люди без лица, и когда их сменяют другие, никто не обращает на это внимания.

А вот того же Шойгу в России хорошо знают — причем еще раньше Путина. Более того, министра обороны можно в какой-то степени противопоставить Путину. Шойгу не является тенью президента, как глава «Роснефти» Игорь Сечин. И он завоевал свой рейтинг самостоятельно, еще при Ельцине.

Я убежден, что Шойгу — несмотря на то, что его рейтинг снижается — является самым популярным после Путина человеком в стране. И является единственным, я считаю, кого можно представить в качестве альтернативы действующему главе государства.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

525

Похожие новости
10 декабря 2018, 09:45
10 декабря 2018, 11:45
09 декабря 2018, 21:15
10 декабря 2018, 11:15
09 декабря 2018, 13:45
09 декабря 2018, 13:15

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
05 декабря 2018, 18:30
06 декабря 2018, 09:15
05 декабря 2018, 20:30
07 декабря 2018, 03:15
09 декабря 2018, 13:15
05 декабря 2018, 01:45
05 декабря 2018, 21:15

Интересное на сайте
17 мая 2011, 11:31
12 декабря 2012, 10:37
10 августа 2012, 16:11
23 июля 2013, 11:33
12 сентября 2011, 12:05
13 мая 2011, 16:08
06 февраля 2010, 17:37