Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Россия поможет США укрепить семейные узы

Меня долго не отпускала январская передача Такера Карлсона на Fox News («Tucker Carlson tonight на русском»). Да, с прошлого года и на русском. Передача была посвящена причинам гибели основы процветания Америки — института семьи. Но что-то не клеилось, а во всемирный заговор сатанистов автор не верит. Наконец, понял, где противоречие.

Мы не в Америке, можем называть вещи своими именами. Дело в том, что жестко и хлестко разоблачая феминисток, Такер… полностью подтвердил их правоту: женщины всего лишь терпят мужчин как «зло», необходимое для продолжения рода. Прочее, вплоть до подхода «секс не повод для знакомства» — вопрос свободного выбора. Те из них, кто добился экономической самостоятельности, отправляют мужчин в утиль. Точнее, просто рожают «без всяких обязательств» перед отцом: ни стирки носков, ни пива в постель. Самцы страдают, проваливаются в депрессию, а то и сводят счеты с жизнью.

Такер ставит проблему распада семьи выше роста ВВП, очередной «чертовой дыры на Ближнем Востоке» или проблемы нелегальной эмиграции и забора на границе с Мексикой. Он негодует: «Исследование за исследованием показывают, что если мужчина зарабатывает меньше, чем женщина, то женщины, в основном, не хотят выходить за него замуж. А производства, требующие мужских профессий, закрываются!». Похоже, Такер таким образом лишь пропагандирует экономическую программу президента (Fox News, пожалуй, единственный общенациональный телеканал, комплементарный Дональду Трампу). Тем более следовало позаботиться о безупречности аргументов.

Вместо этого он и его гостья социолог Хезер МакДональд ищут черную кошку в темной комнате. Хезер язвит: «Нужно отметить, что браки до сих пор присутствуют среди элиты», и Такер так же язвительно поддакивает: «Это точно». Затем Хезер рассказывает о попутчике, полицейском-афроамериканце, у которого уже несколько детей вне брака (у американских копов неплохо с соцзащитой, зарплата стабильная, но по американским понятиям невысокая) и делает правильный вывод: именно элита через культуру задает тренд на «нормальность» неполных семей! Такой вот «результат феминистских атак на мужчин как источник всего злого в этом мире».

Но буквально через пару минут Такер забывает об этом, рассказывает, что в его богатом районе «нет одиноких матерей, все замужем» и задает вопрос в пустоту: «Так почему же они не делятся тем, что работает?!». Ну, а Хезер добавляет несколько слов за всё хорошее: «Чтобы изменить культуру, мы должны повысить ценность мужчины. Наша культура должна утверждать, что мужчины, мужественность, не являются чем-то токсичным. У мужчины множество достоинств: доблесть, храбрость, гражданственность, героизм на войне. Эти качества — мужские, ими не стоит пренебрегать». О чем вообще говорят эти неглупые люди?! Правительство (ой, «общество») может приказать культуре? США — тоталитарное государство?

Неглупые люди старательно уходят от вывода: причина — само общество потребления. Капитализм, если угодно. Нет-нет, это не апология коммунизма! Но признаем, попытки реформировать капитализм пока проваливаются, а постиндустриальное общество, институционализм и т. п. оказываются очередной декорацией. Вот и остается «петь песни в пользу бедных»: «Давайте дарить добро!» и «Берегите мужчин!».

Хотя чего еще Америка не рассказала о себе? Рассказала, что демократия это всего лишь хорошо отлаженный тоталитаризм. Это значит, что десятки тысяч американских общественных организаций (ага, «гражданское общество») — бутафория. Вы можете ставить вдоль дороги таблички «Осторожно! Беременные скунсы!». Но за 20 лет (1994 — 2014) ни один из почти 1800 законопроектов, инициированных «общественниками» и ущемлявших интересы корпораций, не прошел через Конгресс (Martin Gilens, Benjamin I. Page). Авторы — из Принстона и Чикагского Северо-Западного, если что. Америка рассказала о себе, что в 1970 году девять из десяти 30-летних американцев зарабатывали больше, чем их родители в том же возрасте, а в начале 2010-х таких счастливчиков набралась только половина. Это уже Raj Chetty из Гарварда. Вот что порождает чувство безысходности. Но и это только последствия кризиса.

