Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Русские живут по внутренней правде. Поэтому и выживают. А в Британии хотят запретить Оруэла

Спустя два года явный провал политики всеобщего подчинения, ограничений передвижения и тотальной вакцинации стал очевиден многим представителям западного истеблишмента. Снятие ограничений в Британии, отказ от обязательной вакцинации в Чехии, отмена ковидных паспортов в Израиле – всё это звенья одной цепи. К чему приведут начавшиеся изменения?

Классическую антиутопию "1984" Джорджа Оруэлла не раз называли пророческой из-за того, что падение Советского Союза состоялось через семь лет после обозначенной в названии романа даты. Да, действительно, в романе, где во власти тоталитарного режима предстаёт Англия, многое взято из советской практики. Например, главный враг, Эммануэль Гольдштейн, явно списан с Льва Троцкого.

Все тоталитарные режимы так или иначе в чём-то похожи, но в "1984" речь идёт всё-таки об англосаксонском тоталитаризме. Океания – это государство, объединяющее США и Британию. Причём Британия явно находится в подчинённом положении.

Собственно, именно это мы и видим сейчас, – считает Анна Шафран. – Последним британским премьер-министром, осмелившимся возвысить голос против американского президента, был выдуманный герой в исполнении Хью Гранта из фильма "Реальная любовь". И больше таких вольнодумных фильмов с 2003 года не появлялось.

Британия окончательно стала сателлитом своей бывшей колонии. И это очень ярко проявилось в том, как Лондон беззаветно подключился к американскому пиар-проекту под названием "Нападение России на Украину". Фантазии выдаются за реальные факты. В общем, Океания всегда воевала с Евразией. Или с Остазией, смотря как прикажет думать Большой Брат.

Неудивительно, что в Британии готовят почву для запрета романа "1984". Слишком многое в современной реальности стало очень похоже на антиутопию. Университет Нортгемптона выпустил официальное предупреждение о том, что этот роман содержит "откровенные материалы", которые некоторые студенты могут счесть "оскорбительными и расстраивающими".

А как известно, в современном мире от признания "оскорбительным и расстраивающим" до фактического запрета и так называемой "отмены" – один шаг. Так что, вполне возможно, очень скоро Facebook будет блокировать пользователей за цитаты из романа "1984", как он уже сейчас банит за цитаты русских классиков или за сомнения в пользе QR-кодов.

Даже в Советском Союзе не было тотального единомыслия, и существовали и левая, и правая оппозиция, пусть у несогласных и не было доступа к средствам массовой информации. И уж тем более сложно подчинить людей, имеющих доступ к интернету и способных к минимальному анализу происходящего.

Чем вызваны очередное обострение войны с мыслепреступлениями и попытки запретить книгу, в которой этот термин впервые появился, – задалась вопросом ведущая. – Полагаю, катастрофическим провалом, постигшим авторов новой ковидной реальности, который стал очевиден многим представителям западного истеблишмента. Но главное, мне кажется, заключается в том, что архитекторы нового мира перепутали литературу и реальную жизнь.

Снятие ограничений в Британии, отказ от обязательной вакцинации в Чехии, отмена ковидных паспортов в Израиле – всё это звенья одной цепи. В Брюсселе, который, напомню, не только столица Бельгии, но и место нахождения органов власти Евросоюза и штаб-квартиры НАТО, прошли многотысячные демонстрации против ковидных ограничений.

Испробовано на уйгурах. Если такие технологии создаются, значит это кому-то нужно

На фоне нагнетания абсолютно надуманной угрозы войны России и Украины в мире проходят действительно важные изменения. И о них в студии "Первого русского" ведущая Анна Шафран беседовала с дипломатом-политологом Юрием Цветковым.

Анна Шафран: Вы согласны с тем, что попытка цифровыми методами установить жёсткий контроль за передвижениями граждан, используя в виде повода ковид, провалилась? Почему это произошло – технологии недоработаны или люди не готовы подчиниться?

Юрий Цветков: И то и другое. Ведь технологии сами по себе не существуют. Они создаются для какой-то цели, к примеру, для того, чтобы атомизировать общество либо разделить его по каким-то признакам. У таких технологий есть задачи, которые инсталлируются их заказчиками.

