Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Сербская власть проходит терминальную стадию прогрессирующего паралича»

США, очевидно, желают закрыть косовский вопрос раз и навсегда. Такое мнение высказала EADaily историк-балканист Анна Филимонова, отвечая на просьбу прокомментировать недавнее заявление посла США в Приштине Филиппа Коснета о том, что экономика сепаратистского Косово не может привлечь иностранные инвестиции, пока не будет подписано соглашение о «всеобъемлющей нормализации отношений» между Белградом и Приштиной.

«США считают, что нельзя оставлять открытым такое серьезное дело сейчас, когда приоритетные цели американской политики явно сосредоточены на Ближнем Востоке, вокруг Ирана. В американской геостратегии Балканы являются периферией Ближнего Востока. Поэтому они увязывают свою политику в этих двух регионах. Оставлять на периферии какое-то незаконченное дело для них не представляется логичным», — считает Филимонова.

С другой стороны, продолжила эксперт, у США есть прямые экономические интересы, связанные с властью в Приштине, и заявление Коснета — лишь одно из тех высказываний, которые американцы повторяют с завидной регулярностью, надавливая на президента Сербии Александра Вучича, чтобы он «поживее» проводил подготовку к признанию независимости Косово.

Эксперт также обратила внимание на то, что американский дипломат очевидно лукавит, когда говорит об экономике сепаратистского Косово, так как «там никакой собственно косовской экономики нет». По ее словам, в Косово поступает 99% товаров, и лишь один процент товаров вывозится.

«Экономика Косово по сути отсутствует как явление. Но зато не отсутствует имущество — сначала СФРЮ, а затем Сербии как полного правопреемника Югославии на территории Косово, в которое были вложены миллиарды долларов, не говоря о человеческих и других ресурсах. Упомянем некоторые цифры. У Сербии остается примерно около 1400 предприятий на территории Косово, и они сейчас включены в процесс так называемой приватизации, который якобы осуществляет МООНК (миссия ООН в Косово — EADaily). Но она передала свои полномочия косовскому Агентству по приватизации. Имущество сербских предприятий оценено в полтора миллиарда евро. Кроме того, упомянем, что Приштина в одностороннем порядке узурпировала все сельскохозяйственные земли стоимостью примерно 50 миллиардов евро. Это огромные цифры. И тем не менее, несмотря на такой наглый захват собственности, сербская недвижимость в крае и сейчас составляет 58%. Точно невозможно установить сколько она стоит, но специалисты говорят, что более 200 миллиардов евро», — рассказала Филимонова EADaily.

Историк добавила, что порядка 700 государственных предприятий, в которые вкладывала средства Республика Сербия, были приватизированы, и в ходе этой приватизации 114 были просто ликвидированы, остальные были куплены. «При этом 90% покупателей — это этнические албанцы или представители иностранных компаний. Причем интересно, что в основном средства от покупки оседают на счетах в швейцарских банках», — отметила она.

Эксперт добавила, что Приштина к тому же захватила около 35 000 сербских домов и квартир. «Ясно, что речь снова идет о десятках миллиардов евро. Что касается частной собственности, здесь дополнительную проблему создает то, что Сербия передала в ведение сепаратистов кадастровые записи и больше не обладает никаким контролем над тем, что Приштина делает в этой сфере». — пояснила Филимонова.

По мнению историка, в данных условиях можно констатировать, что сербы в Косово и Метохии полностью брошены на произвол судьбы, так как решения о принадлежности их имущества принимают исключительно органы власти сепаратистского Косово, от которых «справедливости ждать не приходится, и не было ни одного случая, чтобы Приштина пошла на уступки сербам».

Филимонова считает, что в данной весьма запутанной ситуации очень легко скатиться к обвинениям в адрес одной лишь Приштины. «Но дело в том, что власть в Приштине террористическая, сепаратистская и нелегитимная. Очень странно все время обвинять террористов в том, что они террористы, хотя они таковыми себя все время и объявляли. „Армия освобождения Косово“ — это диверсионно-террористическая структура, сформированная для расправы над мирным населением. Сейчас ее главари у власти, официальный Белград выписал ордера на арест этих главарей, были начаты судебные процессы. Но все это было приостановлено, и если мы посмотрим только на процессы в экономической сфере, то увидим удивительную картину. Здесь создан некий зачарованный круг, по которому ходят Белград, Приштина и Запад, но ходят таким образом, что в выгоде оказываются только Приштина и Запад. А Сербия все время теряет. Случайно ли это происходит?», — задалась вопросом эксперт.

