Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Сдержанность осталась в прошлом. Израиль в фокусе

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью главного редактора издания «The Washington Free Beacon» Мьэттью Континнети, в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «Дональд Трамп расправляется с миражами Обамы»

Решение Трампа о выводе США из ядерной сделки с Ираном наносит смертельный удар опасному и поверхностному наследию его предшественника.

В середине минувшей недели президент Трамп объявил о том, что Соединённые Штаты покидают Соглашение держав о ядерной сделке с Ираном. В итоге, договор о подписании которого было с такой помпой объявлено в июле 2015 года не дожил даже до своего третьего дня рождения, и я крайне признателен Трампу за это.

Почему? Потому что слова президента означали отнюдь не только выход Америки из соглашения. Фактически, они ознаменовали конец периода иранского влияния на Ближнем Востоке.

На протяжении нескольких лет сделка финансировала иранскую экспансию, ведущуюся через шиитских сателлитов в Ираке, Сирии, Ливане и Йемене. Возобновляя санкции, президент Трамп ослабил и без того агонизирующую иранскую экономику.

В последние недели иранская валюта — риал, резко обрушилась. Инфляция захлестывает эту страну. Коррумпированная финансовая система практически перестала функционировать. Всё чаще в Иране вспыхивают забастовки, перерастающие в массовые манифестации против правительства. Все эти процессы, разрушающие режим аятолл необходимо усиливать, а не тормозить.

Выход США из сделки вынуждает Иран перейти в оборону. Его жители, включая лидеров растеряны и не знают как реагировать. Его рычаги влияния теперь минимальны.

С момента подписания сделки иранские граждане наблюдали за тем, как режим использует вырученные от сделки деньги вовсе не для улучшения экономического положения среднего класса, но, финансируя армию, КСИР и прочие инструменты своих ближневосточных авантюр.

Интегральной частью ядерной сделки было фактическое признание исламского режима в Тегеране легитимным членом международного сообщества. Президент Трамп отменил и само это признание, и то положение, которое оно обеспечивало.

Вопрос теперь уже не в том, выполняет ли Иран условия сделки, сквозь дыры в котором, вы легко могли запустить даже тяжёлую ракету «Фатех-110». Речь идёт о том, готов ли Иран стать ответственным игроком международного сообщества, обуздает ли свои империалистические амбиции, сократит ли бюджеты для своих шиитских милиций, оставит ли путь террора и перестанет ли быть угрозой для всего мира. И выбор этот должен сделать не Трамп, а сам иранский режим.

Трамп свой выбор сделал. Как это уже было в случае с назначением судей в Верховный суд, выходом из Парижских климатических соглашений и переносом посольства США в Иерусалим.

Трамп просто выполнил ещё одно из своих обещаний, данных им в ходе своей предвыборной кампании. По правде говоря, любой, кто внимательно прислушивался к Трампу на протяжении последних нескольких лет, не должен был бы удивиться его нынешнему решению. Трамп изначально не считал правильным заключать сделку, которая сразу же обеспечивала слабой стороне преимущества, взамен на временные и минимальные уступки.

А потому у Трампа, не разделяющего мировоззрение, которое вдохновило эту сделку, не было ни малейших причин сохранять её в силе.

Это мировоззрение, отрицаемое Трампом, предпочитает рассуждения и умиротворение реализму и принятию тяжёлых решений. Оно рассматривало иранскую теократию этакой надёжной, заслуживающей доверия преградой, стоящей на пути у суннитской экспансии, и способной при этом к постепенной либерализации и прогрессу.

Именно эти идеи вдохновляли Бараку Обаму на протяжении всей его президентской каденции. Соглашение же с Ираном стало важнейшим достижением его второго срока. Теперь оно перестало существовать. Хотя, по правде сказать, наследие Обамы исчезло ещё задолго до того, как Трамп сделал свое нынешнее заявление. Ведь, наследие Обамы, как и большая часть всех его самопрезентаций, представляло собой этакий мираж, приятный и привлекательный образ, оказывающийся при ближайшем рассмотрении всего лишь иллюзией.

Поскольку Обама правил, широко применяя административные декреты и указы, презирая критику, и, используя в отношениях с республиканцами (но, к слову не с иранцами) подход «либо будет как я сказал, либо не будет никак», долговечность его повестки дня напрямую зависела от того, усядется ли демократ в Белом доме третий раз подряд или нет.

