Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Россия должна правильно использовать скорый крах Украины

Каемся, заголовок украден у известного украинского журналиста-русофоба. Мы всего лишь поменяли местами названия государств. Буквально на следующий день после той статьи было опубликовано письмо трех экс-послов США в Киеве с надеждами на то, что пандемия и падение цен на нефть вынудят Россию вести себя хорошо, а за это с неё будет снята часть санкций. В целом ничего нового, но мы благодарны всем четверым за возможность без оглядки на приличия порассуждать на предложенную тему.

Нигде и никогда «хорошее поведение» не привело к отмене или ослаблению санкций, угроз, запретов. Напротив, слабина приводит к нарастанию давления, которое может лишь слегка изменить упаковку. Правило настолько универсально для всех сфер жизни, что на нем не стоит подробно останавливаться. Мы не касаемся вопроса справедливости или несправедливости требований, предъявляемых жертве. Речь о том, что «оно так работает». И никак иначе. Впрочем, экс-дипломаты даже не стали дожидаться первых уступок со стороны России, а сразу переписали Минские соглашения. Торопыжки.

В арсенале международной политики есть только два инструмента: вооруженное насилие (агрессия, прокси-война, организация государственного переворота и т. п.) и насилие невооруженное, включая акты экономической агрессии («санкции»), которые призваны убедить жертву в том, что плохое поведение приведет к разрушению страны, сравнимому с последствиями войны. Часто выделяют третий, «приличный», инструмент — «мягкую силу», но это от лукавого: как самостоятельный инструмент он малоэффективен. Его основная задача — подготовка условий для применения двух главных инструментов через международные организации и фонды, как действующие прямо, так и финансирующие местные НКО. Если же страна отказывается принимать помощь Сороса, USAID и прочих «независимых» институтов для развития своих СМИ, образования, подготовки управленческих кадров и т. п., то… что поделаешь? санкции (за ущемление свобод, неотъемлемых прав и т. д.) вступают в действие без прелюдий мягкой силы.

Эти законы международной политики действительны даже в отношении союзников (Турция, Венгрия), что уж говорить о России? «Хорошей» Россия станет только тогда, когда превратится в нечто, подобное Украине и Грузии. Пожалуй, даже придется их обогнать, ну, не ждать же, как они 20 лет, когда сбудутся обещания светлого завтра. Или 30. Или 50. Те двое всё ещё недостаточно хороши, чтобы получить что-то значимое.

И есть только один способ стать «хорошим» как-то иначе. Когда партнеры не только вмиг забывают о своих претензиях, угрозах и санкциях, но даже предлагают «дружбу». Не за то, что ты сделал что-то «хорошее», а за то, что ты не сделаешь чего-то «плохого». Им.

«Мир никогда уже не будет прежним». Красивая фраза. Жаль, немного поистрепалась в последние 200 лет. Но как-то всё не получается с «эрой милосердия». Однако надежда умирает последней и сегодня политологи с каким-то пугающим энтузиазмом поют оды коронавирусу, который «очистит мир и сделает его другим». Вернее пели вчера. Сегодня, понаблюдав за поджогами вышек 5G («распространяют коронавирус») и за воровством масок, купленных одним государством «цивилизованного мира» и прямо в аэропорту перекупленных другим из того же мира, они оптимизма поубавили. Та же фраза заиграла новыми красками. Мир действительно не будет вчерашним. Он станет позавчерашним.

Партнеры делают всё возможное, чтобы ни у кого не возникло сомнений: всё будет как в старые добрые времена. Со свистом вертится санкционная дубинка: против компаний, готовых возобновить строительство «Северного потока — 2», против Сирии за фейковую химическую атаку 2017 года, против тех стран, включая «союзные», которые не вывезут своих граждан из США и т. п.

