Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Сербские власти готовы отдать Западу всё за ничего»

Может ли Сербия вступить в ЕС и при этом избежать присоединения к НАТО — военному альянсу, членами которого являются остальные страны ЕС и который в 1999 году бомбил Сербию около 80 дней? Удастся ли Белграду отстоять свой военный нейтралитет, находясь на пути евроинтеграции, которым вместе с ним движутся и другие страны региона? Какие выгоды ожидают Сербию в случае долгожданного членства в Евросоюзе и с какими испытаниями столкнутся российско-сербские отношения в будущем? На эти и другие вопросы EADaily отвечает директор Центра геостратегических исследовании (Белград) Драгана Трифкович.

Европейская комиссия приняла стратегию по Западным Балканам, в которой четко определены условия вступления Сербии в ЕС. Помимо прочего, в ней говорится о синхронизации внешней политики и политики безопасности с линией ЕС, и в этом контексте о введении санкций против России. В то же время в документе не упоминается возможность вступления Сербии в НАТО, членами которого являются остальные страны Евросоюза. Может ли Сербия вступить в ЕС без вступления в НАТО? Готов ли Запад сделать исключение для Сербии, учитывая память об агрессии НАТО против бывшей Югославии в 1999 году?

Что касается Сербии и условий, которые она должна выполнить для вступления в ЕС, то они сформулированы так, чтобы прежде всего уважить интересы США на Балканах. На самом деле процесс европейской интеграции для Запада является идеальным инструментом для того, чтобы заставить Сербию отказаться от государственных и национальных интересов в обмен на неопределенные преференции в рамках ЕС. Большой вопрос, вступит ли Сербия в ЕС, даже если выполнит все его требования. Однако главное на самом деле заключается в том, за чем именно Сербии присоединяться к Европейскому союзу. Золотой период ЕС давно позади, мы являемся свидетелями того, как его члены борются с экономическим и миграционным кризисом. Кроме того, бросается в глаза тот факт, что у стран ЕС нет общей политики, и они не в состоянии согласовать позиции по многим вопросам. До сих пор Запад не настаивал на том, чтобы Сербия вступила в НАТО — попробую объяснить, почему. Как нам хорошо известно, Сербия в 2015 году подняла сотрудничество с НАТО на максимально высокий уровень через подписание Индивидуального плана партнерства и соглашения СОФА (Соглашение о статусе сил (Status of Forces Agreement) — международный договор, определяющий правовое положение вооруженных сил одного государства (или военного блока) при нахождении на территории другого государства — EADaily). Такое решение приняла, прежде всего, Сербская прогрессивная партия (СПС) во главе с президентом, а на тот момент премьер-министром страны Александром Вучичем. Я должна подчеркнуть, что эти соглашения были подписаны «в темноте и в тишине», общественность о них была очень слабо информирована. Даже сегодня Александр Вучич утверждает, что договоренности с НАТО были подписаны не в его президентский срок, а при предыдущих властях, хотя на сайте НАТО можно найти точную информацию о том, что Сербия продвинулась вперед в сотрудничестве с НАТО в 2015 году, когда у власти находилась Сербская прогрессивная партия. Подписав соглашение ИПАП (Индивидуальный план партнерства с НАТО — оперативный документ, которым утверждается широкий спектр совместной деятельности и углубление сотрудничества между НАТО и какой-либо страной, не являющейся членом альянса — EADaily) Сербия согласилась не только на военное сотрудничество с НАТО. В тексте документа прописано внедрение стандартов НАТО в сербской армии, налаживание сотрудничества в соответствии с этими стандартами, а также урегулирование внутренних и экономических вопросов, решение проблемы защиты прав человека, проведение экономических реформ, стратегия работы СМИ, вклад в безопасность через сотрудничество в сфере науки, оборонная политика и прочее. ИПАП — всеобъемлющее соглашение, которое влияет на многие сегменты общества, отнюдь не только на оборону и безопасность. Его конечная цель — направить Сербию в русло евроатлантической интеграции и закрепить её в западной сфере влияния. Для НАТО было важно обеспечить возможность использования сербской территории и инфраструктуры, а также получить дипломатический иммунитет для своих солдат, что и было достигнуто подписанием упомянутых соглашений. Действующее положение Сербии хуже членства в НАТО, потому что НАТО пользуется на сербской территории всеми возможными правами, как будто Сербия является членом альянса, но, с другой стороны, у него нет никаких обязанностей по отношении к Белграду. Так как Запад действует очень прагматично, он теперь не настаивает на вступлении Сербии в НАТО, поскольку альянс уже достиг своих целей в республике. Приоритетом Запада является прекращение сотрудничества Белграда и Москвы и подписание сербскими властями всеобъемлющего мирного договора с Приштиной, что будет равняться официальному признанию независимости Косово.

