Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Севастополь: чужой среди своих?

Со дня воссоединения Крыма и Севастополя с Россией прошло три года. И если Крым в лице первого и пока единственного главы Сергея Аксенова показывает все это время образец политической стабильности, то Севастополь, как и три года назад, бурлит. Да и особых экономических успехов не показывает — по причине отсутствия экономики. Только если в украинские годы горожане винили во всем Киев, то сейчас — присланного из Москвы губернатора. Причем на посту градоначальника сменился уже третий человек, но общественность по-прежнему недовольна. Чем и почему? Предложу свою версию.

Но вначале поясню, что о Крыме и Севастополе мы говорим отдельно потому, что речь идет о двух разных субъектах федерации — Республике Крым и городе федерального значения Севастополь. Обособленное с советских времен положение Севастополя, вызванное наличием военно-морской базы Черноморского флота, сохранялось даже в годы пребывания полуострова в составе Украины. Для этого у Украины были вполне понятные причины — по межгосударственному договору российский Черноморский флот продолжал базироваться в бухтах города. После воссоединения с Россией новый статус Севастополя был закреплен в Конституции России.

Напомню предысторию. После памятного референдума и вступления Крыма и Севастополя по его итогам в состав России президент предлагает тем, кто во время «Русской весны» на полуострове взял на себя груз ответственности, возглавить и интеграционные процессы. В Крыму — Сергею Аксенову, в Севастополе — Алексею Чалому. Последнему принято приписывать и лоббирование перед президентом вопроса о выделении Севастополя в отдельный субъект Федерации. Тем более логичным было сделанное Путиным Чалому предложение возглавить город. При этом в переходный период решили не устраивать всенародных выборов глав регионов, а отдать право решения этого вопроса депутатам — Госсовета Крыма и Законодательного Собрания Севастополя соответственно. Такую возможность предоставляет российское законодательство, и подобная практика сохраняется в ряде республик и автономных округов России.

Пробыв в должности исполняющего обязанности главы города ровно две недели, Чалый заявляет, что передумал заниматься политикой. Путин подписывает прошение об отставке. Это было в апреле 2014 года. А уже летом того же года Чалый возглавляет политическую команду, которую на осенних выборах приводит за собой в Законодательное Собрание города. К тому времени Севастополь уже возглавлял предложенный президентом на должность исполняющего обязанности губернатора вице-адмирал Сергей Меняйло, кандидатуру которого вновь избранный региональный парламент под руководством Алексея Чалого благополучно и утверждает.

И тут началось. Практически сразу в городе стартует новый этап политической борьбы. С тем же темпераментом, которым Алексей Чалый и его соратники отличались во время русской весны, они начинают борьбу с очередным «злом» — губернатором-назначенцем. Да, да, одним из серьезных аргументов, выдвигаемых против Сергея Меняйло, был тот, что он для города чужой. Именно поэтому, упрекали оппоненты, адмирал-губернатор не чувствует город, не понимает настроений севастопольцев. И вообще идея назначения губернатора-варяга ущербна, город должен сам выбирать градоначальника из местных.

Противостояние исполнительной и законодательной власти в преддверии выборов депутатов Госдумы достигает апогея. Это не может не беспокоить Кремль. И вот сначала Алексей Чалый, как говорят, под давлением Кремля, покидает пост спикера и становится рядовым депутатом. Затем своего поста лишается и губернатор, уйдя на повышение на должность полпреда в Сибирском федеральном округе. А город при этом получает нового варяга, прямую противоположность прежнего. В июле 2016 года Владимир Путин предложил исполнять обязанности градоначальника молодому экс-замминистра промышленности и торговли Дмитрию Овсянникову.

В местные политические процессы в первые месяцы своего руководства городом тот не вмешивается. Однако думские выборы все равно проходят под патриотичным лозунгом «Севастополь в Госдуме должен представлять севастополец!» И как ни продавливает Москва кандидатуру космонавта, Героя России Антона Шкаплерова, побеждает севастополец Дмитрий Белик. Тем не менее решение о рокировке, которое приняли в Кремле, следует признать верным. Ведь оно выбило козыри у антигубернаторской оппозиции, которая прежде невольно выглядела и как антимосковская. В результате дискуссия была локализована на местных проблемах, кандидаты в депутаты соревновались между собой, а исполнительную власть, то есть косвенно Москву, при этом не задевали.