Глубинная причина кризиса семьи в том, что семья по самой своей сути направлена на «долгосрочные инвестиции» — в детей. А бизнес требует: «Потрать здесь и сейчас на себя любимого». Всё. Остальное — производные.

Когда вы видели по телевизору рекламу какого-нибудь шахматного кружка или детской студии вокала? Бизнесу эти сферы неинтересны: маржа почти нулевая: товар — услуги высококвалифицированного преподавателя. Отнять эти деньги у ребенка и направить их на покупку гаджетов, тряпок, «отдыха» — вот в чем задача бизнеса в любой стране, будь то США или Россия.

Нет никакого гомосексуального заговора. Но как подать в рекламе «чувачка», радующегося штампованному «ништячку»? В лучшем случае — метросексуал. Может быть, автор ролика — небритый мужик с тремя спиногрызами в двухкомнатной квартире. Это даже хорошо: латентно мечтая о «свободе», он напишет гениальный сценарий ролика. И будет писать, пока не спросит повзрослевшего спиногрыза, когда же тот приведет свою девушку знакомиться (уже в просторный дом на престижном направлении), а тот ответит: «Да ну их, только денег хотят. А я вот ништячок купил из твоей рекламы».

Дамы и господа из Госдумы, вы там с пропагандой гомосексуализма сражаетесь? А как вам то, что из рекламных сценариев вымыты парочки «парень — девушка» (ведь это почти семья!) и героями роликов стали группы, как минимум: два парня и девушка или две девушки и парень? Рекламодателю нужно охватить максимальную аудиторию, никого не обидеть, а вы уж сами фантазируйте, кто там кому кто. Подчеркнем, это не случайность, это политика компаний. В рекламах встречаются семьи? Конечно! Пляшут, нажравшись котлет-полуфабрикатов. Полуфабрикат это уже маржинальный продукт. И еда одиноких.

И еще раз повторим, нет никакого заговора ЛГБТ-сообщества или даже сатанистов, мечтающих истребить человечество. Только бизнес и ничего личного. Бизнес, как он есть. Какой бы «социальной ответственностью» он ни прикрывался. Что в США, что в России.

Лирико-историческое отступление о пенсионной реформе. Неандертальцы, хоть и отличались покатым лбом, были не тупее сапиенсов. Их проблемой был тазобедренный отдел. Короче, плохо бегали: подкрасться к оленю могли, а перейти к загонной охоте — нет. А вот у сапиенсов получилось. Здесь старики не требовались, быстро выдыхались. Иной работы, конечно, было много, но упрощая можно сказать, что стариков оставили при детях. И произошел интеллектуальный взрыв. Не только резко выросла эффективность передачи опыта, но благодаря бабушкиным сказкам, песням, загадкам, играм возникло абстрактное мышление. И мы победили. Значит, отправляя бабушек на пенсию на седьмом десятке, мы хотим укрепить семью и повысить рождаемость? Ну-ну. Как бы вымершие неандертальцы не взяли реванш. Уже берут.

Ведь что такое толерантность в изначальном смысле? Это не искусство делать вид, а привычка действительно не замечать в человеке — коллеге, знакомом, соседе — того, что, грубо говоря, не относится к его функционалу. Ты не замечаешь (может быть, когда-то отметил, но забыл), белый он, азиат или черный, иудей, христианин, мусульманин, гей или натурал. Еще грубее, тебе с ним не детей крестить, а статью верстать.

Есть замечательный фильм с Одри Тату, где девушка хочет сделать приятное парню и дарит ему мезузу (маленький футляр со свитком молитвы «Слушай, Израиль!», крепится к двери). Он спрашивает ее «Зачем?», она пытается объясниться «Ну, ты же еврей», а он всё так же улыбаясь, переспрашивает: «Да, еврей. Ну и что?». Он никак не подчеркивал свое вероисповедание и никоим образом не давал повода думать, что ему будет приятен такой подарок (а если будет приятен, то от кого), так в чем же дело?