Ведь, как в своё время сенатор Том Коттон и предупреждал иранцев, соглашение, заключенное президентом, но так и не утверждённое Сенатом в качестве официального договора, может быть отменено следующим лидером, занимающим эту должность. Поэтому провал Хиллари Клинтон, по сути, определил и дальнейшую судьбу как самой сделки с Ираном, так и оснований, на которых она была заключена.

Барак Обама и Джон Керри сами и обеспечили Дональду Трампу возможность выйти из сделки, презрев необходимость проведения всей чёткой законодательной процедуры. Может статься, именно понимание этого безжалостного факта и подстёгивало Керри в его недавней отчаянной попытке во что бы то ни стало сохранить соглашение.

До сих пор значительную часть своего времени в Белом доме Трамп провёл, отменяя решения Обамы, сделанные без учёта, а то и вовсе, вопреки конституционным процедурам. И труднее всего ему было отменить Обамакэр, именно потому, что тот был принят Сенатом в качестве закона и утверждён Верховным судом.

Это важный урок для любого президента: если вы действительно стремитесь к долгосрочному влиянию на американскую жизнь, работайте, соблюдая правила и процедуры, завещанные нам Отцами-основателями.

Поскольку республиканцы широко разделяли негативное отношение к иранской сделке, многие убеждены в том, что любой другой президент от Республиканской партии поступил бы на месте Трампа точно также.

Я, однако, в этом совершенно не уверен. Другой республиканский президент, выросший из недр партийного истеблишмента и политических элит, мог легко уступить давлению своего окружения и ради сохранения авторитета правящих кругов, остаться в Парижском соглашении, не переводить посольство в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим, и, по крайней мере, частично сохранить ядерное соглашение.

Лишь независимый статус Трампа обеспечил президенту ту самую необходимую свободу, благодаря которой он мог, игнорируя политкорректность, отвергнуть международный и внутренний консенсус, в столь любимом его сторонниками стиле.

В известной сказке Ганса Христиана Андерсена, нужен был маленький мальчик, чтобы озвучить печальный факт королевской наготы. Нашему же миру был необходим именно такой Дональд Трамп, способный громко и ясно сказать, что всё внешнеполитическое наследие Барака Обамы было не более, чем поверхностным и опасным миражом. (mida.org.il)

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Ирины Петровой под заголовком «Безымянная война».

В последнее время все чаще появляются сообщения об авиа- и ракетных ударах в Сирии, нанесенных неведомо кем по неизвестно чьим базам, и о гибели некоторого числа «иностранцев». Потом уточняется, что среди погибших были иранцы, и следует опровержение иранских официальных источников. Так произошло, например, после атаки на авиабазу Аль-Дабаа в провинции Хомс 24 мая.

Всем мало-мальски посвященным лицам понятно, что речь идет о противостоянии между Ираном и Израилем. Но почему Израиль именно сейчас усилил свои операции, почти не скрывая своего участия, а порой даже признаваясь в нем? И почему грозный Иран делает вид, что не имеет отношения к этой безымянной войне?

Израиль, вероятно, ликвидирует те упущения, которые произошли в последние годы, когда Тегеран активно укреплялся в Сирии. С 2011 года силы КСИР и шиитские милиции постоянно расширяли контроль над сирийской территорией и вышли практически к границам еврейского государства. Возможно, существует некая секретная информация о том, что опасность достигла критического уровня и нужно что-то делать, пока не поздно, тем более, что обстоятельства складываются благоприятно для нас. А может быть, дело просто в этих обстоятельствах, которыми Израиль решил воспользоваться.

Президент Трамп не раз заявлял, что поддержит Израиль в случае открытого столкновения с Ираном. О его отношении к режиму аятолл свидетельствует выход США из «ядерной сделки» и последующие «12 требований к Ирану», озвученные госсекретарем Майком Помпео. В число этих требований, входит в частности, прекращение угроз в адрес Израиля, финансирования Хизбаллы, ХАМАСа и Талибана.

Помимо этого, Нетанияху, по-видимому, получил негласный, но полный карт-бланш на свои действия от Кремля. У многих вызвало недоумение, почему Москва так легко сдает своего союзника — Иран — в угоду Израилю. Более прозорливые эксперты отмечают, что Путину гораздо выгоднее находиться над схваткой, сохраняя полномочия посредника и поддерживая отношения со всеми игроками. Кроме того, Россию вполне устраивает Сирия как зона вялотекущего конфликта — та мутная вода, где всегда есть, что выловить.