За время с июля 2016 года, когда в городе появился Дмитрий Овсянников, много воды утекло. В том смысле, что Алексей Чалый и поддерживающая его часть депутатов Заксобрания нашли общий язык с новой исполнительной властью. Они даже сошлись в вопросе, который был одним из принципиальных в отношениях с прежним губернатором. Овсянникова удалось убедить в том, что Севастополю не нужен лоббируемый лидером байк-клуба «Ночные волки» Александром Залдостановым (Хирургом) филиал парка Минобороны «Патриот». Тут надо отметить, что Хирурга севастопольцы знают не первый год. Байкеры год за годом поддерживали связь Севастополя и всего полуострова с Россией, проводя свои фестивали и организуя вокруг себя местную молодежь. К ним на шоу в бытность Севастополя в составе Украины даже Владимир Путин приезжал. Местный клуб «Ночных волков» принимал непосредственное участие в событиях весны 2014 года. И вот результат: Минобороны отозвало заявку на строительство парка, заявив, что не пойдет против общественного мнения.

Дальше — больше. На днях Законодательное Собрание приняло поправки в Устав города, согласно которым губернатор все-таки будет избираться прямым всенародным голосованием. Это значит, что в сентябре 2017 года Севастополь ждут новые выборы. Третьи за три с небольшим года, а если считать референдум, то даже четвертые. Исполняющему обязанности губернатора Дмитрию Овсянникову придется подтвердить свой мандат, получив поддержку горожан. Алексей Чалый теперь выступает «за» губернатора-варяга. И главным аргументом выдвинут следующий: в противном случае к власти прорвется представитель старой украинской элиты. Казалось бы, это еще раз подтверждает справедливость того решения Кремля о замене Меняйло Овсянниковым. Все хорошо, внутриэлитный консенсус достигнут. Но не тут-то было! В Севастополе не только Чалый и его сторонники политически активны.

Представители 17 партий и общественных организаций Севастополя, которые входят в общественное движение — на минуточку! — «Севастополь в поддержку президента России», призвали к роспуску Законодательного Собрания города и досрочным выборам в городской парламент. Провести они их предлагают одновременно с выборами губернатора. Среди организаторов движения — те же самые люди, которые защищали Севастополь в 2014 году, но которых почему-то скопом записали в ряды «пятой колонны». И на вооружение ими взят лозунг «Первым губернатором Севастополя должен быть севастополец!»

Что в сухом остатке? Политические игры привели к тому, что в городе, который три года назад стал дл России примером гражданского единства, теперь противостояние и разделение на «своих» и «чужих». И, похоже, Кремлю опять придется принимать неожиданное решение. Севастополь в актуальном идеологическом конструкте все же видится неким воплощением победы в борьбе за русскую мечту. В канун президентских выборов политическая турбулентность в таком символическом городе совсем не на пользу.

Что бы, на мой взгляд, следовало учесть при принятии подобного соломонова решения? Во-первых, надо вспомнить, откуда такой задор у севастопольской общественности. Это — наследие недавнего прошлого. У меня нет свежих данных, но полтора года назад специально интересовался этим вопросом. Так вот, тогда в Севастополе было зарегистрировано 480 (!) общественных и прочих некоммерческих организаций. Это в городе с населением чуть менее 500 тысяч человек! На каждую тысячу человек — по организации. Думаю, к настоящему времени подобных структур стало еще больше. Какая благодатная почва для общественного протеста. Кстати, в сопоставимом по численности населения Таганроге (там проживает чуть менее 300 тысяч человек) на тот момент НКО было на порядок меньше — 48!

Почему общественная деятельность столь популярна в Севастополе? Это легко объясняется. На самом деле во многом благодаря этим общественным активистам на полуостров и пришла Русская весна. Это они отстаивали интересы русских, противились насильственной украинизации, поддерживали связь с соотечественниками в России и еще много чего полезного делали. Москва немного поддерживала грантами подобные гуманитарные проекты, которые на тот момент для многих были одновременно и формой выражения своей гражданской позиции, но и средством заработка тоже. Иногда в Москве таких активистов иронично называли «профессиональными русскими». Впрочем, как показывают последние события, ирония была не беспочвенна. Найти себя в условиях, так сказать, мирной жизни, многие из этих людей не смогли. Они заточены на протест и ждут за него только благодарности. Адаптировать, включить активистов в современные позитивные процессы и обязательно подвести под это материальную базу — одна из первоочередных задач для тех, кто координирует общественно-политическую деятельность. Как этого добиться, возможно, стоило бы поинтересоваться в соседнем Крыму, где подобных проблем не наблюдается. Но, как следует из последних интервью Чалого, взаимодействия между парламентами двух субъектов Федерации нет. Кто в этом больше виноват, не скажу, но проблема налицо.

