Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Россия не может позволить себе дальнейшее бездействие на Балканах»

Этим летом Сербия снова оказалась в фокусе интересов США. Во второй половине июля на балканский полуостров высадился настоящий десант официальных представителей американского политического и военного руководства. Так, например, 2 августа в один день президент Александр Вучич в Белграде принимал делегацию вооруженных сил США во главе с бывшим командующим сил НАТО в Европе Филиппом Бридлавом, а премьер-министр Ана Брнабич встречалась в черногорской столице Подгорице с вице-президентом США Майком Пенсом на полях саммита Адриатической хартии. Переговорами в Белграде и в Подгорице обе стороны остались довольны.

Примечательно, что во время саммита в Подгорице Майк Пенс не упустил возможность в очередной раз обвинить Россию в том, что она попыталась «разделить регион» Балкан, «подорвать интеграционные процессы» и «провести новые границы с помощью силы». Кроме того, вице-президент США еще раз вспомнил «русский след» в организации «государственного переворота» в Черногории в день выборов осенью 2016 года. В последнее время американские официальные лица озвучивают эти моменты столь часто, что волей-неволей вспоминается выражение Йозефа Геббельса о том, что «ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой». О том, почему США так беспокоит «русское влияние» на Балканах, особенно когда речь идет о Сербии, EADaily рассказал эксперт-балканист, сотрудник Института славяноведения РАН Георгий Энгельгардт.

«Я бы смотрел чуть шире — отметил эксперт. — Мы знаем, что буквально пару недель назад Конгресс США принял закон о дополнительных санкциях против России. Причем в этом законе, помимо санкций, сформулирована чёткая политика противодействия влиянию России, которая в документе названа враждебным государством. Противодействие российскому влиянию там предусмотрено по довольно широкому спектру позиций».

Как напомнил Энгельгардт, на днях этот закон был подписан президентом Трампом, несмотря на его слова о том, что он не хотел этого. «Мы видим, что американский Конгресс был настроен практически единодушно в пользу жесткой антироссийской линии. И президент США практически не пытался помешать этому единодушному определению», — сказал эксперт. По его мнению, то, что мы услышали на евроатлантическом форуме в Черногории в выступлениях вице-президента Пенса, является отражением нынешнего американского настроя на максимальное противодействие России.

«Здесь для американцев уже не важно, насколько реально влияние российской политики в регионе. Для них важно показать своей политической элите, что они активно проводят соответствующую линию. Раз поставлены такие приоритеты, то они за эти приоритеты активно и умело борются, прилагая все свои силы», — отметил Энгельгардт.

На вопрос, стоит ли России усилить балканский вектор своей политики, эксперт ответил, что, по его мнению, «когда ведущая сверхдержава современного мира ясно и адресно заявляет о своей враждебности по отношению к какой-то стране, тогда, разумеется, этой стране очень разумно обратить внимание на этот факт и подумать о том, что сделать в такой ситуации. Потому что ситуация очень серьезная, и понятно, что она очень надолго. Надо подумать, что и как надо делать, чтобы в такой ситуации уцелеть».

Подобные моменты в жизни государства, по мнению эксперта, можно охарактеризовать как «судьбоносный вызов». «Если говорить конкретно о Балканах, то, на мой взгляд, у России тоже есть все основания подумать, потому что-то, как она действовала во всей этой черногорской истории в последние два-три года, должно войти в учебники в качестве примера того, как делать нельзя», — полагает Энгельгардт. При этом эксперт подчеркнул, что он не имеет в виду «фантасмагорическую историю с этим „переворотом“». По его оценке, имея значительные рычаги воздействия на политическую ситуацию в Черногории, Россия бездействовала эти два-три года и фактически никак не мешала Мило Джукановичу и его американским партнерам «затаскивать страну в НАТО». По оценке Энгельгардта, в Черногории «Россия располагала очень широким набором абсолютно легитимных способов воздействия на обстановку, как, например, разного рода меры экономического характера, но ничего не было сделано».

Эксперт обратил внимание на то, как усиливается давление на Белград. «Сейчас мы видим, что ситуация с Сербией в какой-то степени сопоставима с обстановкой в Черногории в 2013 году. С одной только разницей, что сейчас все события происходят быстрее, региону придается больше значения, соответственно, и какие-то шаги по вытеснению российского влияния из Сербии будут предприниматься быстрее, последовательнее, взаимосвязаннее и энергичнее. Какие-то меры противодействия тоже должны предприниматься как можно скорее», — считает эксперт-балканист.