В странах Западной Европы есть аналоги QR-кодов – это цифровые сертификаты, технологии немного разные, но суть от этого не меняется. Европейское общество – априори привыкшее к жёстким рамкам закона. За многие десятилетия оно если не выдрессировалось, то по крайней мере приучилось соблюдать законы – нравится им это или нет.

И там цифровые сертификаты выполняли функцию инструмента, который должен был облегчить привилегированному правящему классу возможность управлять общественными процессами.

Мы знаем, например, что сами технологии, подобные цифровым сертификатам и QR-кодам, были изобретены в Китае и апробированы китайским правительством на уйгурском регионе.

– Это очень интересный факт, на самом деле.

– Китай – это тоже многоэтническая, многоконфессиональная страна. А в уйгурском регионе живут не совсем китайцы. Они больше тяготеют к народам Средней Азии и являются мусульманами.

Существование такого многочисленного народа, который не вписывается в концепцию создания некоего китайского будущего, вызывает беспокойство. На уйгурах обкатываются передовые технологии, чтобы заставить их через инструменты контроля вписаться в парадигму по воспитанию в будущем некоего усредненного китайца.

– Получается, что уйгурский регион – это своеобразный полигон для обкатки технологий?

Мы знаем, что второй страной, помимо России, которая критикуется странами Запада по любому поводу, является Китай. Однако в мейнстримовом западном медийном пространстве вы не обнаружите сколь-нибудь серьёзной критики экспериментов, которые китайцы ставят над уйгурами.

Да, там будут осуждаться действия китайских властей по отношению к жителям Тибета, например, к Далай-ламе и другим духовным лидерам или жителям, не совсем согласным с генеральной линией Пекина. Но вы ничего не найдете про уйгуров. Потому что этот регион интересен и странам Запада. Им интересно посмотреть, чем закончатся эти эксперименты.

И некоторые технологии, в том числе QR-коды, широко применялись в период пандемии в Европе, где "для блага" законопослушного населения будут применять новые конструкции для регламентации дальнейшей жизни.

Русские живут по внутренней правде. Поэтому и выживают

– Население там не просто законопослушно, оно дисциплинированно. И эта черта влечёт за собой чёткое исполнение всех предписаний.

– А специфика нашей страны состоит в том, что у нас, как мы знаем, суровость законов часто нивелируется необязательностью их исполнения. Даже наши классики писали, что русский человек будет жить, скорее, по внутренней правде и по внутреннему ощущению справедливости, чем по закону. Такая отличительная черта нашего народа.

– И такой подход показал свою эффективность – возможно, именно поэтому мы выживаем.

– Сложно не согласиться. И когда такие заимствованные инструменты пытаются примерить на наши реальности, то они хуже приживаются, чем в странах Запада: и дисциплины у нас такой нет, и противодействие возникает жестокое. А история показывает: народное недовольство вызывает ураган чудовищной силы.

– Кстати говоря, мы видим мудрость нашего высшего руководства в лице президента Владимира Владимировича Путина, который неоднократно говорил о том, что если на народ давить – он найдёт способ обойти это давление.

– И поквитаться с обидчиками в том числе.

– Практически во всех странах Западной Европы, а кое-где и в Восточной, прошли массовые протесты против ковидных ограничений. У нас люди на улицы не выходили, но протест против законопроектов о QR-кодах был вполне явно выраженным, и депутаты прислушались к голосу народа. Как вы полагаете, эта угроза миновала или будут ещё попытки?

– Мы начали беседу с того, что QR-коды и другие схожие технологии являются средством для достижения какого-то более важного результата. Конечно, всей картины не видим.

Но мы понимаем, что как в Китае, так и в странах западного мира существуют некие сценарии по социальному инжинирингу, по переформатированию общества под какие-то новые лекала и стандарты.

У нас, насколько я знаю, такое не планируется. Но желание поэкспериментировать у некоторых представителей, в том числе нашего истеблишмента, конечно, может возникнуть. И в этом кроется главная опасность. Понятно, что эти технологии, в том числе и QR-коды, служат определённым задачам. И мы должны видеть эти задачи. Вот здесь риск существует: цели, под которые эти коды созданы, возможно, никуда не ушли.

– Мы даже на текущем моменте можем наблюдать ту тенденцию, которую вы обозначили. С одной стороны, законопроекты о QR-кодах были сняты с рассмотрения на федеральном уровне. Но есть ряд регионов, где они действуют, и местные чиновники не торопятся их отменять. Ситуация в Санкт-Петербурге – она вообще выдающаяся.