И второе. Возможно, время Севастополя как субъекта федерации истекло. Для самодостаточного существования у этого региона нет никакой финансовой базы. 18,3 миллиарда рублей доходной части бюджета на 2017 год составляют безвозмездные поступления из федеральной казны и только 12,2 миллиарда рублей — собственные налоговые и неналоговые поступления. При этом потратить город намерен 34,5 миллиарда рублей. Дефицит бюджета — 4 миллиарда рублей. Сформировать бездефицитный бюджет без дотаций из Центра и в дальнейшем будет непросто. Может так случиться, что из-за отсутствия достаточной налогооблагаемой базы и перспектив ее создания Севастополь обречен быть дотационным регионом. Ну и согласитесь, как-то нелепо звучит определение «регион» по отношению к небольшому городу. Хотя в России, конечно, есть субъекты федерации и с меньшим по численности населением. Например, в Ненецком автономном округе проживает чуть более 40 тысяч человек, на Чукотке — 50 тысяч. Но надо ли объяснять, какая бюджетная обеспеченность у этих регионов, насколько они по причине разработки имеющихся на их территории богатейших залежей полезных ископаемых самодостаточны в экономическом плане? Севастополь далеко не в одном с ними ряду.

И все же Севастополь — особый город, с богатой и трудной судьбой и очень патриотичными жителями. Навстречу именно этому самоощущению горожан пошел президент при принятии решения о придании Севастополю статуса субъекта федерации. Но всему свое время. Как ликвидированы созданные на переходный период Крымский федеральный округ и министерство по делам Крыма, так, может, и Севастополь со временем ждет смена статуса. Ряд субъектов в России прошли этап укрупнения. Именно их бюджетная необеспеченность стала для этого причиной.

Впрочем, есть способ слить Севастополь с Крымом элегантно, не задевая самолюбия горожан. Возможно, будущее Севастополя в превращении его не в обычный муниципалитет, не в городской округ, а в ЗАТО (закрытое административно-территориальное образование). Североморск, Александровск, Вилючинск, Заозерск, Островной, Фокино и Видяево, в которых, как и в Севастополе, размещены военно-морские базы — именно ЗАТО. В этих городах действует особый режим пребывания приезжих, тщательнее контролируется использование земли и прочих объектов недвижимости, наконец, они целевым образом получают дополнительные средства из федерального бюджета и бюджета регионов, в составе которых находятся. В частности, согласно ст. 7 Закона РФ «О закрытом административно-территориальном образовании» «проживание и (или) работа граждан в условиях особого режима безопасного функционирования организаций и (или) объектов в закрытом административно-территориальном образовании обеспечиваются мерами государственной поддержки. Меры государственной поддержки включают повышенный уровень бюджетной обеспеченности населения, меры социальной защиты, льготы в оплате труда, государственном страховании и гарантии занятости». Не этого ли, а не какой-то особой политической субъектности, ждут севастопольцы?

Правда, теперь для того, чтобы создать из Севастополя и Крыма один регион, потребуется провести референдумы в обоих субъектах. И результаты такого референдума в Севастополе можно предугадать. Хотя это уже другая история. А пока город ожидают трудные выборы губернатора.

Игорь Шатров, заместитель директора Национального института развития современной идеологии, специально для EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

419

Похожие новости
22 ноября 2017, 15:45
22 ноября 2017, 17:15
23 ноября 2017, 13:45
22 ноября 2017, 16:30
22 ноября 2017, 15:45
23 ноября 2017, 11:47

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
19 ноября 2017, 23:15
18 ноября 2017, 12:30
18 ноября 2017, 15:45
18 ноября 2017, 17:15
20 ноября 2017, 11:15
18 ноября 2017, 13:15
20 ноября 2017, 14:30

Интересное на сайте
21 сентября 2012, 10:07
01 марта 2011, 15:10
21 февраля 2012, 10:22
31 января 2013, 11:27
22 февраля 2013, 16:53
08 февраля 2010, 12:06
14 ноября 2012, 15:10