Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Русские в «русском деле» Трампа: Израиль в фокусе

«Полтора миллиона израильтян на скамье подсудимых»: статью под таким заголовком опубликовал в газете «Маарив» Кальман Либескинд.

Процесс против премьер-министра завершится после того, как судьи выслушают свидетелей и изучат улики и вынесут вердикт. Если Биньямин Нетаньяху победит — он пойдет домой свободным и счастливым человеком. Если его осудят, он закончит за решеткой. Это может показаться странным, но Биньямин Нетаньяху — не единственная история здесь.

В широком социальном смысле, на следующий день после суда над Нетаньяху важно не забыть о том, что называется голос народа. И народ очень легко делится на две группы — на «защитников верховенства закона» и на тех, кто его презирает, на хороших и плохих, на тех кто «действует по уму» и тех, кто «поддается эмоциям».

С самого начала «хранители ценностей» отличались покровительственным и спесивым отношением к своим оппонентам. Те люди прессы, которые посмели поддержать Нетаньяху объявлялись «рупорами», в то время как те, кто им противостоял «журналистами».

Демонстрации в поддержку Нетаньяху всегда показывали как демонстрации против верховенства закона, в то время как протесты против него всегда шли в рамках «защиты демократии».

Следует признать, что в Израиле существует два лагеря, полностью противоположных друг другу. Есть очень много людей, которые верят в то, что Нетаньяху преследуют за его преступления и его место — на скамье подсудимых. Можно сколько угодно издеваться над «бибистами», которые видят в Нетаньяху своего мессию — но несмотря на это, с реальностью не поспоришь. Суд вынесет свой вердикт, но он не может закрывать глаза на тот факт, сколько израильтян проголосовали за Нетаньяху снова и снова, даже после того, как было прочитано обвинительное заключение против него. Их голосование во время последней выборной кампании стало вотумом недоверия правоохранительной системе.

Эти люди не менее разумны и хороши, чем те, что находятся в противоположном лагере. У них есть глаза и уши — и развитое чувство обоняния. Они уже видели одного премьера, Эхуда Ольмерта получавшем взятки «в долларах, наличными, без доклада, пряча существование денег от всех». Они знают, что в офисе Ольмерта был секретный сейф, из которого без всякого следа испарились 150 тысяч долларов. О Нетаньяху можно сказать все что угодно, но трудно игнорировать тот факт, что народ не удалось убедить в том, что его коррупция пахнет также, как пахнет коррупция Ольмерта.

Эти люди — не менее разумны, чем комментатор, сообщивший вчера , что «Нетаньяху превратился в самого ненавидимого в Израиле человека». Они не менее чувствительны, чем тот журналист, который вчера заявил, что даже если Нетаньяху оправдают — то есть признают, что его утверждения о том, что ему шили дела оказались верными, он все равно «будет виноват том гигантском вреде, который он причинил государству и его ценностям». (mignews.com)

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Иры Коган под заголовком «Чему не учат в школе».

О недостатках израильской системы образования у нас говорят повсеместно. Считается, то корень всех проблем — низкий статус учителя и плохая подготовка педагогических кадров. Но это скорее следствие, чем причина. Чтобы готовить грамотных, ответственных и увлеченных своим делом преподавателей, система должна ставить перед ними ясную и вдохновляющую цель.

Цель образования в Израиле формулируется так: дать детям знания, необходимые для жизни и деятельности в современном обществе, и приобщить их к историческому и религиозному наследию еврейского народа. Для выполнения второго пункта во всех школах страны, в том числе, светских, в обязательном порядке преподаются основы иудаизма. Мол, люди могут как угодно относиться к вере, но должны о ней знать.

В реальности же изучение ТАНАХа в светских школах — сплошная профанация. Их выпускники в своем знании иудаизма недалеко уходят от уровня детского сада, где их учили отмечать еврейские праздники. Но при этом получается, что у нас нет светского образования, а есть разные уровни религиозного — от глубокого до поверхностного. С этим можно было бы смириться, если бы школа выполняла свою первую функцию — готовила детей к жизни. Только этого, увы, не происходит.

Израильская школа не только плохо учит, она еще и плохо воспитывает, что неудивительно — у нее нет такой задачи. В религиозных школах воспитание означает приучение к соблюдению норм и заповедей иудаизма. В светских нет даже этого. Кто-то когда-нибудь слышал от учителя или директора, что их цель — вырастить честного, трудолюбивого человека, уважающего себя и других? Об этом даже речи не идет. Воспитательная функция израильской школы сводится к тому, чтобы дети а) не мешали на уроках, б) соблюдали школьные правила, в том числе дресс-код.