Всё это довольно странно, но мы понимаем, что тут обкатывается технология, которая продвигается другими способами.

– Безусловно. Другого объяснения просто нет.

– Есть и позитивный момент. Не всегда все бюджеты, которые выделены на то или иное дело, доходят до конечного ожидающего, и не всегда все проекты реализуются, по причине наличия коррупционной составляющей. Получается, что и коррупция нас тоже спасает. И это тоже правда жизни.

– Об этом ещё Пётр Первый говорил, который нещадно боролся с коррупцией, но к концу своего царствования он с этим смирился: понял, что ничего сделать нельзя – с кем останешься?

Идёт обкатка технологий на обществе

– Так угроза уже миновала, если говорить о общемировом масштабе, или будут ещё попытки?

Безусловно, это ещё не финальный итог, попытки ещё будут. Я бы такую аналогию провёл: создание лекарственных препаратов. Сначала они создаются в лабораториях под какую-то задачу, потом их тестируют, проверяют – работает препарат или нет. Потом набирается фокусная группа, смотрят на побочные эффекты, а затем уже решают, запускать лекарство или его нужно доработать.

С современными технологиями, прежде всего с цифровыми, это работает не так. Обкатка начинается уже на обществе. Нет возможности сформировать фокусную группу, посмотреть, как это работает, какие побочные эффекты возникают, всё ли было предвидено или что-то есть ещё, до чего разработчики не додумались. Всё это выясняется уже в результате применения в массах.

То есть то, что мы видим сегодня, – это был только первый раунд. Постепенно он завершается. Затем будет период осмысления результатов, обработка и систематизация итогов работы этой технологии, насколько успешно они справлялись с реализацией тех целей и задач, о которых мы можем догадываться, но наверняка не знаем их все. Когда пройдёт период осмысления, что-то будет продолжаться. А уж в каком виде и для каких целей, нам неизвестно.

Надо понимать, что на эти технологии потрачены миллиарды. И явно не для того, чтобы закончить всё в одночасье. Это будет продолжено, может быть, в некотором другом формате и в другой форме.

Европе нужна встряска и перетасовка элит

– Тем не менее предупрежден – значит вооружён, будем готовиться. Ну, а у России, как у отдельно стоящей цивилизации, будет третий путь, я уверена в этом.

Что касается ковида, то, как и прогнозировал Билл Гейтс, весной всё сойдёт на нет, а к 1 июня и вовсе закончится. А он знает, о чём говорит. Как сложившаяся ситуация отразится на выборах в странах Западной Европы? К примеру, во Франции вторым номером уверенно идёт консерватор Эрик Земмур.

– Старушка Европа нуждается в определённой политической реформе, встряске и перетасовке элит. Но я бы на это не слишком рассчитывал. Западноцентричная система управления обществом имеет наднациональный характер. На примере той же Франции можно посмотреть, насколько менялась политическая линия при каждой новой администрации.

Первый закон любой системы – стремление обезопасить себя и отладить процесс самовоспроизводства. А это значит, что любой лидер, любая элита будет стараться сохранить свои привилегированные позиции, при необходимости заменяя себя совершенно идентичными людьми. Система не заинтересована в приходе новых людей.

Вот Франция… Был президент-правоцентрист Николя Саркози, лучший друг которого, полковник Каддафи, инвестировал значительные суммы в предвыборную кампанию Саркози. Потом, когда Каддафи был уже не нужен, его просто слили. Более того, французы поучаствовали в разгроме и уничтожении Ливии. Они были косвенно причастны и к убийству полковника. Поступил политический заказ, и даже дружба не стала помехой.

При сменщике Саркози социалисте Франсуа Олланде беспрецедентному давлению подверглись профсоюзы и гарантии для трудящегося класса. Через парламент были проведены законы, которые расширяли полномочия работодателей и уменьшали гарантии и права трудящихся. При нём же был принят закон об однополых браках. Странный такой социалист, не находите?

Далее, Эмманюэль Макрон. Он не скрывал, что является либералом, и сейчас он проводит ту же самую линию. То есть мы понимаем, что от перемены мест первых лиц, неважно к какой политической партии они принадлежат, политический вектор Франции не меняется.