Сербский народ в большинстве своем традиционно ориентирован в сторону России, и Запад видит в этом базу для расширения российского влияния. С другой стороны, Сербия без поддержки России не может отстоять ни один из своих интересов, поэтому разрыв сербско-российских связей позволил бы Западу полностью включить Сербию в зону евроатлантического влияния. Для России это означало бы потерю Балкан. Реализация всех проектов США в этом регионе, включая независимое Косово, была бы гарантирована. Пока существуют сильные российско-сербские связи, существует и опасность, что события могут развернуться в положительную сторону для самой Сербии. Поэтому Запад теперь настаивает на синхронизации сербской политики с внешнеполитической линией ЕС, что подразумевает введение санкций против РФ, закрытие Российско-сербского гуманитарного центра в Нише и расторжение Соглашения о свободной торговле между Сербией и Россией. Это не значит, что вступление в НАТО не будет выдвигаться в качестве условия, но это произойдёт лишь после того, как Белградом будут выполнены все основные требования. Если Запад пожелает окончательно унизить Сербию, он будет настаивать на этом, но это проблема уже для следующего режима, который придёт после Вучича, так как очень вероятно, что Запад отстранит его от власти, как только он выполнит его требования.

Во время недавнего визита министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Белград сербская сторона в очередной раз подчеркнула свою приверженность военному нейтралитету. Насколько Сербия действительно является нейтральной страной? Мы знаем, что она развивает военное сотрудничество с Россией, недавно она получила от неё истребители МиГ-29, речь также идет о других контрактах на приобретение вооружений. Если Сербия вступит в ЕС, в какой степени это повлияет на будущее такого сотрудничества?

Военное сотрудничество Сербии и России находится на несравненно более низком уровне, чем аналогичное взаимодействие Сербии с НАТО и США. В сербских СМИ, которые контролируют власти, упорно продвигается тема российско-сербского военного сотрудничества и замалчивается вопрос сотрудничества Белграда с НАТО и США, так как более 80% населения Сербии выступает против этого. Поэтому все соглашения с НАТО были подписаны без особого шума. Если взять реальные показатели и оставить в стороне пропаганду, сложно говорить о реальном военном нейтралитете страны. Сербские власти ссылаются на короткую статью Резолюции о защите суверенитета, территориальной целостности и конституционного порядка Республики Сербии, которая была принята парламентом в 2007 году. В этой статье говорится: «Народная скупщина (парламент) принимает решение о провозглашении военного нейтралитета Сербии по отношении к существующим военным союзам до возможного проведения референдума, на котором было бы принято окончательное решение по этому вопросу». Но в таких документах, как Стратегия национальной безопасности Республики Сербии, нет утверждений о военном нейтралитете. Наоборот, там говорится о стратегическом выборе в пользу сотрудничества с ЕС и НАТО: «Исходя из убеждения о том, что национальная безопасность Республики Сербия узко связана с безопасностью региона Юго-восточной Европы и континента в целом, Республика Сербия будет развивать отношения с членами ЕС, а также с партнерами по НАТО на основаниях непосредственного, близкого и долгосрочного сотрудничества и совместных действий».

Стратегические военные документы, такие как Стратегия национальной безопасности Республики Сербии, Стратегия обороны Республики Сербии, Доктрина армии Сербии, Закон об обороне Республики Сербии, Закон об Армии Республики Сербии, не приведены в соответствие с парламентской резолюцией, а наоборот, соответствуют евроатлантическому выбору Сербии. Для того, чтобы стать на позиции военного нейтралитета, Сербия прежде всего должна изменить содержание этих документов, заняв позицию балансирования и неприсоединения к военным союзам. Для этого она должна заручиться поддержкой мировых держав. Я верю, что Россия безо всяких вопросов обеспечила бы гарантии военного нейтралитета Сербии, но также верю и в то, что западные страны не согласились бы на это, так как они хотят контролировать как можно большую территорию. Поэтому они и продвинулись на восток после распада СССР.

