Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Школьная реформа» как катализатор исхода русских из Латвии

События, происходящие в Латвии, с новой остротой поставили вопрос о политике России по отношению к зарубежным соотечественникам. Окончательная гибель русскоязычного образования в Прибалтике приведёт в обозримом будущем к ассимиляции и рассеянию местной русской общины. В этой ситуации РФ должна совершить выбор: безучастно созерцать гибель этого ресурса или кардинальным образом пересмотреть миграционную политику, чтобы сделать зарубежных русских своими жителями.

Борьба проиграна, забудьте

Вопрос с русскими средними школами в Латвии решён окончательно — этой весной парламент и президент постановили, что учебные заведения нацменьшинств должны полностью отказаться от преподавания на родном языке. При этом, что важно, власти в данном случае выражают почти единогласную волю латышского избирателя. «Чтобы войти во власть, латышские политики вынуждены угождать латышскому избирателю ради получения его голосов, а для этого наперегонки изобретают для нас с вами разные гадости. Давайте вспомним, как именно начался нынешний этап уничтожения русского образования. Летом прошлого года министр образования Карлис Шадурскис (член партии „Единство“ — EADaily) объявил, что экзамены русские школьники будут сдавать только на латышском. Национальное объединение забеспокоилось, что „Единство“ благодаря этой мелкой гадости получит слишком большую популярность у латышского избирателя — и тут же предложило перевести среднее образование исключительно на латышский язык. „Зелёные“ и крестьяне (Союз „зелёных“ и крестьян — EADaily) забеспокоились, что Нацобъединение благодаря этой крупной гадости получит слишком большую популярность у латышского избирателя — и тут же предложило сделать это как можно скорее, не дожидаясь выборов. „Единство“ забеспокоились, что Нацобъединение и „Зелёные“ благодаря этой крупной гадости получит слишком большую популярность у латышского избирателя — и тут же Шадурскис заявил, что подумал об этом ещё раньше их всех и вообще, план уже давно готов», — отмечает публицист Илья Козырев в своей статье, опубликованной латвийским порталом BaltNews.lv.

Именно поэтому власти проявляют показную глухоту к требованиям русских активистов, ведь те в любом случае не голосуют за латышские партии. Правящие намеренно делают вид, что протесты против «школьной реформы» в Латвии якобы раздуваются из России. Недаром в феврале инициатор «реформы» министр образования Карлис Шадурскис назвал человека, который, по его мнению, особенно недоволен ликвидацией русских средних школ Латвии. «Есть один русский, которому действительно не нравится эта реформа. Сейчас он бредёт по Москве, где полуметровый покров снега и ему тяжело. Господину Путину. Ему и Кремлю очень не нравится эта реформа, поскольку она значительно уменьшит ту часть общества, которая открыта для кремлевской пропаганды», — ничтоже сумняшеся заявил Шадурскис.

После того, как принятые Сеймом и президентом законодательные поправки начнут действовать в следующем году, пострадают и учителя, и ученики «неправильной» национальности. Активист защиты школ нацменьшинств, мать троих детей Надежда Лосева в разговоре с EADaily высказала уверенность — даже после того, как «реформа» вступит в силу, русские учителя, рискуя рабочим местом, будут продолжать пользоваться родным языком. «Большинство наших учителей, нарушая садистский закон, позволяют отвечать предмет на русском, и даже сдавать контрольные. Ни на какое изучение предмета глубже, чем в крайне убогом учебнике, изданном на латышском языке, сил и желания не остаётся. К шестому классу ситуация складывается и вовсе печальная: на родном языке преподаются только русский и литература, а остальных предметов всё больше, учебники всё сложнее. При этом замечу, что учебники эти крайне низкого качества, они содержат минимум информации — причём отрывочной, не систематизированной. Если в учебниках истории, естествознания, математики, физики, по которым училась я в 80-е, или в тех, по которым учатся дети в России, по каждой теме идут десятки страниц плюс ворох дополнительной литературы, то в учебниках на латышском языке, изданных в годы независимости, каждая тема занимает несколько абзацев, в лучшем случае пару страниц», — говорит мать.

«Зачем лицемерить, зачем проводить реформу образования, уровень профессиональной подготовки которой свидетельствует, что из детей нацменьшинств в Латвии в лучшем случае будут производить пролетариат? Не интеллигенцию, одарённых людей будущего… Зачем лицемерить, почему не сказать открыто, что так называемая интеграция была всего лишь трусливой ширмой, прикрывающей фактические цели? И что эти фактические официальные цели именно таковы, как их в своё время сформулировал один депутат (бывший легионер „Ваффен СС“ Висвалдис Лацис — EADaily): нам не нужно, чтобы вы знали язык, нам нужно, чтобы вы знали свое место», — честно пишет на страницах издания Neatkarīgā Rita Avize («Независимая утренняя газета») латышский публицист Виктор Авотиньш. Он — один из тех очень немногих латышей, которые осмелились публично раскритиковать «реформу Шадурскиса».

