Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Русский учитель из Литвы: я стала жертвой развязанной против меня травли

Собеседник EADaily — многолетний председатель Ассоциации педагогов русских школ Литвы, учитель истории Элла Канайте. В нынешнем году против неё была развязана в Литве кампания оголтелой травли. Учительницу с 33-летним стажем обвинили в том, что она является «агентом мягкой силы Кремля» — и после угроз убийства и доведения до сердечного приступа вынудили её уволиться из русской гимназии в Вильнюсе, где она работала. Элла Канайте рассказывает об обстоятельствах этой неприглядной истории.

— Расскажите, пожалуйста, что именно послужило изначальной причиной скандала?

— Есть у нас в Литве такой провокатор-шоумен Альгис Раманаускас, называющий себя «журналистом». Обожает вынюхивать всевозможную «крамолу» и устраивать травлю людей, которых он по каким-либо причинам причислил к «ватникам».

— И что же он сделал в отношении вас?

— В один прекрасный день он заглянул на мою личную страницу в соцсети Facebook. Там Раманаускас увидел вывешенную мною — без всяких сопроводительных комментариев с моей стороны! — ссылку на статью Второй мировой войне. В этой статье приводилась карта, на которой указывались государства Европы, чьи воинские части воевали на стороне вермахта. Этот материал показался Раманаускасу «вражеским» по духу — и он обвинил меня в «фальсификации истории». В разоблачительном пылу он предпринял дальнейшие «раскопки» моей страницы — и нашел ещё одну ссылку, подвешенную мною в позапрошлом году. Ссылка вела на статью российского историка, рассказывающую о событиях, связанных с введением советских войск в Польшу в 1939 г. Опять же, никаких своих комментариев к этой статье я не оставляла. В своё время я вывесила её у себя с единственной целью — собиралась прочитать эту статью попозже и не хотела, чтобы ссылка затерялась. Причём, ссылка эта никого из моих знакомых в «Фейсбуке» не заинтересовала, под ней не было ни одного комментария или даже лайка…

— Но вашего обличителя это ведь не остановило?

— Нет. Тем более, что я никогда не скрывала своего глубокого уважения к советским солдатам, разгромившим нацизм. Если бы не они, то вряд ли бы я, еврейка по материнской линии, сейчас с вами разговаривала! Но Раманаускаса это не интересует, ему главное — найти и обличить очередного «врага». Он обвинил меня в распространении «пропагандистских клише Кремля», в том, что якобы я делюсь ими с детьми в школе! А у него ведь огромное количество читателей, подписчиков и комментаторов. Сто тысяч человек — это для маленькой Литвы очень много. Когда я посмотрела, что они пишут обо мне, то стало физически плохо. Угрозы, оскорбления… «Ватница», которую следует «сослать в Сибирь» — это ещё самое безобидное. Некоторые заявляли, что я достойна, дескать, «пули в лоб». Некоторые оскорбляли меня и по антисемитской линии… Я никак не могла поверить, что подобное происходит в стране, называющей себя частью демократической Европы, в цивилизованном XXI веке, а не в дремучем средневековье. Какая у меня была гарантия, что кто-то из них не попытается осуществить свои угрозы на практике?! Народ у нас за последние годы намеренно распалили по национальному вопросу, поиск и выявление «врагов» стали обычным делом. Естественно, я испугалась. Закрыла свой профиль в «Фейсбуке», но это уже не помогло… А днем позже в ситуацию вмешался министр образования.

— Естественно, он взял вас под защиту и потребовал прекратить травлю одного из сотрудников возглавляемой им отрасли?

— Ах, если бы… Министр поблагодарил Раманаускаса за «информацию» и пообещал «разобраться в ситуации». Он распорядился, чтобы директора моей гимназии вызвали на «беседу». А на меня налетела журналистская братия — телевизионщики, сотрудники печатной прессы… У меня на разные голоса выпытывали: как, дескать, я могу преподавать детям историю, если не являюсь «патриотом Литвы»?! Я старалась всем объяснить, что имею гражданство Литвы, что уважаю свое государство и никогда никакой «подрывной работой» не занималась. Мои корни отсюда, я могу проследить своих предков на территории Литвы вплоть до XVI века! Тогда почему вы читаете статьи российских историков? А что, это где-то кем-то официально запрещено? Кроме того, если сама и читаю такие статьи, это ещё не значит, что я преподаю содержащиеся в них тезисы детям! Директор гимназии, надо отдать ей должное, пыталась меня отстаивать. Она совершенно справедливо вопрошала: почему, если наше учебное заведение предназначено для детей нацменьшинств, то это уже повод подозревать его сотрудников в каких-то преступных, чудовищных замыслах? Но директор ведь тоже человек, по сути, подневольный…

— Какое «наказание» для вас выбрали чиновники?

— В гимназии мне объявили предупреждение — за «нарушение кодекса этических норм работника школы». Заявили, что я, дескать, позорю честь — отдельной гимназии в частности и всего государства в целом. Директору пришлось это сделать под давлением сверху и потому никакой обиды на неё у меня нет. В принципе, этим могло бы и ограничиться — но через неделю в эту историю влез одиозный депутат Сейма, член партии «Союз отечества — Христианские демократы Литвы» Лауринас Кащюнас. Он является моим «старым знакомым». Дело в том, что в 2015-м я оказалась на страницах ежегодника Департамента государственной безопасности. Там моё имя назвали среди тех, кто якобы представляет угрозу национальной безопасности Литвы. В качестве «доказательства» опубликовали мою фотографию ещё за февраль 2012 года, на которой я стою рядом с тогдашним президентом России Дмитрием Медведевым. В том году я ездила в Москву получать медаль Пушкина. Ею награждают граждан разных стран — за заслуги в области культуры и искусства, просвещения, гуманитарных наук и литературы, за вклад в изучение и сохранение культурного наследия, за содействие сближению и взаимообогащению культур разных наций и народностей. Вместе со мной такие же медали Пушкина из рук Медведева в тот раз получили граждане Молдавии, Бразилии, Японии и Сирии.

