Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Саудиты разбушевались: сначала — Катар, потом — Россия?

Разрыв дипломатических отношений Саудовской Аравии и ряда других крупных региональных держав, в том числе Египта, с Катаром для многих стал полной неожиданностью. Казалось, ничто не предвещало такого развития событий. В этой связи ряд экспертов, в том числе российских, сделал справедливое предположение, что международный прессинг Дохи связан исключительно с визитом в Эр-Рияд президента США Дональда Трампа.

Вообще-то обвинение в поддержке исламского экстремизма, которое выдвинул Эр-Рияда в адрес Дохи, вызывает недоумение. Поскольку именно саудиты, наряду с катарцами, считаются главными спонсорами войны в Сирии. Еще пару лет назад Одри Курт Кронин, директор международной программы в области безопасности Университета Джорджа Мейсона (США), признанный эксперт по Ближнему Востоку, сделала вывод: «ИГИЛ *, похоже, не подвержен риску навлечь на себя праведное негодование мусульман». Всё очень просто: властвующая с 1924 года королевская династия в Саудовской Аравии — ваххабиты, как и сторонники «Исламского государства». Они — братья по крови и по духу.

В этой связи агентство Bloomberg предполагает, что «борьбой с терроризмом» здесь не пахнет. Природа ближневосточного кризиса вокруг Дохи отражает острую экономическую напряженность, которая нарастает между двумя странами вот уже 22 года. Просто сейчас в условиях низких цен на нефть эти противоречия вырвались наружу. Поскольку основным направлением бизнеса Катара является природный газ, находящийся за пределами компетенции ОПЕК, Саудовская Аравия, оказавшаяся в трудном финансовом положении, пытается заставить Доху поделиться своим богатством.

Речь идет о гигантских суммах. В 2015 году экспорт Катара с населением в 1 млн человек составил $ 79,9 млрд., при этом импорт оценивается в $ 34,7 млрд. Зато в соседнем королевстве катастрофически не хватает денег: золотовалютные резервы саудитов за три года сократились с $ 750 млрд. в 2014 году до $ 509 млрд. на сегодняшний день. Завтра ситуация может стать еще хуже, так как на нефтяном рынке сформировался «медвежий или, в лучшем случае, боковой тренд».

В свою очередь, газ, напротив, скорее всего, будет расти в цене. Спрос на него продиктован климатическим фактором, а также появлением электромобилей, которым потребуется экологически чистая энергия, в том числе генерируемая на электростанциях, где вместо мазута и угля начнут сжигать метан. В целом, «наезд» Саудовской Аравии на Катар означает перемены на углеводородном мировом рынке и является предвестником классической империалистической войны за ресурсы более слабой страны.

Между тем, несколько лет назад СА и Катар, казалось, были самыми верными союзниками и даже выступали единым фронтом против Башара Асада, пытаясь сделать Сирию транзитной страной для газовых трубопроводов в Европу. Наряду с этими «наполеоновскими» планами захват отрядами ИГИЛ сирийских нефтяных месторождений проводился с молчаливого одобрения администрации Обамы.

Но после того как наметился совсем другой исход войны в Сирии, амбиции двух стран в этом регионе потерпели крах. Как следствие, между союзниками «пробежала черная кошка». Созданные Дохой и Эр-Риядом группировки боевиков неожиданно стали соперничать друг с другом.

И тут-то выяснилось, что между странами имеются принципиальные политические споры. С одной стороны, саудиты в рамках концепции «Суннитское НАТО» успешно укрепляют свое политическое господство в регионе. С другой — Катар ведет независимую внешнюю политику, часто игнорируя или даже препятствуя целям саудитов. Если суннитское королевство налаживает отношения с Израилем и Египтом, то Катар является спонсором ХАМАС и «Братьев-мусульман» — главных раздражителей Иерусалима и Каира.

Однако это мелочи по сравнению с экономическим сотрудничеством Дохи с шиитским Тегераном, против которого, собственно, направлено «Суннитское НАТО».

Джим Крейн, научный сотрудник Института Бейкера, которого цитирует агентство Bloomberg, подчеркнул, что за всем за этим стоит природный газ месторождения «Северное», превративший волшебным образом «сельский» Катар из вассала Саудовской Аравии в игрока мирового уровня. Эр-Рияд, по словам Крейна, давно хотел «подрезать крылья» Дохе, но «эта возможность появилась только после недавнего визита президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию, когда тот призвал „все народы совести“ изолировать Иран». Катар публично не согласился, в ответ королевство пообещало ему возмездие. Характерно, что саудиты не поверили в то, что заявление эмира о стабилизирующей роли Ирана было размещено хакерами.

Между тем, газовое месторождение «Северное», обеспечивающее Доху феноменальным богатством, является общим с Ираном. Собственно, поэтому Доха и успокаивает своих граждан, что не надо опасаться блокады. Мол, всё, что нужно крохотной стране, поставит Тегеран.

На этом фоне недавний визит Дональда Трампа в СА, который завершился странной церемонией со светящимся шаром, и впрямь приобретает определенный символизм. С большой долей вероятности президент США предоставил Эр-Рияду свободу действий в отношении Дохи в обмен на $ 105 млрд по военным контрактам.

В любом случае, маховик давления только начал раскручиваться, и вряд ли Катар сможет отделаться небольшими уступками. «Здесь (в Дохе — авт.) люди ломают голову, как именно саудиты рассчитывают разобраться с Катаром, — пишет профессор кафедры международных отношений Герд Ноннеман из филиала в Дохе. — Дело в том, что Катар не прогнется полностью, потому что это поставит под угрозу отношения с Ираном, которые фундаментальны для экономического развития этой страны».

В США политологи-циники с радостью констатируют, что «лающая мышь» доигралась, оказавшись в клетке между молотом и наковальней. По большому счету, устранение Катара, как активного игрока, с политической карты Ближнего Востока отвечает не только экономическим интересам Саудовской Аравии, но и политическим целям Вашингтона, во всяком случае — сегодня.

Учитывая, что Доха имеет подтвержденные запасы природного газа в объеме 25 трлн кубометров, которых при нынешних темпах добычи хватит на 160 лет, то переход месторождения «Северное» под контроль Эр-Рияда способно нанести серьезный ущерб Газпрому и, следовательно, России в целом. Одновременно пострадает Иран. А это уже входит в стратегические планы Соединенных Штатов.

Как бы там ни было, но ситуация с Катаром наглядно показывает, что надеяться можно только на «родной» военно-промышленный комплекс и сильную национальную армию. Даже самые лучшие союзники однажды могут стать врагами.


* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

860

Похожие новости
26 июля 2017, 12:00
26 июля 2017, 18:00
26 июля 2017, 10:00
26 июля 2017, 20:00
26 июля 2017, 16:00
26 июля 2017, 16:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
20 июля 2017, 14:45
21 июля 2017, 16:45
23 июля 2017, 00:45
21 июля 2017, 08:45
22 июля 2017, 12:45
23 июля 2017, 14:45
22 июля 2017, 02:45

Интересное на сайте
05 марта 2012, 12:57
20 декабря 2010, 13:40
17 мая 2013, 16:30
02 ноября 2011, 15:09
08 мая 2011, 16:24
24 декабря 2010, 13:39
12 июня 2011, 12:19