Касаясь недавнего призыва президента Сербии Александра Вучича начать «внутренний диалог о Косово», Георгий Энгельгардт заявил: «На мой взгляд, трудно воспринять этот призыв как-то иначе, чем как начало короткой интенсивной пропагандистской кампании перед очередной крупной уступкой по косовскому вопросу. Очевидно, что это что-то связанное с признанием статуса. Возможно, не официальное признание независимости Косово, но где-то миллиметр до этого».

Эксперт отметил, что «это все делается в августе, в такой мертвый сезон в Белграде, когда можно попробовать провести такую интенсивную пропагандистскую кампанию, и уже на ее основании правительство Александра Вучича сможет поставить вопрос о очередном, как будет сказано, «болезненном, но необходимом шаге».

При этом, по мнению Энгельгардта, инициатива министра иностранных дел Ивицы Дачича о разграничении Косово на сербскую и албанскую части, которую он озвучил почти сразу после того, как президент Вучич опубликовал свой призыв в белградской газете Blic, никак не повлияет на общее русло сербской политики по вопросу Косово.

«Что касается предложений Дачича, то мне кажется, что это не первый такой призыв к разделу Косово с его стороны, если брать последние пять-шесть лет. И ни разу ничего реального из этих призывов не выходило», — сказал эксперт. Как пояснил он, переговорная позиция Белграда на переговорах с Приштиной под эгидой ЕС такова, что у Сербии нет никаких реальных рычагов, чтобы добиться территориального раздела Косово в какой-либо форме. «Не важно конкретное проведение линии разграничения — только север, или, может быть, часть севера, или какие-то анклавы вокруг крупнейших монастырей. Все это не подтверждается логикой последних переговоров, когда мы видим, что Белград все формы своего политического, юридического, силового, образовательного и какого угодно присутствия на территории последовательно уступает и теряет. Так что по какой причине Приштина должна сделать Белграду такой царский подарок в виде хотя бы квадратного километра территории, мне, честно говоря, не понятно», — заявил Энгельгардт.

Как указал эксперт, мы видим, что Белград до сих пор полностью привержен идее инфраструктурного развития и Албании, и Косово. «Я имею в виду автостраду Дурес-Приштина-Ниш, которая всячески продвигается. Для Белграда рычагом давления была бы, например, увязка этого инфраструктурного проекта с переговорами о статусе. Но мы видим, что это идет абсолютно параллельными направлениями, и, по-моему, также очевидно, что инициатива открытия внутреннего диалога по косовскому урегулированию исходит не от Белграда, а от его партнеров в Брюсселе и Вашингтоне», — считает Энгельгардт.

Очевидно, что Сербия все это делает ради вступления в Евросоюз, заявил политолог. Но, как подчеркивает он, «вопрос вступления Сербии в ЕС пока лежит на очень далеком горизонте, потому что ЕС сам еще внутренне не готов к дальнейшему расширению». О европейской перспективе говорят брюссельские чиновники, отвечающие за отношения со странами региона, напомнил эксперт. Но национальные правительства государств ЕС вынуждены в большей степени учитывать настроение общественного мнения в своих странах, продолжил он. «А там, конечно, большого стремления принять в Евросоюз еще несколько таких бедных и проблемных стран Южной Европы, как Босния, Сербия, Македония, Албания, самопровозглашенное Косово — нет. И, соответственно, сроки евроинтеграции для этих стран очень размыты», -сказал Энгельгардт.

По мнению эксперта, здесь речь идет скорее о том, чтобы в процессе евроинтеграции выдавить из региона Россию и окончательно закрепить военно-политическое доминирование Запада. «А в крайнем случае всегда можно будет этим балканским странам предложить какой-то вариант новой Югославии — какого-то регионального объединения под эгидой ЕС, при ЕС, но вне ЕС. Чтобы они так решали свои проблемы, не вешая их на бюджет ЕС. Но насколько это будет интересно населению этих стран, в первую очередь, Сербии — другой вопрос», — подытожил сотрудник Института славяноведения РАН.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

490

Похожие новости
20 октября 2017, 00:30
19 октября 2017, 17:15
19 октября 2017, 18:30
19 октября 2017, 15:15
19 октября 2017, 11:15
19 октября 2017, 10:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
14 октября 2017, 18:00
18 октября 2017, 22:00
15 октября 2017, 16:00
13 октября 2017, 06:00
17 октября 2017, 20:00
14 октября 2017, 10:30
14 октября 2017, 22:02

Интересное на сайте
13 апреля 2013, 10:41
21 марта 2013, 11:02
09 ноября 2012, 10:50
21 февраля 2012, 10:22
03 ноября 2011, 13:06
22 февраля 2013, 16:53
31 января 2013, 11:27