Когда мы говорим о ЕС, то учитываем, что в своей политике безопасности он полностью полагается на НАТО. Сербия уже стала частью боевой группы «Хелброк» (Силы быстрого реагирования ЕС), в которой также состоят Румыния, Болгария, Украина, Кипр и Греция. И этот факт свидетельствует о том, что Сербия не является нейтральной страной. Если Сербия вступит в ЕС (что не гарантировано), сам процесс евроинтеграции будет обуславливать синхронизацию политики безопасности с линией Евросоюза, что автоматически будет означать разрыв двухстороннего сотрудничества в Россией в этой области, включая сотрудничество в защите населения (Российско-сербский гуманитарный центр в Нише).

Во время своего визита Сергей Лавров подчеркнул, что Россия поддерживает многовекторную политику Сербии и не ставит ей условий, связанных с выбором партнеров для сотрудничества. Является ли, на ваш взгляд, поддержка российской стороной сербского руководства безоговорочной? Существуют ли какие-то красные линии, переступив которые Сербия автоматически обострит отношения с Россией? Как мы помним, в случае Черногории этой линией стало введение антироссийских санкций и вступление страны в НАТО, чему предшествовала нелепая история с якобы вмешательством России в выборы.

Россия действительно не навязывается никому в международных отношениях и никого не шантажирует какими-то условиями, в отличие от США, которые нам говорят, что Сербия должна определиться между востоком и западом, и что она не может сидеть на двух стульях. Если посмотреть на наши отношения с российской точки зрения, Россия благодарна Сербии за то, что та не ввела антироссийские санкции, но я не вижу какой-то большой заслуги в этом, потому что нет ни одной причины, почему Сербия должна была бы ввести санкции против России. Это было бы подобно самоубийству. Не буду говорить о наших исторических и духовных скрепах, буду говорить в категориях реальной политики: Россия защищает сербские интересы на международной арене часто интенсивней самой Сербии. Благодаря России не был принят план независимости Косово, а также была отвергнута британская резолюция, составленная с целью провозгласить сербов виновниками геноцида. С сербской стороны было бы большой неблагодарностью ввести санкции против дружественной страны, которая защищает наши интересы. Все-таки линия, по которой Сербия шагает в данный момент, очень тонкая, достаточно сделать всего лишь один неверный шаг, и она окажется не только на антироссийской, но и в первую очередь на антисербской стороне. С другой стороны, российское руководство знает, что существует большая разница между политической элитой и народом, и что политические шаги, которые делает сербское руководство, часто расходятся с волей народа. Во время недавнего визита европейского комиссара Йоханеса Хана мы первый раз услышали от президента Вучича слова о том, что введение санкций против России должно стать в Сербии «темой политической дискуссии». До сих пор он неустанно повторял, что Сербия никогда не введет санкции против России. Но мы живые свидетели того, что Сербская прогрессивная партия (СПС) не выполнила ничего из своих предвыборных обещаний. Введение санкций против России по запросу ЕС, несомненно, нанесло бы большой урон сербско-российским отношениям и воспрепятствовало бы стремлению Сербии сохранить в долгосрочной перспективе свою территориальную целостность. Если бы Белград, к тому же, решил бы присоединиться к НАТО, на что, возможно пойдут какие-то будущие власти, это стало бы пиком саморазрушения и самоунижения. На такой шаг последовала бы крайне негативная реакция России, так как не секрет, что именно она является главной целью НАТО. Сербия находится в безвыходном положении, так как она отдана на милость политической элите, лишенной чувства государственных и национальных интересов. Власть не в руках народа, а элиты подчиняются Западу. Поэтому поддержка Россией сербских властей на самом деле палка о двух концах. Сербская общественность задается вопросом, почему Россия поддерживает СПП, которая на самом деле проводит политику сдачи национальных интересов. Боюсь, что так Россия теряет авторитет среди обычных людей, которые по сути и являются носителями пророссийской ориентации Сербии.

Президент Сербии Александр Вучич в своих выступлениях перед сербской общественностью заявляет, что если Сербия не подпишет юридически обязывающее соглашение с Приштиной, для нее закроется путь в ЕС и прямые европейские инвестиции. При этом в случае подписания Сербия получит немецкие гарантии вступления в ЕС в 2025 году, сказал Вучич после встречи с канцлером Германии Ангелой Меркель. Не похоже ли это на прямой шантаж, или, по крайней мере, на очередной вариант политики «кнута и пряника», которую Запад годами проводит по отношений к Сербии?