Стоит ли удивляться тому, что произошло в Петах-Тикве? Учительница даже не задумалась, как подействует на ребенка приказ переодеться посреди занятий. Она увидела только нарушение порядка — платье вместо школьной футболки, и больше ее ничего не интересовало. Мало того, учительница нашла время позвонить маме девочки по поводу той же футболки. Вспомните, родители, — вам когда-нибудь звонили из школы с сообщением, что ваш ребенок грустит или с ним никто не играет? Нет, конечно, это же пустяки по сравнению с дресс-кодом!

То, что министерство просвещения встало на сторону учительницы, тоже совсем не удивительно. Детей у нас много, а учителей не хватает, и их надо беречь. Девочку перевели в другую школу, с ней поработает психолог, вот конфликт и исчерпан.

Вероятно, учительницу не стоило наказывать, а тем более увольнять. Но этот случай мог бы стать поводом для разговора о взаимном уважении. Если бы учительница публично извинилась перед девочкой, если бы то же самое сделал министр просвещения, все дети Израиля получили бы прекрасный урок разрешения конфликта и признания своих ошибок. Вместо этого история превратилась в повод для скандала, который вышел далеко за пределы школы и системы просвещения в целом. Дети же — и не только дети — получили совсем другой урок: кто бы ни был виноват, выгораживай своих и ищи недостатки у другой стороны.

«Русское» происхождение семьи для одних оказалось отягчающим обстоятельством, для других — поводом тут же броситься на ее защиту. Между тем, совершенно не важно, хорошо или плохо девочка знала иврит и были ли у нее психологические проблемы. Если семилетний ребенок неправильно понял указания взрослого, тем более учителя, ответственность несет учитель, а не ребенок. Если ребенку нанесена травма, недопустимо обвинять в этом его самого, его семью и общину, к которой он принадлежит. Однако именно это у нас и происходит.

Что касается этнического аспекта скандала, то здесь тоже все вполне закономерно. Многие «русские» дети, в том числе сабры, испытывают проблемы в израильской школе. Так было 30 лет назад, в начале Большой Алии, и с тех пор мало что изменилось. Дело в том, что ни один министр просвещения не занимался этой проблемой; считалось и считается до сих пор, что за русскоязычных должны заступаться «русские» же деятели. При таком положении вещей нашим детям в ближайшее время не позавидуешь: министерство алии и интеграции возглавила политик из Эфиопии, комиссией по алие и абсорбции руководит депутат от «Еврейства Торы», а через полгода его сменит представитель ШАС. Вряд ли их будет интересовать психологическое состояние школьников из русскоязычных семей. Для «русских» политиков это хороший повод для будущей предвыборной агитации: голосуйте за нас, иначе вас и ваших детей никто не защитит.

Что ж, мы голосовали и за тех, и за этих, но ничего не изменилось ни в образовании, ни в обществе. И не изменится, пока мы не научимся уважать друг друга, независимо от происхождения и возраста. Правильно было бы учить уважению и равноправному подходу уже в начальной школе. Но для этого сперва надо научить учителей, преподавателей педагогических колледжей, местных руководителей, депутатов, министров и так далее…

Автор: Ира Коган

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью политического обозревателя Игоря Гиндлера (США, Израиль) под заголовком «Русские в „русском деле“ Трампа. Часть I».

Ринат Ахметшин, Анатолий Самочорнов, Феликс Сатер, Ираклий Кавеладзе. Мало кто слышал о них. Но волей судьбы они оказались замешаны в водоворот крупнейшего скандала XXI века в Америке, известного под названием Обамагейт. Кроме того, что все они — выходцы из СССР, ныне живущие в Америке, их объединяет также и то, что все они — кто добровольно, кто по повестке — давали показания по «русскому делу» в Комитете по Разведке Палаты Представителей Конгресса США.

Их слушания были конфиденциальными, но не секретными. Тем не менее, все протоколы заседаний были засекречены. Но 7 мая 2020 года 53 протокола заседаний Комитета по Разведке были рассекречены (почему и как — это отдельная и весьма поучительная история), и все мы получили возможность наконец-то ознакомиться с первоисточниками позорного «русского дела».