— И эта фотография привлекла внимание Кащюнаса?

— Вот именно. Он объявил меня адептом «мягкой силы Кремля», обвинил в том, что я тайком, дескать, распространяю «российскую пропаганду». В 2016-м я снова попала в ежегодник ДГБ. На это раз меня обвинили в том, что я занимаюсь организацией семинаров для русских учителей, что агитирую детей из Литвы поступать в вузы РФ, помогаю с организацией их экскурсий в российские города. И что же, это преступление?

— А что Кащюнас предпринял против вас в этом году?

— А в этом году после скандала, поднятого Раманаускасом, Кащюнас начал бомбардировать вильнюсский городской департамент образования запросами: почему я до сих пор работаю в государственной школе? Он заявлял, что педагог, попавший в справки ДГБ, не может преподавать историю в литовском учебном заведении. Тут уж я сама напросилась на встречу с сотрудниками госбезопасности. Спрашиваю: «Объясните, на каком основании меня закидывают грязью? Почему люди, начавшие меня травить, занимаются, фактически, публичным разжиганием межнациональной розни? При этом в своё оправдание они ссылаются на ваш ежегодник. Вы считаете это нормальным? Никто так и не смог обосновать, что я каким-либо образом нарушила законы или конституцию нашего государства. И почему всякий раз, когда я отправляюсь в Москву или Санкт-Петербург, при пересечении рубежей литовские пограничники устраивают мне длительные проверки?»

— И что же вам ответили?

— Ответ был поистине чудесный: «В справку вас включили в профилактических целях». Мне довольно прозрачно дали понять: вы работаете в государственной школе, право на своё мнение имеете — но для собственной пользы лучше держать его при себе. Открытым текстом этого не говорили, но суть была вполне ясна. Я поняла, что ни на какую защиту от государства рассчитывать мне не приходится. В гимназии мне предложили пройти повторную учительскую аттестацию с приглашением «независимых экспертов». Для этого нужно было посетить двадцать или двадцать пять уроков. Я бы могла эта сделать, да и никаких сомнений в том, что мне, профессионалу со стажем, удастся пройти аттестацию, у меня не было. Но это в том случае, если бы аттестация действительно оказалась беспристрастной. А у меня такой уверенности не было — напротив, я понимала, что «независимые эксперты» будут искать малейший повод на чём-нибудь меня прижучить. В то же время мне было совершенно ясно, что Кащюнас меня в покое тоже не оставит. Они в любом случае найдут повод для того, чтобы вышвырнуть меня из гимназии. Кроме того, не хотела подставлять своё учебное заведение — понятно же, если б я не ушла, неприятности могли обрушиться на всю гимназию. И, в итоге, я решила уволиться самостоятельно. То был очень нелегкий для меня шаг. В конце концов, в школе я отработала тридцать три года. До пенсии мне осталось восемь с половиной лет.

— Насколько продуманным было это решение?

— Будь я помоложе и обладай здоровьем покрепче, то обязательно пошла бы на принцип. Уперлась бы: сама не уйду — а вы, если так уж хотите от меня избавиться, продолжайте позориться, ломайте о колено законодательство. Им пришлось бы окончательно растоптать все правила приличия и скандальный резонанс получился бы куда серьёзнее. Но… Честно сказать, у меня не хватило сил — ни физических, ни моральных. У меня проблемы с сердцем. Когда началась травля, почувствовала себя гораздо хуже, пришлось на две с половиной недели уйти на бюллетень. Я вполне понимала, что если пойду на принцип, то могу просто не выдержать. Тем более, что перед глазами был трагический пример. Моя подруга и коллега по общественной работе Оксана Бекериене, возглавлявшая вильнюсский Центр исследований и защиты основных прав, тоже получала угрозы в свой адрес. Это негативно сказалось на её здоровье и в феврале 2018 года Оксана скоропостижно скончалась.

— Кто-нибудь из литовских политиков выступил публично в вашу защиту?

— Нет, никто — в том числе и из тех политиков, которые избираются за счёт голосов представителей нацменьшинств Литвы. Это, конечно, и обидно, и горько, но по человечески понятно. Просто в той атмосфере нетерпимости по отношению к малейшим проявлениям инакомыслия, что насаждается нынче в литовском обществе, нужно обладать немалым личным мужеством, чтобы выступить в защиту жертв «охоты на ведьм». Никто не хочет себе неприятностей, поэтому все и молчат.

— Что же вы намерены делать дальше?

— Проблемы русских школ как были так и будут основными в сфере моей общественной деятельности. Что касается работы, сейчас я встала на учет в государственной службе занятости. А вот что дальше… Думаю к сентябрю определюсь с работой. По поводу этих журналистских пасквилей буду обращаться в комиссию по журналистской этике и готовим обращение в суд.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

295

Похожие новости
20 мая 2019, 15:00
20 мая 2019, 07:00
20 мая 2019, 13:00
20 мая 2019, 15:00
20 мая 2019, 17:00
20 мая 2019, 15:00

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
17 мая 2019, 22:30
18 мая 2019, 19:00
18 мая 2019, 20:30
14 мая 2019, 21:00
18 мая 2019, 11:00
16 мая 2019, 16:30
17 мая 2019, 02:45

Интересное на сайте
17 мая 2013, 16:30
17 мая 2011, 11:31
22 августа 2012, 10:54
21 сентября 2012, 10:07
22 февраля 2013, 16:53
02 ноября 2011, 15:09
15 марта 2012, 15:34