По мнению Анны Филимоновой, косовские сепаратисты сами по себе не настолько сильны, чтобы получать все, что пожелают — это им обеспечил в том числе и «режим в Белграде, сначала бывшего президента Бориса Тадича, а затем Александра Вучича». Эксперт отметила, что между курсом Александра Вучича и Бориса Тадича наблюдается полная преемственность. Филимонова напомнила, что переговоры по Косово и Метохии в Брюсселе были начаты в 2011 году и продолжались по конец 2018 года, когда они были на время прерваны Белградом из-за того, что Приштина ввела стопроцентные таможенные пошлины на товары из Сербии. Эксперт отметила, что таможня возможна только на границе, и поэтому возникает вопрос, откуда появилась граница и пошлины внутри одного государства. По ее словам, главой сербской команды на переговорах в Брюсселе во времена Бориса Тадича был Борко Стефанович, который заключил договоры о кадастрах, о взаимном признании дипломов, о передачи документации ЗАГС и об установлении совместного контроля на границе.

«Самым примечательным является то, что Конституционный суд Сербии признал неконституционными первые три соглашения. Тем не менее, власть Александра Вучича, несмотря на решение Конституционного суда, оставляет эти решения в силе. Именно кадастровые записи и становятся камнем преткновения, потому что сербы не могут доказать свои права, так как вся документация находится в Приштине. Кто сербов загнал в этот капкан? Белградская власть, сначала Бориса Тадича, а потом Александра Вучича», — заявила Филимонова.

Позднее Ивица Дачич в качестве премьер-министра и Александр Вучич в качестве первого вице-премьера продолжили переговоры с Приштиной, вместо того, чтобы «назвать вещи своими именами и заявить о своей принципиальной позиции», добавила историк, напомнив, что в апреле 2013 года Белград с Приштиной подписал соглашение, по которому Сербия добровольно передала в руки сепаратистов полицию, суд и систему безопасности и создала настоящую границу между Сербией и Косово, т. е. по сути «между Сербией и Сербией». Благодаря этому, «премьер Косово» Рамуш Харадинай и смог в ноябре 2018 года ввести пошлины на сербские товары, пояснила эксперт.

По ее словам, в ходе переговорного процесса на настоящий момент Сербия добровольно уступает Приштине ключевые экономические сферы, такие, как телекоммуникации и электроэнергетика, не получив ничего взамен. Тем временем Приштина со своей стороны не сделала ничего, что нарушило бы «суверенитет» так называемой Республики Косово, отметила Филимонова.

«Вот он — капкан для сербов, подготовленный сначала политически, подписанием Брюссельских соглашений. Затем в ходе брюссельских переговоров были завершены экономические аспекты, и дальше меры по захвату сербского имущества становятся делом чистой техники. Неслучайно с конца 2018 года по настоящий момент ситуация резко ухудшается. Сербия теряет рынок Косово и Метохии, и выгоду из происходящего извлекают другие страны, прежде всего, Албания. Здесь товарооборот между Косово и Албанией увеличивается сразу на треть. Это опасная тенденция, потому что речь идет о весьма тесном сближений Косово и Албании, теперь и в экономическом плане», — предупредила эксперт.

Она напомнила, что в дополнение уже существующего, по странной случайности заключенного фактически одновременно с Брюссельскими соглашениями, договора о военном сотрудничестве Приштины и Тираны, недавно был подписан и договор о согласовании внешней политики Косово и Албании. «Теперь резко усиливается их экономическое взаимодействие. В конце 2018 года был принят и закон о формировании „вооруженных сил Республики Косово“. Все это сопровождается замогильным молчанием официального Белграда. И, наконец, уже весной 2019 года, Приштина принимает Устав предприятия „Трепча“», — рассказала Филимонова.