Многонациональные батальонные тактические группы НАТО проводят учения на полигонах стран Прибалтики, несмотря на пандемию, которая только в Литве еще к началу апреля скосила десятки натовцев. Прошла даже ротация, когда из пораженной эпидемией Британии в Эстонию прибыли 700 военнослужащих Королевского полка фузилеров. А в очередную годовщину создания НАТО пресс-служба блока заверила, что продолжит наращивать сотрудничество с Украиной и Грузией. Честно сказать, немного жаль, что были отменены «материнские» учения Defender Europe — 2020. И непременно с этими двумя.

Никаких насмешек или праведного гнева в адрес НАТО. Генсек альянса Йенс Столтенберг или глава Минобороны Эстонии Мартин Херем… абсолютно правы, когда заявляют, что НАТО должна сражаться на два фронта: «бороться с пандемией и сдерживать Россию». Их логика безупречна. Есть всякие околонаучные байки, например, анекдот 19 века про лягушку, которая спокойно ждет, пока ее сварят. Другой миф — про благородство хищников, которые не жрут травоядных во время бегства на пожаре. Когда хвост подпаливает, может и не жрут, но едва переплыв речку, режут и жрут в два горла: стресс. Странно только то, что дипломаты позиционируют себя волками, а генералы — оленями. Или не странно. Всегда так было.

Лучшие умы человечества прогнозируют, что пандемия и экономический кризис откроют возможности для «коррекции миропорядка» (а то и прямо: «передела мира») и, разумеется, эти возможности будут использованы. Можно кое-что добавить: решающей станет фаза выхода из кризиса. Когда «волки» смогут более или менее точно оценить ущерб и ресурсы — свои, конкурирующих «волков» и мечущихся «оленей».

Россия просто обязана действовать по общим правилам, иначе она обречена. Таким образом, Столтенберг и его прибалтийские коллеги правы. Лишь бы в окно раньше времени не вышли, поскольку Прибалтика не только не первостепенная, но и не третьестепенная цель России. Можно сказать, не цель вовсе, если иметь в виду оккупацию, возрождение империи или «союза нерушимого». Идеальное решение проблемы этого «авианосца НАТО, пришвартованного к Санкт-Петербургу» — финляндизация Прибалтики или, раз уж так получилось, что они успели запрыгнуть в корабль НАТО, гарантированный отказ от размещения на ее территории инфраструктуры и подразделений блока. Но такие вопросы решаются не вторжениями или угрозами.

Вторжение чревато серьезным ущербом (даже без широкомасштабного конфликта), а угрозы должны быть исполнимыми, иначе, как бы смешно это ни звучало, они отдают инициативу стороне, подвергающейся угрозам. Иранцы безнаказанно обстреливают базы США в Ираке, а хуситы со дня на день могут взять центр уже саудовской провинции Наджран, но США приходится делать индифферентную мину: доигрались со своими санкциями и акциями устрашения, а к большой войне и неминуемому краху саудовского союзника не готовы. Это не наш стиль. Проблема Прибалтики будет решена в пакете с другими вопросами, важными для сторон.

Одно из главных требований решения стратегических задач — найти и уничтожить слабое звено противника. Слабое звено противника — Украина. Еще раз: государство Украина — враг. С первого своего вздоха в декабре 1991 года и уже официально с марта 2003 года, когда Совет национальной безопасности Украины принял новую доктрину безопасности с курсом на НАТО. Разорвав и пресловутый Будапештский меморандум, и Договор о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве 1997 года. В сентябре того же года на Тузле Киев был предупрежден о недопустимости создания угроз России, но предупреждению не внял.

А главное, латыши или эстонцы никогда не были и не станут русскими. А украинцы были. И есть. Ни малейших сомнений. Спросите украинцев из Львова или Винницы, как они относятся к возможному воссоединению Украины с Россией. Девять из 10 ответят, что положительно. А многие добавят, что само понятие «Украина» искусственное, а так-то они — русские, ну, русины. Ах, да! Это если спросить граждан Украины, работающих в России. Но прежде чем хохотнуть, представьте, что те же условия для ответов будут созданы там, во Львове и в Виннице. Вот и кончилась Украина.