До этого нам был известен только конечный результат этого дела (по опубликованному Докладу специального прокурора Мюллера): Трамп марионеткой Путина никогда не являлся. Но теперь мы получили возможность познакомиться с тем, как это дело начиналось, и как оно преднамеренно раздувалось участниками неудавшегося анти-трамповского заговора.

Из 53 рассекреченных показаний я выбрал только четыре, в которых участвовали русские.

В зависимости от того, на какой стороне политического спектра вы находитесь, эти четыре документа читаются либо как сценарий фильма ужасов (для сторонников Хиллари Клинтон) либо как сценарий комедии (для сторонников Дональда Трампа).

Ужас состоит в том, что никто из этой четверки (как, впрочем, и никто из всех 53 рассекреченных стенограмм) так и не представил доказательств того, что Трамп получал руководящие указания из Кремля. Комедия же состоит в том, что слушания Комитета по Разведке пролили гораздо больше света на мировоззрение самих конгрессменов, чем на обстоятельства дела.

Вообще, деловая встреча 9 июня 2016 года в Башне Трампа в Нью-Йорке между Дональдом Трампом-младшим и адвокатом из России Натальей Весельницкой представляла собой не что иное, как театр абсурда. Выборному штабу Трампа сообщили, что у кого-то есть материал на Хиллари Клинтон, и они решили посвятить этому делу какое-то время — мало ли что бывает. Может быть, у этих незнакомых им людей действительно есть что-то стоящее, что-то, что может быть использовано в президентской гонке.

Напоминаю, что в это же самое время Хиллари производила в отношении Трампа те же действия. При этом она не только оплатила, но и использовала, как неопровержимые факты, состряпанное под присмотром российских спецслужб «русское досье» на Трампа.

В противоположность этому, сотрудники штаба Трампа сразу поняли — то, что им пытаются продать, является весьма неуклюжей попыткой проникновения российских спецслужб в штаб Трампа. Первым это понял зять Трампа Джаред Кушнер — он ушел через 5 минут после начала встречи. Еще через пять минут это понял Пол Манафорт, и еще через 10 минут сын Трампа закрыл совещание. Длилась встреча около 20 минут, но если учесть, что все сказанное переводилось с английского на русский и обратно, то чистое время, отведенное штабом Трампа на это дело, было около 10 минут.

Эти десять минут были превращены демократами в миллион минут анти-трамповской истерии.

Встреча происходила в конференц-зале, который отделен от фойе прозрачной стеклянной стеной и стеклянной дверью. Согласитесь, это совсем не подходящее место для обмена секретной шпионской информацией — у всех на виду.

Ринат Ахметшин, возможно, является самым колоритным из этой «советской четверки». Родился в Казани, занимался наукой, диссертацию по биохимии защитил в Америке. Ему на слушаниях пришлось тяжелее всех, потому что факты его биографии были конгрессменам совершенно непонятны. Например, то, что его служба в советской армии не была добровольной, еще как-то можно было понять. Но подразделение, в котором он служил, принадлежало к Комендантской Службе, и не имеет прямых аналогов в армии США (многие комендантские функции в американской армии выполняют гражданские лица — водители, секретари, курьеры, регулировщики движения).

В этой воинской части был, разумеется, Особый Отдел, но конгрессмены так до конца и не поняли, что это такое. 18-летний Ринат несколько раз доставлял письма в Особый Отдел, и на этом основании стал известен в американских средствах массовой дезинформации как «офицер российской разведки». Ну как объяснить им, что солдат-первогодок в армии СССР был на положении раба, а во второй год — бесправного крепостного?

На встречу с Трампом-младшим Ринат Ахметшин попал случайно — он находился в Нью-Йорке по личным делам (приехал из Вашингтона, чтобы посетить театр), когда Наталья Весельницкая предложила ему сопровождать ее в Башню Трампа. Он пошел на встречу в том, в чем был одет — в старых джинсах и футболке. Представляете — «агент ГРУ» является на судьбоносную для всей планеты встречу с тремя самыми высокопоставленными сотрудниками штаба Трампа в фешенебельную Башню Трампа в джинсах, причем двое из этих троих — мультимиллиардеры.

При этом Весельницкую Ахметшин знал давно — они вместе работали против Билла Браудера, внука бывшего Генерального Секретаря Коммунистической партии США. Российская фирма Билла Браудера была клиентом фирмы, в которой Сергей Магнитский работал аудитором.