Возьмём наши любимые Соединённые Штаты Америки. Там тоже президенты из разных партий меняют друг друга. То республиканец, то демократ, то чернокожий, то президент, у которого уровень интеллекта по шкале IQ недотягивает до среднего. И что меняется в Америке? Они перестали диктовать миру свою волю? Ничего не поменялось – ни политика, ни "дорожная карта", по которой работает президентская администрация.

То есть "говорящие головы", а именно так нужно воспринимать первых лиц западных стран, никак не влияют на формирование политической линии. Стоило в США появиться президенту Дональду Трампу, который захотел вернуть политику страны к проамериканскому контуру, так его своя же администрация и сожрала. Вот, собственно, как работает система. Она борется с появлением чужеродных тел.

Фокус сдвинулся: Запад начинает смотреть внутрь себя

– Я более оптимистично смотрю на вещи. На мой взгляд, конструкция, которую мы наблюдаем, довольно неустойчивая и начинает всё больше и больше расшатываться. И грядущий мировой финансовый кризис только добавит дополнительных нот в этот оркестр, который не так уже слаженно играет. И я думаю, что мы в ближайшее время будем наблюдать довольно разрушительные процессы.

– Согласен, уровень неудовлетворённости, который сейчас наблюдается в странах западного мира, действительно уникален. Впервые за последние лет 30, после поражения социалистического блока, западноцентричная система вынуждена обращать внимание на собственные проблемы, а фокус от внешнеэкономической и внешнеполитической деятельности смещается вовнутрь.

Это говорит о том, что не всё так гладко в Датском королевстве. Тем не менее не нужно недооценивать систему, она по-прежнему находится в приличном состоянии. И все ключевые позиции всё ещё у неё. Но это не значит, что она вечна. Здесь вы абсолютно правы, рано или поздно, но настанет её время оказаться на свалке истории.

Но сейчас эта система будет нещадно бороться за своё существование. А оттого она является, в каком-то смысле, более опасной, чем была 15–20 лет назад.

– Либеральные наднациональные элиты после войны очень серьёзно координировали свои действия и сейчас продолжают это делать, сея раздор между народами. До текущего момента им это удавалось. А не стала ли пандемия причиной для налаживания контактов традиционалистов по всему миру? Мне кажется, это довольно такая серьёзная тенденция, которая уже наметилась.

– Пандемия скорее стала не причиной, а неким катализатором, ускорителем. Когда я сейчас работал дипломатом в одной из стран, у меня сложились хорошие отношения с местными "акулами пера", не только деловые, но и личностные. И в какой-то момент времени мне говорили, а это было задолго до пандемии, что в их стране очень популярен наш президент, что им очень нравится наша консервативная идеология. Потому что вот эта неолиберальная повестка уже всем поперёк горла.

А поскольку сейчас по всему миру интернетизация, люди стали через форумы, соцсети, другие цифровые технологии взаимодействовать и многое обсуждать. И, несмотря на то что люди находятся на разных континентах – в Европе, в Азии, в Африке, проблемы-то у многих одинаковые. И люди начали кооперироваться.

Ведь не просто так говорят, что рано или поздно настанет время "глубинного народа", который потребует своё. И это время настанет. Другое дело, что есть ещё и очень опасная тенденция: люди не имеют возможности выражать своё недовольство напрямую.

Где-то система выборов не работает, где-то действуют очень жестокие порядки, и внутреннее недовольство людей приобретает довольно уродливые формы, и тогда в группах даже традиционалистов начинают расти неонацистские настроения и призывы поквитаться со всей этой неолиберальщиной жёсткими методами.

И в такой ситуации даже хорошие люди очень быстро могут скатиться на опасную дорожку. Мы знаем, что и фашизм, и нацизм – они появились не просто так, это стало следствием унижения германского народа, в том числе и по итогам Первой мировой войны. Народ был доведён до предела, и требования восстановления справедливости вылились в такие человеконенавистнические уродливые формы.

Это опасный тренд, и его надо иметь в виду, чтобы не повторять ошибки и выучить исторические уроки. Вот это вроде бы невидимое, но постоянное поддавливание на людей, навязывание определённых ценностных установок, которые противоречат их чаяниям, может вызвать взрыв агрессии. Хорошо бы не доводить ситуацию до критической точки.