И «создание условий» это не запугивание с нашей стороны! 15 апреля были опубликованы результаты опроса жителей областных центров Украины и Киева (он также центр области) по вопросу: «Как бы вы проголосовали, если бы сегодня был проведен референдум по вопросу вступления в НАТО?». Заказчик — госдеповский (через фонд USAID) International Republican Institute, IRI, т. е. симпатии исполнителя к противникам НАТО исключены. И даже через 30 лет (последние шесть — тотально) оболванивания украинцев счастье под натовским зонтиком выбрало большинство только в 14 областных центрах из 24. Против вступления в блок проголосовало бы большинство в центрах оккупированных ВСУ частей ДНР и ЛНР — Мариуполе и Северодонецке, а также в Одессе и Харькове.

Но обращает на себя внимание то, что за пределами западных областей слишком многие по социологическим меркам выбрали более безопасные ответы: «не приму участия в голосовании» и «не имею ответа». Так, в Николаеве «за» НАТО высказалось даже меньше опрошенных, чем в Харькове (31% и 32%). Но «против» НАТО в Николаеве проголосовали бы 46%, тогда как в Харькове 53%! Разгадка здесь: в Харькове «не пойдут голосовать» 3%, а в Николаеве 10%. Схожая картина в Херсоне, где безопасное «не пойду» выбрали 13% респондентов. О том, в каких городах Украины СБУ лютует, а в каких вынуждено «либеральничать», хорошо известно, но социологи группы «Рейтинг» так далеко в своих исследованиях не заходят. И все же даже во Львове 8% сказали НАТО «нет» и 12% уклонились от ответа. Всего же, правда, по данным январского опроса фонда Демократические инициативы имени Илька Кучерива и Центра Разумкова, сторонников НАТО на Украине 51%. Да, да, да, в анкете не было вопроса о внеблоковом статусе, который оттянул бы часть голосов противников НАТО. Но и сторонников тоже, которые решили: раз нет гарантии внеблоковости, тогда уж лучше НАТО, чем нынешнее плескание в проруби.

В самом опросе другая хитрость. Отношение к НАТО это, скорее, вопрос из группы так называемых «контрольных», которые позволяют косвенным путем выяснить политические взгляды респондента. Так, если украинцам предлагается оценить нескольких зарубежных политиков по их деятельности «для своей страны», т. е. независимо от ее отношений с Украиной, то мало кто осмелится дать высокую оценку российскому лидеру. Зато позитивное отношение к Александру Лукашенко вдруг зашкаливает. После чего социологи в студиях ухмыляются: «Говорим: „Батька“, подразумеваем „Путин“». Ну и довольно. Важно, что сохраняется база для переворота… идентичности украинцев.

В 2005 году Владимир Путин назвал распад СССР «крупнейшей геополитической катастрофой века». Фраза очень понравилась отечественным и зарубежным русофобам, как доказательство стремления Путина «возродить СССР». Несмотря на то, что из контекста ясно следовало, что имеются в виду потрясения, которые распад СССР вызвал на просторах бывшей страны и в мире. Фраза понравилась настолько, что критики до сих пор не разглядели гораздо более «вкусную» тему.

Путин обозначал ее не раз. Так, на заседании президентского Совета по науке и образованию в 2016 году он фактически обвинил Владимира Ленина в том, что его идея нарезать Россию на союзные республики привела к развалу страны:

«Там много было мыслей таких: автономизация (выделение только автономных республик без права выхода из состава РСФСР — предложение Иосифа Сталина. — EADaily) и так далее. Заложили атомную бомбу под здание, которое называется Россией, она и рванула потом».

А в феврале этого года Путин сказал куда более откровенно:

«Любое объединение России и Украины, их возможностей и конкурентных преимуществ — это создание конкурента, глобального конкурента в Европе и мире. Никто этого не хочет. Поэтому будут делать всё, чтобы нас растаскивать».

