Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Серж Саргсян надумал камбэк: понять и простить?

Экс-президент Армении Серж Саргсян постепенно возвращается в «большую политику». Как можно понять, он близок к тому, чтобы прервать полуторолетнее многозначительное молчание вслед за неожиданной отставкой в апреле 2018 года. Впрочем, камбэк бывшего главы государства пока получается весьма невыразительным, видимо, сказываются определённые ограничения, связанные с его потенциальной «реинкарнацией» на политическом поле республики. Дело в том, что полтора года — слишком непродолжительный период для того, чтобы со стороны большинства граждан Саргсян перестал восприниматься с крайним предубеждением. За десять лет своего правления экс-президент успел основательно разрушить собственную репутацию в качестве безупречного государственного деятеля.

Так или иначе, но попытка возвращения налицо. Не исключено, что она предпринята с целью зондажа общественного мнения: выяснить реакцию масс на шаги Саргсяна вновь обозначить себя одним из политических лидеров.

Появились разговоры, что он может возглавить оппозицию и сосредоточить вокруг себя все силы, противостоящие нынешнему армянскому лидеру — Николу Пашиняну. Подобные рассуждения почти неизменно отсылают к следующей упрощённой констатации: а больше и некому. При этом напоминается, что второй президент республики Роберт Кочарян находится под арестом, а оппозиционность двух других фракций в парламенте, помимо правящего блока «Мой шаг», носит совершенно абстрактный характер.

Время покажет, кто может реально бросить вызов премьер-министру Пашиняну. В любом случае Саргсян остаётся слишком уязвимым для действующей власти, чтобы обрести роль основного центра тяжести на оппозиционном фланге. Но время идёт, молчание экс-президента затягивается, давая всё более серьёзные основания его оппонентам предполагать, что Саргсяну не то что нечего сказать, а ему это даже противопоказано.

Камбэк экс-президента стартовал в конце октября с небольшого мероприятия, организованного бывшей правящей Республиканской партией Армении (РПА). Её председателем Саргсян остаётся поныне. 30 октября он появился перед камерами, озвучив заранее подготовленный ответ на такой же предварительно «отточенный» вопрос со стороны одной из представительниц местной молодёжи. Экс-президент порассуждал на тему своего возможного ареста. Речь была составлена в стиле «политической лирики». Ничего конкретного он тогда не изрёк, но сигнал о том, что бывший руководитель страны готов к любым действиям властей «новой Армении» в его отношении, был взят на заметку. В самом конце «постановки» перед камерами Саргсян заверил общественность, что обещанный им «открытый и честный разговор» с гражданами состоится и сроки его приближаются.

Далее, спустя неделю, Серж Саргсян провёл встречу с послом США в Ереване Трейси Линн. Беседа, как утверждалось на новостных лентах республики, состоялась по инициативе американской стороны. Главу диппредставительства США интересовали оценки экс-президента по внутриполитической ситуации и отдельным региональным темам, прежде всего вокруг урегулирования карабахского конфликта. Собеседник посла Линн поделился своими соображениями, не упустив повода упрекнуть Пашиняна в «популизме». Саргсян также поблагодарил Соединённые Штаты в лице их официального представителя в закавказской республике за принятие Палатой представителей Конгресса США 29 октября резолюции о признании геноцида армян в Османской Турции 1915−1923 гг.

Внешнеполитическая сторона интереса США к Армении в настоящее время переживает существенный подъём. Это обусловлено в первую очередь резким ухудшением американо-турецких отношений. «Армянский вопрос», как это было на всех предыдущих похожих этапах взаимного обострения между Вашингтоном и Анкарой, ныне приобрёл для американцев дополнительную актуальность.

Что касается внутренней стороны заинтересованности США в поддержке правительства «новой Армении» во главе с Пашиняном, то здесь не всё так очевидно. Армянский премьер остался в рамках традиционного курса Еревана на военно-политический союз с Москвой, и это Белому дому, вне зависимости от геополитических приоритетов пребывающей там администрации, не может быть по душе.