«Зачем лицемерить?»

Надежда Лосева подчёркивает, что государство, на словах декларируя своё стремление к тому, чтобы русские дети получили качественное образование, на деле даже не позаботилось о том, чтобы обеспечить их хорошими учебными пособиями. «Кроме того, что, учебники на латышском языке содержат крайне скудную информацию по предмету и множество нелепых ошибок, они ещё и не адаптированы под использование для обучения детьми нелатышской национальности. В итоге дети не усваивают предмет в должном объёме. Учителя же преподают не то, что могли бы на все сто процентов своего высокого профессионализма, а то, что они могут дать на латышском, стараясь не сделать ошибок по части языка — ведь под дверью может притаиться языковой инспектор. Дети рыдают над учебниками, родители ищут репетиторов или способы свалить из страны, педагоги трясутся (и неспроста) за свои рабочие места и прячут глаза. Инспектора министерства образования проверяют, насколько качественно учитель говорит на государственном. На то, что предмет он преподаёт прекрасно — проверяющим плевать», — заключает Лосева.

Важно понимать, что, продавливая «реформу», власти откровенно наплевали на мнение педагогического экспертного сообщества. «Учить детей важно на родном языке хотя бы до возраста 16−17 лет! Имея развитый мозг и родной язык для логического мышления, понять структуру другого языка является задачей несложной. Но только при условии правильно разработанных методик, что на сегодняшний день отсутствуют! Плохо подготовленные учебные материалы, нехватка, а то и отсутствие специалистов не позволяют дать качественные знания детям. Обучение и знакомство с латышским языком должно быть начато с детского сада. Должна быть разработана многоступенчатая программа, методики, соответствующие возрасту и возможностям ребенка, и подготовка специалистов. Прежде всего нужно учитывать и защищать интересы ребенка — а не за счет здоровья и благополучия детей удовлетворять свои политические амбиции!», — подчёркивает учитель латышского языка Инесса Тестелец.

По словам педагога Маргариты Драгиле, нельзя ставить знак равенства между такими понятиями, как «обучение на другом языке» и «знание языка», это совершенно разные процессы. «При этом на открытых форумах сторонники реформы доказывают, что в образовании отдельное важное место будет уделяться сохранению родного языка и культуры. Если этого не будет в школе, родная идентичность потеряется, затеряется и уйдёт… Но опять нас обманывают: сохранить родную культуру за счет смешного количества уроков русского языка (при переводе всех остальных предметов на госязык) не представляется возможным. Реформа — это инструмент ассимиляции, и она является с точки зрения психологии и педагогики развития абсолютно непродуманной и непрофессиональной», — уверена специалист.

Многие русские родители отлично понимают весь трагизм сложившейся ситуации и среди них царит растерянность. Их настроения не без сарказма описывает в соцсети журналистка рижской газеты «Сегодня» Элина Чуянова: «Если оптимизировать в сухом остатке мысли и чувства нелатышей, которым придётся с 2019 года учить детей полностью на латышском, то у меня получается следующее. Нулевой уровень понимания — бездетные гламурные кисы, которых ничего не колышет и хочется жить комильфо, чтобы никто не посягал на комфорт. Некоторый небольшой процент родителей из смешанных семей и сюсюкающих латышефилов поведут детей в латышские школы с 1-го класса. Часть — их будет побольше — которые с энтузиазмом примут реформу как данность: пока вместе с несчастным ребенком не обломают зубы об предметы на латышском, ибо понимания сути там не жди никакого. Может быть, лучшим из них когда-нибудь будут аплодировать, стоя на этнолингвистических и аграрных симпозиумах — потому что такого количества названий прялок, плугов, овинов и прочих сугубо крестьянских кунштюков, как в новых (да, Карл!) учебниках для русских (да-да, Карл!) школ ещё свет не видывал».