Не исключено, что именно нынешняя, «мутная» стадия сирийских событий, где все против всех, но никто ни за кого, позволяет Израилю добиться своих целей в отношении Ирана. Анонимные удары по малоизвестным базам органично вписываются в эту картину, и мировая общественность уже не ищет здесь правых и виноватых.

Израиль пользуется случаем, чтобы обозначить Ирану свои «красные линии», и использует при этом относительно новую, по сравнению с последними десятилетиями, тактику. Долгие годы реакции еврейского государства были очень сдержанными, а военные операции (что в Газе, что в Ливане) носили ответный и половинчатый характер. Теперь все изменилось, и не только из-за поддержки США и самоустранения России. Ценность Израиля как регионального союзника определяется прежде всего его военной мощью, и эту мощь он демонстрирует не только врагам (Ирану), но и стратегическим партнерам (Саудовской Аравии и Египту). Не случайно ЦАХАЛ использует в своих атаках новейший истребитель F-35i и наносит по базам противника мощные превентивные удары без объяснений и оправданий. Это сигнал и своим, и чужим — сдержанность осталась в прошлом.

Среди врагов еврейского государства бытует также версия, что Израиль провоцирует Иран на полномасштабную войну, чтобы разгромить его при поддержке Штатов. Вот только Иран на «провокации» не реагирует и вообще делает вид, что происходящее к нему не относится. Что же произошло с нашим старым врагом, который раньше почти ежедневно грозил стереть Израиль с лица земли?

Зная кровожадность шиитского режима, можно предположить, что затишье обманчиво, и Иран лишь ждет момента, чтобы нанести ответный удар — вплоть до массированной атаки баллистическими ракетами. Но сейчас момент для этого действительно неподходящий.

Иранская экономика в кризисе из-за многолетних санкций, усугубленных засухами, растущей коррупцией и народными волнениями. Возобновление санкций со стороны США может просто обрушить ее, поэтому сейчас главная задача Ирана — сохранить хотя бы европейских партнеров. Возможные военные действия, начатые Тегераном, сведут эти усилия на нет. Страны Европы и так мечутся между выгодами от торговли с Ираном и нежеланием ссориться с США.

Кроме того, в Тегеране верят, что при переходе конфликта в активную фазу Израиль получит от Запада «зеленый свет» на уничтожение ядерных объектов — на этот раз на территории самого Ирана. Аятоллам нужно выиграть время, ведь, несмотря на непрекращающиеся работы по обогащению урана, бомбы у них пока нет и грозить, по сути, нечем.

Что касается конвенциональной войны, то и для нее сейчас не время. Иран увяз сразу в двух конфликтах — йеменском и сирийском, и нигде не добился особого успеха. Новое поражение грозит раскачать ситуацию и привести к политическим переменам. Протесты против власти то и дело вспыхивают в разных городах Ирана, и Белый дом не скрывает, что ждет именно такого эффекта от санкций. В иранских социальных сетях уже появились призывы «Смени Режим Ирана» и «Свободный Иран 2018». Не исключено, что положение аятолл гораздо менее устойчиво, чем представляется.

Наконец, нельзя забывать об излюбленной стратегии Тегерана наносить удар чужими руками. В нашем случае для этого существует верный шахид — Хизбалла, которая, помимо всего прочего, перенесет конфликт на территорию пока еще нейтрального Ливана. Здесь анонимными ударами не обойдется, и итогом будет не только прямая угроза северу нашей страны, но и традиционное возмущение международного сообщества «израильской агрессией». Хватит ли у нашего правительства решимости, чтобы под прямым огнем вести войну на два фронта, а то и на три, считая Газу? Если нет, Иран добьется своего и получит передышку, чтобы укрепить свое положение в Сирии. (mignews.com)

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

458

Похожие новости
17 ноября 2018, 01:45
17 ноября 2018, 11:45
17 ноября 2018, 19:45
17 ноября 2018, 15:15
17 ноября 2018, 17:45
17 ноября 2018, 19:15

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
15 ноября 2018, 11:15
14 ноября 2018, 01:15
14 ноября 2018, 12:30
16 ноября 2018, 21:15
12 ноября 2018, 15:15
11 ноября 2018, 21:15
14 ноября 2018, 05:15

Интересное на сайте
05 марта 2012, 12:57
31 января 2013, 11:27
21 февраля 2012, 10:22
28 апреля 2011, 16:31
01 марта 2011, 15:10
14 декабря 2010, 14:20
22 февраля 2013, 16:53