Если взглянуть на заинтересованность Сержа Саргсяна во встрече с послом США с колокольни экс-президента Армении, то можно отметить следующий момент. Бывший лидер республики в настоящее время, мягко говоря, обделён вниманием российских властей. Поэтому особого выбора у него в этом плане нет — он будет встречаться и с послом США, и с европейскими дипломатами в Ереване, лишь бы хоть как-то обозначить свою сохраняющуюся актуальность на политической сцене республики.

Что говорилось в закрытой части беседы, понятное дело, широкая общественность не узнает. Зато Трейси Линн непременно подготовит докладную в Госдеп США по итогам встечи с Сержем Саргсяном, где с той же неизбежностью зафиксирует главный пункт обвинения бывших властей в адрес нынешних — популизм. Напомнит ли при этом Линн о значительном вкладе самого Саргсяна в армянский политический популизм, затрудняемся предположить. А посему эту миссию мы можем сами осуществить, отметив, что кому-кому, а предшественнику Пашиняна на высшем государственном посту Армении апелляции к популизму и невыполненным обещаниям во многом противопоказаны.

Лидер «бархатной революции», безусловно, грешит популистскими высказываниями, зачастую обещая заведомо невыполнимое. К примеру, в прошлом году он наобещал гражданам по итогам 2019-го «экономическую революцию», хотя текущие макроэкономические показатели не дотягивают даже до скромного прорыва в экономике. Или взять посыл Пашиняна о том, что в течение пяти лет он привлечёт для удовлетворения военных нужд республики дополнительные 2,5 млрд долларов.

«В течение следующих пяти лет мы должны инвестировать около 2,5 млрд долларов в развитие вооружённых сил. Мы должны провести серьёзную работу по поиску этих средств. Речь идёт о дополнительных средствах, часть которых также должна быть направлена на улучшение социального положения военнослужащих», — сказал глава правительства в декабре прошлого года.

А на днях мы узнаём, что на следующий год на оборонные расходы правительство предусмотрело менее $ 410 млн, в то время как на 2019-й ранее было заявлено $ 530 млн…

Однако, повторим, предшественнику Пашиняна лучше разобраться в собственных нереализованных обещаниях избирателям. Вот если бы действующему премьеру претензии насчёт популизма предъявляла политическая фигура, не имеющая опыта «блестящего» 10-летнего правления, тогда это смотрелось бы на порядок уместнее.

Итак, что обещал и не сделал Серж Саргсян за две «пятилетки» нахождения у руля государства. На старте своего первого президентского срока он пообещал запустить проект строительства железной дороги Иран — Армения, назвав его стратегическим для Еревана. Ни один метр железнодорожного сообщения между двумя странами проложен не был.

Указывалось на планы возвести в республике новую атомную станцию взамен морально устаревшей Мецаморской АЭС. В итоге всё свелось к продлению работы действующего энергоблока станции.

Не сдан в эксплуатацию армянский участок автомагистрали Север — Юг, который прокладывается с 2013 года. Для реализации проекта Армения подписала кредитное соглашение с Азиатским банком развития (АБР) еще в сентябре 2009 года. Соглашение предусматривало, что автомагистраль будет проложена к 2016-му, однако строительные работы начались только через три года после подписания договора с АБР, и они продолжаются до сих пор.

Озвучивались цели доведения ВВП на душу населения до двузначной цифры в долларовом эквиваленте (до $ 10 тыс.), значительного снижения уровня бедности и безработицы в республике. Ни то, ни другое, ни третье не было достигнуто. Подушевой ВВП на исходе правления Саргсяна едва превышал $ 3,5 тыс., уровень бедности колебался у привычной отметки 30%, безработицу не удалось снизить до менее 10%.