Удалось ли человечеству, хотя бы самым «продвинутым» нациям, стать толерантными? Черта с два. Очередные 100 лет всяких «эмансипаций» накрылись медным тазом. Толерантность, поиграв в революционность, вернулась к… сословности. Она защищает не права вообще, а права на власть и совершенно определенные экономические привилегии нескольких групп, сумевших организоваться и доказать остальному человечеству его вину перед этими группами. Гениально.

Естественно, пострадавших от человечества, а ныне привилегированных не может быть слишком много. Поэтому конкуренция среди борцов за толерантность страшная. Евреи и армяне никак не могут взаимно признать их геноциды: у каждого народа он «особенный». Чернокожие показывают «факушки» тем и другим, а летом прошлого года в Сентрейлии, Вашингтон, 29-летний мститель за «300 лет рабства» захватил белую семью и несколько дней измывался над ней: «Чтобы белые поняли, каково это — быть рабом». Недоистребленные краснокожие презирают тех, других, третьих и всех остальных.

Ближе к теме, к женщинам. Их слишком много, поэтому выражение их интересов взяли на себя даже не сами изнасилованные в детстве страдающие ожирением ВИЧ-инфицированные чернокожие лесбиянки, а «активистки», объявившие себя выразительницами их интересов. Если отбросить словесную шелуху, то в осадке останется банальщина: привилегированное сословие может не работать, но оно должно получать большие пособия и иметь хорошую медицинскую страховку. Получить на это деньги можно, если еще больше увеличить налоги с тех американцев, которые пашут в поте лица. Поэтому в США большинство фракций демократов называют «социалистами».

Иллюстрация: postnauka.ru

В последние недели феминизм в США достиг кульминации и катарсиса. В конце января этого года губернатор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо подписал закон, принятый Сенатом и Ассамблеей штата и устанавливающий право женщины на аборт без ограничений, полностью на ее усмотрение, на сроках до 24 недель. И свыше 24 недель, если ей удастся убедить врачей в опасности беременности для ее физического или психического самочувствия. Америка не содрогнулась.

Более того, парой дней позже член Генассамблеи (парламента) Виргинии Кэти Тран внесла на рассмотрение два законопроекта. Один — о защите кузнечиков, запрещающий опыление полей химикатами в период размножения насекомых (надо думать, фермерам придется применять в несколько раз больше химикатов, чтобы убить взрослых особей: здоровье людей в расчет не принимается). Второй законопроект разрешает аборт на любых сроках беременности, даже при начавшихся родах! Решение о правомерности такого аборта вместо консилиума будет принимать один врач, выбранный «матерью».

То есть, если законопроект пройдет (республиканцы штата его пока блокируют), будет разрешено убийство ребенка уже в прямом смысле слова. Чтобы на этот счет не оставалось ни малейших сомнений, губернатор Виргинии Ральф Нортэм заявил, что готов одобрить убийство и уже родившегося ребенка, если это отвечает защите «прав женщины». Наверное, прямая цитата прозвучит еще страшнее: «Если мать не определилась с будущим ребенка, она может родить, а потом провести дискуссию с родственниками и врачами. В это время жизнедеятельность ребенка будет поддерживаться». Вне утробы. А ведь начиналось с лозунгов «Моё тело — моё дело» и «Не лезьте в мою вагину!». Теперь же «дискуссия» будет означать: «Платите (родственники, отец, благотворительные организации), а то убью». Законно убью. Утилизирую, как невостребованный товар.

Черт бы с ними, с американцами. Пусть дадут право родителям убивать взрослых детей (было такое у первобытных народов) или детям право убивать родителей (такого не было, но прогресс не стоит на месте). Беда в другом. То, что стало «нормой» в США сегодня, завтра будет названо «естественными и неотъемлемыми правами человека», за нарушение которых можно будет бомбить и убивать целые народы.