Намекал еще в «нулевых», что мощный Таможенный союз («таёжный» — в лексиконе соросят) и оформившийся на его основе ЕАЭС может стать равноправным партнером Евросоюза, тогда как «перебежчиков» эээ… выжмут и выкинут.

И вообще, неужели и после разработки поправок в Конституцию кто-то еще не понял, что цель Путина — создание русского национального государства? Без паники: понятие «национальное государство» — всего лишь противоположность понятию «империя». «Русское» — значит «без наций внутри наций», а как «во всем цивилизованном мире», на который любят ссылаться русофобы (когда им это выгодно). В государстве Россия есть одна нация — русские. В остальном, пожалуйста, хоть 100, хоть 200 народов-этносов с поддержанием, развитием, изучением их языка, истории, культуры и т. п. И всё это при серьёзнейшей поддержке государства.

Но без замашек на государственность. Да еще и на «нацию», как по территориальному, так и по этническому принципу одновременно! Когда, например, Казань требует, чтобы все школьники региона (в т.ч. русские, удмурты, марийцы и т. д.) учили татарский язык как «государственный», и одновременно, чтобы другие регионы с компактным проживанием татар обеспечивали функционирование татарских школ. Во Франции подобные проблемы решаются просто. Есть регион Бретань и есть регион Земли Луары, в котором оказалась средневековая столица Бретани — Нант. И неважно, что свыше 80% жителей Нанта хотят воссоединения с Бретанью. «Экономически нецелесообразно» и точка. А с последней административной реформой не стало регионов Эльзас и Лотарингия (в последний уже давно объединили немецкую и французские части). Теперь есть какой-то невзрачный Большой Восток, в который также впихнули Арденны и Шампань. Что-то вроде хрущевского Средневолжского совнархоза с центром в Куйбышеве (Самаре). Ладно, ладно, нам Париж не указ. А Шампань жалко.

Это вот к чему. Мы уверены, ясное понимание украинцами того, что конечная цель идеи Русского мира — воссоединение русских земель в единое Русское государство от Карпат до Тихого океана — усилит поддержку России.

Объясняем. Если бы большевики в своем энтузиазме с пилотным проектом мирового СССР создали/сохранили Дальневосточную Сибирскую, Уральскую, Псковско-Новгородскую и т. п. республики, их отношения с Россией сегодня были бы не лучше, чем российско-украинские. Потому что местные элиты, однажды получив власть, никогда ее не отдадут. А лучшее средство ее сохранения — дремучий национализм. И сегодня там, в Сибири и Новгороде, были бы «свои языки», «своя культура», «своя история», в которой Россия, естественно, была бы «вечным врагом». (Не, ну правда же? Новгородцев Иван Грозный топил? Топил. И вообще, они Европой были, с Ганзой дружили. А еще на юге Псковщины старики говорят сiно, лiс. А в Пермском крае я только минут через пять понял, что старушки говорят не на удмуртском, а на русском. Так что, того… не очень-то…)

Люди практичны, а украинцы особенно. Пока они будут видеть, что Россия пляшет на граблях с какими-то «добрососедскими отношениями», «экономическим сотрудничеством» и т. п., они будут ясно понимать простую вещь: украинские элиты сохраняются, и даже если эти элиты снова начнут целоваться с Москвой взасос, то только до нового удобного момента. Если же мы прямо скажем, что больше не будет никакой шизофрении с «братскими народами» внутри одного народа, что Россия больше не предаст вас, как в 1918-м и в 1991-м, то есть шанс, что нам поверят.