По словам историка, горно-перерабатывающий комбинат «Трепча» — это камень преткновения во всей экономике Косово, и поэтому не случайно сепаратистский «премьер-министр» в отставке Рамуш Харадинай недавно заявил, что принадлежность «Трепчи» никоим образом не будет обсуждаться на переговорах с Белградом, так как комбинат является неотъемлемой собственностью «Республики Косово». «У Сербии не осталось никакого крупного имущества в южном крае. Предприятие „Ферроникель“ было продано за бесценок английской фирме. Оно стоило где-то 300 миллионов, а купили его буквально за несколько десятков миллионов. По этому поводу никто не заявляет протестов. Остается теперь только „Трепча“ и гидроэлектростанция „Газиводе“. Это ключевые предприятия для экономики Косово, и посмотрим, какая судьба их ждет», — сказала она.

Филимонова подчеркнула, что «Трепча» сегодня производит на экспорт около 200 тысяч тонн олова, цинка и концентрата руд. Производство предприятия на годовом уровне стоит примерно 20 миллионов долларов, и от его деятельности прямо зависит около 35% сербского населения на севере Косово и Метохии. По данным эксперта, в 2010 году «Трепча» заключила предварительное соглашение об экономическом сотрудничестве с одной американской компанией, которое пока не воплощено в жизнь, так как не были урегулированы правовые вопросы собственности.

«Чтобы обеспечить эти американские инвестиции, в октябре 2016 года парламент в Приштине принял Закон о Трепче, согласно которому 80% капитала комбината передается Республике Косово и 20% в руки рабочих на этом комбинате. Правительство Сербии тогда приняло заключение о непризнании правовых и фактических последствий этого закона, но весь пар ушел в свисток, потому что сепаратисты неуклонно делают свое дело. В феврале 2019 года был утвержден устав „Трепчи“, на основании которого 80% собственности комбината передается правительству в Приштине. В марте 2019 года Трепча становится 100-процентной собственностью „Республики Косово“, что фактически является конфискацией этого предприятия у Сербии. В 2019 году со стороны Вучича никаких реальных ответных мер не последовало вообще. Хотя у сербской власти по поводу всей приватизации есть конкретные инструменты. Она может официально потребовать от МООНК заморозки всех средств от приватизации, которые были получены незаконно. Сербия может обвинить власти в Приштине перед всеми международными арбитражами. Ничего из этого не было сделано. Как только Трепча перешла в руки Приштины, она сразу же получила пять миллионов евро помощи. Когда Вучич говорит „не дам Трепчу, не дам Газиводе“, то можно констатировать, что Трепча уже отдана. Харадинай получил её», — рассказала Анна Филимонова.

Историк считает, что проблема принадлежности комбината «Трепча» является не только вопросом экономического выживания косовских сербов — таким образом Приштина интегрирует предприятия Косово и Метохии в свою систему и постепенно устанавливает собственный контроль над севером Косово. «А армия „Республики Косово“ уже готова выйти на уже созданную границу», — полагает она.

Филимонова также подчеркнула, что, поскольку у сепаратистского Косово «экономики как таковой нет», здесь очень важно понять, какие иностранные государства имеет там свои интересы. По словам историка, в Косово усиливается присутствие турецкого капитала. Так, например, компания Kosovo Energy Corporation и ее дочка Kosovo electricity distribution были куплены турецким концерном под названием «Лимак», который также владеет международным аэропортом в Приштине. Кроме того, добавила она, Турция еще осуществляет самый крупный инфраструктурный проект сепаратистского Косово — строительство автомагистрали от Приштины до албанской границы. «В 2010 году право на строительство было передано в руки фирмы из Сан-Франциско под названием „Bechtel“ и турецкой компании под названием „Enka“. Здесь здорово подключаются американцы», — сказала историк.

По словам Филимоновой, над всеми этими проектами стоят представители США, которые «инфильтрируются в экономику буквально на капиллярном уровне». В основном речь идет о фирмах прежних американских чиновников и дипломатов, которые участвовали в бомбардировках СР Югославии, и которые сегодня участвуют в бизнесе сепаратистского формирования. «Их прежде всего интересует уголь, телекоммуникации и сфера лоббирования и консультирования так называемых правительственных структур Косово», — уточнила она, отметив, что среди них прежде всего выделяется бывший глава Госдепа Мадлен Олбрайт. Эксперт рассказала, что компания «Albright Capital Management», основанная самой бывшим госсекретарем США, претендует на 70% доли в компании «Почта и телекоммуникации Косово». «А вот эта компания в свою структуру нелегально включила компанию „Телеком Сербия“, которую на переговорах Вучича с „президентом Косово“ Хашимом Тачи сербская сторона полностью передала Приштине», — добавила Филимонова.