«Уверяю вас, я никогда не допущу регресса в какой-либо области, будь то экономика, демократия или права человека», — говорил Серж Саргсян в ходе президентской кампании 2008 года. Спустя год после его обещания ВВП Армении в 2009-м уменьшился больше чем на 14%. Экономические неудачи тогда были списаны на глобальный финансовый кризис.

На старте своего второго срока, в 2013 году, Саргсян объявил, что «правительство, которое не сможет обеспечить 7 процентов экономического роста, обязано уйти в отставку». Так вышло, что поднятую им планку прирастания ВВП не удалось обеспечить ни одному премьеру при нахождении Саргсяна в резиденции по адресу Баграмяна, 26: ни Тиграну Саркисяну, ни Овику Абрамяну, ни Карену Карапетяну. Тем не менее никто из них своего поста из-за этого «недобора» не лишился.

26 ноября 2016 года в своём отчётном докладе на 16-м съезде Республиканской партии Армении Серж Саргсян возвестил о том, что «отныне в прошлом политика, ожидающая просто внешней помощи и кредитных средств». Увы, ничего подобного. Внешний долг республики продолжил увеличиваться на фоне привлечения внешних кредитов, уверенно двигаясь к нынешней отметке в 7 млрд долларов. Более того, одна из главных функций отдельных глав правительств в период правления третьего президента сводилась именно к привлечению внешнего кредитования. На данной стезе особенно отметился Тигран Саркисян, пребывающий ныне на посту председателя коллегии Евразийской экономической комиссии.

В политической плоскости слова и дела Сержа Саргсяна расходились примерно с той же завидной последовательностью, как это происходило на экономическом направлении. Приведём лишь один пример. В своём выступлении на 15-м съезде РПА 24 мая 2014 года председатель правящей партии и на тот момент глава государства произнёс следующий текст:

«Правящая партия и оппозиция для государства то же самое, что две руки человека: необходимы и правая, и левая. У обеих есть свои чёткие функции. Искалечив одну из них, другая сильнее не становится: просто человек становится паралитиком. Республиканская партия не позволит такой перспективы для нашего государства. Республиканская партия продолжит укреплять свои место и роль в нашей стране, однако не готовится делать это за счёт других политических сил. Более того, Республиканская партия будет поощрять также сплочение других политических игроков, хорошо осознавая, что сопоставление, кристаллизация и смычка сил являются объективным велением развития».

Спустя 9 месяцев, в феврале 2015 года, в республике разразился политический мини-кризис, причём как раз на почве неприятия со стороны РПА оппозиционного уклона в речах и действиях уважаемого в народе человека. Им оказался лидер партии «Процветающая Армения», заметим второй по силе на тот момент (как, впрочем, и сейчас) в стране, крупный местный предприниматель Гагик Царукян. Его попытка обозначить реальную оппозицию правящей РПА с консолидацией вокруг себя соответствующих политических сил была грубым образом подавлена Саргсяном и его командой. Царукяна тогда фактически заставили отказаться от политической деятельности. Получается, следуя вышеуказанной логике Саргсяна, на исходе зимы в 2015 году власти лишили Армению одной руки и сами поспособствовали тому, чтобы она стала частичным «паралитиком».

На менее «глобальных» экономическом и политическом уровнях популизм, разрыв между словом и делом экс-президента следовал за ним практически неотступно. РПА обещала предоставить каждому первокласснику в Армении бесплатный компьютер. Это обещание присутствовало и в предвыборной программе Сержа Саргсяна от 2013 года, но так и не было выполнено. Ещё один «холостой выстрел» экс-президент сделал, когда наобещал бесплатное высшее образование для всех представителей социально необеспеченных слоёв населения.

Третий президент не добился особых успехов в укреплении ни внешней, ни внутренней безопасности Армении. Масштабная военная эскалация в зоне карабахского конфликта в апреле 2016 года, в результате которой погибло более ста армянских солдат, офицеров и добровольцев, случилась при нём. Как и провал во внутренней безопасности, когда летом тог же года группа местных национал-радикалов захватила и две недели удерживала полк патрульно-постовой службы Полиции Армении. Тогда погибли трое стражей правопорядка.