Чуянова добавляет: «Скорее всего, вторая группа оптимистов — это тупо жертвы билингвизма-2004 (в 2004 году русские школы, невзирая на протесты родителей и учеников, перевели на билингвальную систему обучения — EADaily), а посему в массе своей хронические недоучки. Они могут быть даже с формальным высшим образованием. Но без среднего. Какая-то часть — наверное, количественно равная второй — уедет отсюда нахрен. Многие в Россию, Бог даст. Но многие и в другие страны. Да, детям будет трудно, очень трудно учиться на английском, немецком, французском. Но это всё же английский, немецкий и французский. А не язык двухмиллионной нации, возомнившей о себе невесть что. И, наконец, самая многочисленная, на мой взгляд, группа — это те, кто до конца дней своих будет жить в Латвии и ненавидеть не только латышское государство, но и самих латышей, и — особо! — т.н. русских коллаборантов, сдавших все русские интересы за тёплое место у кормушки. И вот эта последняя категория и есть самая настоящая пятая колонна, которую вы, дорогие латыши, своими руками и создали».

Куда бежать?

Активист Константин Чекушин в интервью рижскому радио Baltkom вносит дополнительные штрихи в ситуацию: «Конечно, это решение свалилось на родителей, как снег на голову, не все пока осознают, к чему мы пришли, у всех тревога. Мы уже собирались в частном кругу и обсуждали решение Сейма. Все жалуются и говорят, что не понимают, как это будет работать, если нет педагогов. Или это будет фикция, или будут менять учителей, никто не понимает. Минобразования сейчас закрыло двери перед всем обществом и творит что хочет. Кто-то из родителей говорит, что уедет, кто-то — что будет учить ребенка по-английски, кто-то будет искать какие-то частные варианты». Чекушин также добавил, что некоторые противники «школьной реформы» все ещё надеются, что Конституционный суд Латвии или европейские судебные инстанции отменят принятые поправки.

Впрочем, надежды эти не слишком сильные. Поэтому для многих наиболее естественным выходом является отъезд — хотя некоторые и лелеют планы возвращения. «После сегодняшней выходки законотворцев я всё больше уверена, что мы уедем. Мы — многодетная семья и крепкие налогоплательщики. Но мы очень сильно постараемся вернуться на эту свою землю с Победой. Детям объясняем, кто есть кто. Всё откровенно про уродов и про людей. Жить в этом дерьме среди „братьев“, чьи лица перекошены от злобы, зависти и ненависти к русским, и чьи дети не умеют улыбаться сверстникам, где целый народ может поднять попы с диванов и дружно проголосовать только за то, чтобы сделать плохо русским, без всякой иной для себя выгоды — себя не уважать», — написала в соцсети Надежда Лосева.

Позже она добавила: «Сколько угодно можно считать патетикой заявления о том, что из Латвии необходимо бежать. Но с того момента, как министр объявил, а немощный президент Вейонис провозгласил уничтожение русских школ, из Латвии уехали три семьи наших личных знакомых, и начали подготовку к отъезду ещё три. Это не считая, что каждый второй заявляет, что уедет непременно. Для всех этих людей реформа стала лишь последней каплей. Не уезжают только жирующие представители госвласти и те, кто не может уехать по гуманитарным причинам (как мы), либо по причине нежелания вообще шевелить попой, руками, мозгами». В свою очередь, сетевой публицист Ирина Сморыго обратилась в Facebook с просьбой: «Россияне, помогите, пожалуйста, нам найти растущий город, где можно возродить ВЭФ (некогда известный рижский завод по выпуску электротехнических и электронных приборов, закрывшийся в 90-х — EADaily), школу и больницу построим сами. Похоже, из Латвии начнется массовый исход русского населения».

Тут надо напомнить, что исход населения — отнюдь не только русского! — из Прибалтики и так давно уже идёт полным ходом: только за последние годы одну лишь маленькую Латвию покинули сотни тысяч человек. Однако, многие до самого последнего момента колебались, не решаясь покинуть землю, на которой родились и выросли. Полный разгром русского образования окажется для значительного количества жителей Латвии последней каплей, которая переполнит чашу их терпения и станет окончательным стимулом к отъезду. Весь вопрос заключается в том, куда последуют эти люди: на запад или на восток?

(Окончание следует)

Олег Лазарев

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

338

Похожие новости
23 июля 2018, 13:45
23 июля 2018, 13:45
22 июля 2018, 20:30
23 июля 2018, 11:45
22 июля 2018, 19:45
23 июля 2018, 13:46

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
21 июля 2018, 11:16
18 июля 2018, 21:45
17 июля 2018, 03:45
17 июля 2018, 00:30
19 июля 2018, 01:16
17 июля 2018, 03:15
17 июля 2018, 23:16

Интересное на сайте
02 ноября 2011, 15:09
12 июня 2011, 12:19
08 мая 2011, 16:24
27 мая 2013, 12:16
14 декабря 2010, 14:20
14 ноября 2012, 15:27
23 июля 2013, 11:33