Также по словам эксперта на территории Косово работает турецко-американский консорциум, который занят в основном инфраструктурными проектами, прежде всего строительством дорог, в том числе дороги в Албанию. Формально во главе этого концерна находится бывший заместитель главы МООНК американец Джон Кови, рассказала она. У Олбрайт и Тачи есть также совместный бизнес по продаже строительных материалов, продолжила Филимонова. Их фирма «Odeteljon» снабжает все предприятия Косово, которые занимаются строительством дорог и зданий, рассказала она.

Эксперт также напомнила, что в январе 2019 года четыре международные компании еще до объявления официального тендера, проявили интерес к покупке компании «Косово Телеком». Одной из них была компания Artillery One, собственником которой является известный в США инвестор Дэниэл Питер Каннон. «Он недавно заявил о том, что его компания намерена получить статус стратегического инвестора в область телекоммуникаций Косово», — сказала Филимонова.

Тем временем, продолжила историк, бывший главнокомандующий силами НАТО Уэсли Кларк сосредоточился на другой стратегической сфере — на добыче угля.

«В Косово находится 15,7 миллиардов тонн запасов лигнита, а это самое важное сырье для производства электроэнергии. Косовский уголь очень удобный в плане соотношения цены и качества, самый лучший в регионе. Уэсли Кларк через свою фирму, зарегистрированную в Канаде, прибрал к рукам все, что связанно с косовской энергетикой. Он от своей компании Envidity создал дочернюю компанию Envidity Energy Kosovo. Если Мадлен Олбрайт и Хашим Тачи обладают монополией на телекоммуникации, то Уэсли Кларк, второе лицо из задействованных в бомбардировках Сербии, сейчас приобретает полную монополию на исследования резервов угля и будущую его эксплуатацию», — рассказала Анна Филимонова EADaily.

Касаясь третьего направления- сотрудничества и лоббирования — эксперт напомнила, что директор по правовым вопросам Национального совета безопасности США из времени военной агрессии США против СРЮ Марк Тавларидис сейчас имеет весьма специфическое соглашение с «правительством Косово» на оказание услуг по консалтингу на 50 000 долларов ежемесячно. По сути дела, он занимается усилением контактов Косово с США. Бывший начальник штаба КФОР Стивен Шук также вернулся в качестве частного консультанта теперь уже бывшего «премьер-министра Косово» Рамуша Харадиная", — отметила Филимонова.

По ее словам, маркетинговое агентство бывшего премьера Великобритании Тони Блэра, которым руководит Алистер Кэмпбелл, заботится о продвижении Косово на международном уровне. Заодно у агентства монопольные права на большинство страховых компаний в Косово, что приносит немалые деньги, добавила историк. «Только эти факты указывают нам на то, что по сути дела сербская власть проходит терминальную стадию прогрессирующего паралича. Она сдает Приштине абсолютно все и обеспечивает ей все условия для того, чтобы процессы по захвату сербского имущества стали необратимыми. У Александра Вучича есть уникальный шанс отдать все за ничего. Это подготовка либо к полному исходу, либо к полной ассимиляции сербов. Так или иначе, экономические процессы показывают, что террористическая власть в Приштине вместе с Западом неуклонно прибирает к рукам и политические и экономические сферы Косово, усиливая его суверенность», — подытожила Анна Филимонова.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

325

Похожие новости
16 ноября 2019, 11:30
17 ноября 2019, 01:30
17 ноября 2019, 17:30
16 ноября 2019, 09:30
17 ноября 2019, 13:30
17 ноября 2019, 11:30

Выбор дня
18 ноября 2019, 05:30
18 ноября 2019, 05:15
17 ноября 2019, 23:15
17 ноября 2019, 21:15
18 ноября 2019, 03:15

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
16 ноября 2019, 07:30
16 ноября 2019, 11:15
13 ноября 2019, 13:45
14 ноября 2019, 13:30
16 ноября 2019, 09:30
13 ноября 2019, 01:30
11 ноября 2019, 07:00

Интересное на сайте
05 марта 2012, 12:57
12 декабря 2012, 10:41
22 февраля 2013, 16:53
13 мая 2011, 16:08
12 сентября 2011, 12:05
08 мая 2011, 16:24
23 июля 2013, 12:40