Серж Саргсян не утруждал себя и в вопросе выполнения «персональных» обещаний. Так, он до сих пор не слетал на гражданском лайнере в аэропорт столицы непризнанной Нагорно-Карабахской Республики (НКР), хотя и говорил, что станет «первым пассажиром» рейса Ереван — Степанакерт. Эта возможность была у него с октября 2012 года, когда воздушная гавань НКР была официально сдана в эксплуатацию.

Апофеозом голословности бывшего армянского лидера, который свёлся к фактическому обману граждан республики и стал спусковым крючком бурных политических событий весной 2018 года, стало заявление, озвученное более пяти лет назад. В апреле 2014 года Серж Саргсян на встрече с членами специализированной комиссии по конституционным реформам заявил о своём решении не баллотироваться более на пост президента или премьер-министра республики.

«Заявляю официально до начала процесса обсуждений по конституционным реформам, что я никогда больше не буду баллотироваться на пост президента Республики Армения, — дал слово Саргсян. — Если по итогам обсуждений будет принят путь, не соответствующий моему желанию, имею в виду парламентскую модель управления, то я не буду претендовать также на пост премьер-министра».

В 2015 году Серж Саргсян пошёл ещё дальше, заявив, что уйдёт из политики в 2018 году, когда истечёт срок его президентских полномочий. Однако в марте 2018 года он сначала не исключил, что его кандидатура может быть выдвинута на должность премьер-министра на условиях «выполнения всей полноты конституционных полномочий», а спустя месяц, в ставшем «революционным» апреле, он дал согласие выдвинуться на пост главы правительства. Будучи избран таковым 17 апреля в Национальном собрании, Саргсян пробыл у руля парламентской республики считаные дни, просто «не переварив» вышеуказанный обман армянского избирателя.

Обещанный Сержем Саргсяном «открытый и честный разговор» с гражданами после апрельской отставки в прошлом году когда-нибудь состоится. Другой вопрос, насколько открытым и честным он будет. В каком формате пройдёт этот разговор, не уточняется. Видимо, планируется организовать очередную постановочную беседу с заранее подготовленными вопросами и ответами, — разумеется, при более расширенной аудитории страждущих узреть возвращение лидера армянских республиканцев и услышать его разъяснения. А бывшему главе государства, следует признать, есть в чём объясниться с народом, который, если и захочет выслушать Саргсяна, то далеко не ради того, чтобы ему напомнили о популизме Пашиняна.

Было бы интересно узнать мнение третьего президента, в частности по вопросу представленных в прошлом и в этом году армянской общественности серии фактов коррупционной деятельности ряда высокопоставленных чинов, которые были у власти и нажили целые состояния в период правления Саргсяна. Помимо самокритики и сведённых к минимуму апелляций к популизму нынешнего политического руководства республики, также хотелось бы посоветовать экс-президенту вооружиться при откровенном разговоре с народом конкретикой, отказавшись от всевозможной политической лирики, которую армянская общественность в избытке уже имела «удовольствие» наблюдать со стороны представителей ближнего окружения и доверенных лиц Сержа Саргсяна.

Вячеслав Михайлов, специально для EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

441

Похожие новости
12 декабря 2019, 09:30
12 декабря 2019, 23:30
12 декабря 2019, 19:30
12 декабря 2019, 17:30
12 декабря 2019, 15:30
12 декабря 2019, 11:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
11 декабря 2019, 05:30
07 декабря 2019, 17:30
12 декабря 2019, 09:30
06 декабря 2019, 11:15
12 декабря 2019, 11:30
12 декабря 2019, 13:30
08 декабря 2019, 13:45

Интересное на сайте
18 марта 2012, 12:19
03 ноября 2011, 13:06
12 декабря 2012, 10:37
01 марта 2011, 15:10
31 января 2013, 11:27
12 сентября 2011, 12:05
13 апреля 2013, 10:41