С огромным трудом возвращаясь к заявленной теме. После всего сказанного вы всё еще хотите поговорить о мелких проблемах американской (французской, болгарской, чешской) семьи? А придется. Потому что это проблемы и русской семьи тоже. Наши неофициальные, но господствующие «ценности» находятся в той же системе координат. То есть мы и без бомбежек втягиваемся в воронку Апокалипсиса.

Горжусь личным знакомством и глубоко уважаю Ивана Рахметова, но не могу согласиться с посылом его недавней заметки «Можно ли остановить сокращение населения России?».

Посыл: Мы не можем ни нарожать, ни привлечь из-за рубежа достаточного количества высококвалифицированных специалистов. Это означает неизбежный упадок и историческое поражение страны. Выход: «Преодолеть „биоконсерватизм“». Цитата: «В течение ближайших 20−25 лет сделать вопрос зачатия, вынашивания, рождения детей максимально… ммм… автоматизированным, а для воспитания применять систему государственных интернатов (не путать с теми рассадниками педофилии и иных пороков, которые мы видим сегодня)».

Иван прекрасно знаком с «Городом Солнца» монаха-доминиканца Томмазо Кампанеллы, но, возможно, пренебрег критикой предтечи коммунизма и закрытых систем вообще. Абсолютная защита от Зла, в данном случае детей, означает абсолютную власть над ними, а абсолютная власть, согласно лорду Актону, развращает абсолютно. Наберите вы в педагоги этих государственных интернатов хоть гениев и святых. Не говоря о том, что идеальная подготовка этих детей будет означать «идеальную войну» с окружающим миром. Если, конечно, не стерилизовать женщин, рожающих «обычных» детей.

Есть ли выход? Думаю, да. Азы конфликтологии. Каждая структурированная социальная группа склонна к тому (если не сказать: «заточена» на то), чтобы добиваться для себя преференций, льгот, привилегий. Значит, единственный выход — создать свое движение. Тех, кто поддерживает семейные и культурные, т. е. национальные ценности во всей их полноте. И драться, доказывая, что мы лучше. Как нас назовут оппоненты? Уже называют. В Америке — «нацисты, гомофобы, расисты» (даже если они объединяют людей всех рас), в России — «скрепоносцы» и «православный талибан». Но кто сказал, что будет легко?

Уже страшно? «Кокошники, „Домострой“, детки строевым шагом»? Ну, может быть, на веселых парадах традиционных семей. Но главное, ага, требование преференций, льгот, привилегий. Ничего особого придумывать не нужно: семейное законодательство, в том числе в части поддержки многодетных, а уже и двухдетных семей, 100 лет разрабатывалось. Материальная, социальная, медицинская поддержка, более ранний выход на пенсию. Держите меня семеро, можно даже включить коэффициент, исходящий из количества внуков! А что? Вполне формальный («считаемый»), т. е. не коррупциогенный показатель. Денег нет? Держимся. Но неандертальцы подкрадываются.

В вотчине толерантности Нью-Йорке могут оплевать на улице за красную бейсболку со слоганом «Сделаем Америку снова великой». В России тех, кто умоляет не делать аборты, пока оплевывают только в интернете. Шансы на успех неплохие. Добьемся успеха — станем светочем человечества.

Альберт Акопян (Урумов)

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

258

Похожие новости
21 марта 2019, 10:30
21 марта 2019, 18:30
21 марта 2019, 12:30
21 марта 2019, 14:30
21 марта 2019, 16:30
21 марта 2019, 10:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
15 марта 2019, 04:00
17 марта 2019, 06:00
20 марта 2019, 02:00
16 марта 2019, 10:30
18 марта 2019, 16:00
16 марта 2019, 02:30
15 марта 2019, 20:30

Интересное на сайте
27 июля 2012, 16:20
09 ноября 2012, 10:50
12 декабря 2012, 10:41
14 декабря 2010, 12:21
02 ноября 2011, 15:09
05 марта 2012, 12:57
17 мая 2013, 16:30