Ограничения и цензура – везде, начиная с Голливуда

– Интересно, что, с одной стороны, мы видим попытки запрета антиутопии Оруэлла, а с другой – продолжают выходить фильмы, жёстко критикующие реальность, как, к примеру, лента "Не смотрите вверх". Как вы полагаете, не ждут ли нас тотальные ограничения на свободу творчества, такие как были в СССР или, например, в США в период маккартизма?

– Так мы уже их видим, причём в ещё худшей форме, чем в прошлом веке. Вот, смотрите, главная кузница медиаконтента – Голливуд. Киноакадемия, которая вручает "Оскары", ввела новые критерии для отбора фильмов, которые могут быть вынесены на конкурс, иначе они просто не будут допущены к конкурсу. Опять же, продвижение ЛГБТ-повестки. Разве это не ограничения и цензура? Нет свободы творчества.

Не так давно американская киностудия по заказу Netflix сняла сериал про Екатерину Вторую, нашу Императрицу. Я всегда люблю такие фильмы смотреть, забористая "клюква" обычно.

В этот раз мне достаточно было просто посмотреть отдельные отрывки и узнать, что при дворе русской Императрицы, оказывается, в большом количестве были и графья, и слуги – выходцы из Африки. И это не просто глупость, это переписывание истории.

У России никогда не было колоний. У нас никогда не было рабства. Когда нам начинают продавать чужую историю, которая нанизана на повесточку Black Lives Matter, когда нужно извиняться, то нас ставят в один ряд с теми, кто сейчас активно кается. Нам говорят о том, что мы в этом же нарративе. Вот, у вас чёрные слуги. Значит, они тоже могут потребовать сатисфакции. Хотя это историческая ложь!

– Можно ещё вспомнить Анну Болейн, английскую королеву, роль которой исполнила чернокожая актриса. Фильм провалился в прокате. Не захотели его смотреть ни британцы, ни другие зрители.

И всё-таки в нашей беседе сложно проигнорировать непрекращающиеся попытки США и их сателлитов организовать российско-украинскую войну. А как вы полагаете, на самом деле им нужна война или это лишь операция прикрытия для достижения других каких-то целей?

– Я думаю, что война им не нужна. Потому что, учитывая разный военный потенциал России и Украины, эта война очень быстро закончится. Единственный вариант, при котором война будет разрушительной и долгой, – это если страны НАТО активно начнут выступать на стороне киевского режима.

Но, как мы знаем из многочисленных заявлений американских сателлитов – политических деятелей различных стран Европы, умирать просто так, просто для того, чтобы США было хорошо и в поддержку киевского режима, желанием никто не горит.

Поэтому США выгодно иметь управляемый конфликт, который истощает и который негативно сказывается сразу на всех заинтересованных сторонах. Прежде всего, на России и Украине. Потому что это, помимо клина в братские народы, это ещё и вытягивание ресурсов.

– И последний вопрос. Как полагаете, тотальная цифровизация, которая пришпорена пандемией, она продолжится теми же темпами или будет некоторый откат?

– Отката не будет. Будет переосмысление, будет пауза. Но нужно будет готовиться к тому, что в будущем нам подкинут новые интересные вещи, с которыми придётся разбираться по новой.

Завершая программу, Анна Шафран отметила: нет сомнений в том, что те, кто пытаются сейчас запретить антиутопии, сами очень внимательно их читали. Достаточно вспомнить несколько строк из "опасной" книги Оруэлла:

Правящая группа теряет власть по четырём причинам. Либо её победил внешний враг. Либо она правит так неумело, что массы поднимают восстание. Либо она позволила образоваться сильной и недовольной группе средних, либо потеряла уверенность в себе и желание править. Правящий класс, который сможет предохраниться от них, удержит власть навсегда.

Подпишитесь на нас Вконтакте,


810

Похожие новости
18 апреля 2022, 19:30
26 мая 2022, 10:59
18 апреля 2022, 21:30
17 мая 2022, 23:03
19 апреля 2022, 13:30
21 мая 2022, 10:23

Новости партнеров

Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
26 мая 2022, 10:59
25 мая 2022, 12:35
26 мая 2022, 10:54
27 мая 2022, 10:25
26 мая 2022, 10:52
25 мая 2022, 12:46
26 мая 2022, 11:01

Интересное на сайте
23 июля 2013, 11:33
08 мая 2011, 16:24
17 мая 2013, 16:30
14 декабря 2010, 14:20
02 ноября 2011, 15:09
21 февраля 2012, 10:22
15 февраля 2013, 14:25