Это не просто похоже — это и есть прямой шантаж со стороны ЕС, в котором Германия имеет решающий голос. Во-первых, все соглашения, которые власти во главе с Александром Вучичем подписали с Приштиной, расходятся с конституцией и законами Республики Сербии, а также с международным правом и Резолюцией 1244 СБ ООН. Значит, здесь идет речь не о каком-то принуждении, а о том, что власти по собственной воле подписывают договоренности в нарушение закона, потому что они взяли на себя соответствующие обязательства перед западными партнерами. Шаги, которые сербские власти предпринимали до настоящего времени, во многом способствовали становлению так называемого независимого Косово. Подписание всеобъемлющего мирного договора практически означало бы легализацию независимого Косово. Хотя сербские власти упорно повторяют, что никогда не признают Косово, подпись под таким соглашением на самом деле означала бы именно его признание. От сербских властей требуют не произнести «мы признаем независимость Косово», а подписать бумагу о том, что Сербия не возражает против его приема в международные организации. Просто немыслимо то, что Запад, вопреки международному праву и конституции Сербии, не отказывается от давления на Белград, требуя от него согласиться с отделением своей территории и легализацией сепаратизма. Такие действия в конечном итоге не принесут положительных результатов и самому Западу. Что касается гарантий Германии по поводу того, что мы в 2025 году вступим в ЕС, то это действительно сложно воспринять всерьез. Комиссар ЕС по вопросам расширения Йоханес Хан заявил о том, что Сербия должна нормализовать отношения с Приштиной, подразумевая под этим подписание всеобъемлющего мирного договора, но 2025 год остается при этом «рамочной датой, не гарантией». Так что на деле это игра слов, к которой Брюссель постоянно прибегает, демонстрируя неуважение к своим собеседникам. А что касается утверждений Александра Вучича о том, что Сербия останется без инвестиций, то это бессмыслица. Мы знаем, что экономическое положение Евросоюза нестабильное, и что такие страны, как Испания, Италия и Греция не могут побороть отрицательный баланс. Эти страны все-таки ощутили и пользу от присоединения к ЕС, потому что им в свое время были доступны европейские фонды со значительными средствами. Сегодня этих средств нет даже для более продвинутых членов Евросоюза — что уж говорить о Сербии. С другой стороны, Белград ведет катастрофическую экономическую политику, отдавая преимущество иностранным инвесторам. Это приводит к уничтожению национальной экономики. Сербия фактически финансирует иностранных инвесторов из государственного бюджета. Им предоставляются привилегии в виде субсидий на коммунальные расходы, финансовая поддержка для открытия рабочих мест. Условия, которые эти иностранные фирмы предлагают сотрудникам, весьма невыгодные. Сербия не сможет развиваться, пока не сделает упор на отечественные ресурсы и на развитие национального хозяйства. Истории о том, как иностранные инвесторы будут развивать нашу страну, более чем нереальны. Они лишь ищут в Сербии дешевую рабочую силу и возможность получить сверхприбыль.

Самое ужасное во всем этом то, что у Евросоюза на самом деле нет ничего, чем он мог бы шантажировать Сербию, так как ничего серьезного Брюссель и не предлагает. Сербские власти по каким-то причинам готовы отдать все за это «ничего». Если ЕС для нас закроет путь к вступлению в свои ряды, то этим он, может быть, окажет нам услугу.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

495

Похожие новости
16 июля 2018, 11:45
16 июля 2018, 11:45
15 июля 2018, 15:15
16 июля 2018, 14:30
16 июля 2018, 09:16
16 июля 2018, 04:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
11 июля 2018, 11:45
15 июля 2018, 01:15
14 июля 2018, 21:15
11 июля 2018, 04:30
11 июля 2018, 12:45
14 июля 2018, 09:15
11 июля 2018, 13:15

Интересное на сайте
01 марта 2011, 15:10
15 февраля 2013, 14:22
14 декабря 2010, 12:21
28 января 2014, 16:31
13 апреля 2013, 10:41
15 февраля 2013, 14:25
03 ноября 2011, 13:06