Но совершенно убийственным для противников Трампа стал то факт, что Ринат Ахметшин сотрудничает с … ФБР, а не с российской разведкой. По роду своей деятельности лоббиста в Вашингтоне, Ахметшин встречается с огромным количеством иностранных граждан, причем многие из них являются в своих странах довольно высокопоставленными лицами.

Агенты ФБР нашли в лице Ахметшина добросовестного поставщика информации об этих иностранцах, в том числе и о многочисленных попытках вербовки Рината Ахметшина иностранными разведками, работающими под дипломатическим прикрытием. Разумеется, Ахметшин прошел негласную проверку ФБР, и продолжает проходить эту проверку ежегодно — именно поэтому, несмотря на многочисленные сенсационные и скандальные газетные публикации, против Ахметшина никогда не было заведено никакого криминального дела.

Иными словами — если бы между Трампом-младшим и Кремлем было бы установлено сотрудничество для победы в президентской гонке, то ФБР, возможно, узнало бы об этом даже раньше, чем эти сведения дошли бы до Трампа-старшего.

Кстати, Доклад Мюллера красноречиво умалчивает о сотрудничестве Ахметшина с ФБР.

Когда Ахметшина спросили, что он думает об ответе Путина на Закон Магнитского (имеется в виду запрещение отдавать российских детей-сирот на усыновление в Америку), он ответил: «Это был трусливый поступок. Я лично нахожу это отвратительным» (Стенограмма слушаний Ахметшина, стр. 74). А на вопрос по поводу заказанного Хиллари Клинтон «русского досье» на Трампа он ответил: «Это — белиберда» (там же, стр. 101).

Теперь понятно, почему протокол слушаний Рината Ахметшина в Конгрессе был засекречен.

Анатолий Самочорнов родился в Горьком, начал учебу там же, а закончил ее в Университете штата Вашингтон. Имеет два диплома — бизнесмена и переводчика. В бизнесе работал мало, а вот как переводчик высокого класса он зарекомендовал себя давно. Много раз по контракту выступал синхронным переводчиком для правительства США.

С Натальей Весельницкой он познакомился случайно — ему в свое время пришлось подменить другого переводчика. Самочорнов подробно описывает механику того, как он очутился на встрече с Трампом-младшим. Оказывается, он, как и Ахметшин, получил приглашение от Весельницкой утром, всего за несколько часов до встречи.

По словам Самочорнова, когда он узнал о встрече от Весельницкой, он был весьма удивлен и озадачен, «потому что это не соответствует ее калибру» (Стенограмма слушаний Самочорнова, стр. 26). При этом ему никто так и не сказал, какова тема этой встречи. Его наняли переводчиком — поэтому сиди и переводи, и не задавай лишних вопросов. Он и не задавал.

Но он отвечал, причем отвечал весьма подробно — мы знаем, что на слушаниях в Комитете по разведке он просто слово в слово пересказал то, что ранее уже сообщил агентам ФБР (протокол допроса Самочорнова агентами ФБР, стр. 50−57). Самочорнов осмелился сказать в лицо следователям то, что многие не желали слышать — никакого сговора между Трампом-младшим и Путиным на встрече в башне Трампа не было.

Допрос Самочорнова агентами ФБР состоялся в июле 2017 года, а слушания в Конгрессе — в ноябре 2017 года. Уже тогда расследование спецпрокурора Мюллера можно было закрывать за отсутствием состава преступления. Но оно, как мы знаем, было искусственно затянуто до марта 2019 года, что позволило демократом получить большинство в Палате Представителей на выборах в ноябре 2018 года.

Теперь понятно, почему протокол слушаний Анатолия Самочорнова в Конгрессе был засекречен?

(Продолжение следует)

Автор: Игорь Гиндлер

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

293

Похожие новости
07 июля 2020, 13:00
07 июля 2020, 13:00
07 июля 2020, 03:00
07 июля 2020, 21:00
07 июля 2020, 16:30
07 июля 2020, 15:00

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
02 июля 2020, 19:30
02 июля 2020, 15:45
06 июля 2020, 20:30
04 июля 2020, 11:30
01 июля 2020, 09:30
01 июля 2020, 07:15
06 июля 2020, 22:30

Интересное на сайте
03 ноября 2011, 13:06
14 ноября 2012, 15:10
08 мая 2011, 16:24
21 марта 2013, 11:02
01 марта 2011, 15:10
08 февраля 2010, 12:06
02 ноября 2011, 15:09