Останутся ли понятия «Украина» и «украинцы»? Как региональные, почему бы и нет? Отменять, например, «Сибирь» и «сибиряков» никто не собирается. Хотя именно «украинцы» слово позорное, полученное от тех, кто русинов порол и вешал. (См. «Воссоединения Украины с Россией не было, или „Зеленский, учи албанский“». Там с первоисточниками.) Язык? Да не вопрос! Государственный — русский, а так размовляйтесь на здоровье. На кухне, на лавочке. Никто сейчас в Европе не считает, что родной для украинцев русский язык притесняется, значит, тем более не будет возмущения по поводу говора, получившего статус языка. Никто не будет мстить и за надругательство над русскими фамилиями: «Иванiв», «Петрiв». Не будет никаких «Голобородьковых». Исторически на Русском Севере были распространены фамилии на -их, -ых, на Верхней Волге на -ин, -ын, в центре на -ев, -ов. Ну а еще южнее пусть будет -о. Все и так давно перемешались. И хоть спите в вышиванках! Один вопрос не дает покоя: почему украинская вышитая рубаха больше похожа не на русскую и белорусскую, а на мордовскую?

Только не надо никого «люстрировать». Преступники сами знают, в каком направлении им выдвигаться. Подавляющее большинство военнослужащих ВСУ — это бесценный ресурс будущего могущества России. То же осмелимся сказать о большинстве других силовиков. И никаких «чисток» в СМИ! Пусть правду о том, что произошло на Украине в последние 30 лет, расскажут те же люди, со знакомыми телезрителям фейсами: больше доверия. А Виталия Портникова, автора «Украина должна правильно использовать скорый крах РФ» еще и охраной обеспечить. Даже не знаю, кто из наших парниковых мэтров ТВ с ним справится в честном поединке, но что-нибудь придумаем. Хоть по методу императора Коммода (Хоакин Феникс) против Максимуса (Рассел Кроу) в фильме «Гладиатор». Там видно будет.

Получит Украина транш МВФ или не получит, разница не большая. Он будет проеден, как и предыдущие. Кстати, никакого закона о рынке земли МВФ от Киева не «требовал». Страна соискатель займа сама (!) предлагает программу будущего пополнения бюджета, которое позволит рассчитаться по займу. И нет большой нужды рассуждать о том, какую форму примет кризис власти в Киеве. Достаточно понимания Кремлем того, что мир, как мы убедились в последние месяцы, слишком взаимосвязан. Не только экономически, но даже ничтожными вирусами. Это значит, что ситуации, когда в одном королевстве процветание, а в другом разруха и мор, весьма редкие в средневековье, сегодня невозможны абсолютно. Всем в одно и то же время более или менее хорошо или опять же всем более или менее плохо. А это в свою очередь значит, что «окна возможности» всегда открываются, как назло, «в самый неподходящий момент». А использовать окно возможностей в отношении Украины придется. Иначе его используют другие.

Кремль не готов воевать на стороне всего лишь половины Украины против целой половины Украины? Упаси, господи! Какая война?! Просто то, что начнется на Украине, начнется в Киеве. И этому начавшемуся при определенном уровне подготовки можно придать необходимую форму и образ. Что вынудит Россию вмешаться. А партнерам с этим вмешательством смириться.

Удар должен быть экономным, но эффективным. Занять исконно великорусскую Северщину (Черниговская и Сумская области), левобережье Киевской области и Киев с западной границей по Ирпеню и Стугне («треугольник» на правом берегу — граница 17−18 веков). Можно ожидать (мы не говорим: «следует сделать так…»), что те, кто не лоялен и не желает быть лояльным России, покинет Киев. А Киев и Северщина проголосуют за воссоединение с Россией. Остальная «Украина» сама посыплется, и народные республики Донбасса ей в этом помогут. А они злые, жуть. Поток в сотни тысяч, если не миллионы людей, канализированный строго на запад. Шаг вправо, к Киеву, шаг влево, к Одессе — не приветствуются.

Просто мурашки по коже. Ведь это же всё равно, что поджечь чумной барак. Но мы что? Мы только вежливо поддержали разговор, предложенный Портниковым и экс-послами.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

1305

Похожие новости
26 ноября 2020, 15:15
26 ноября 2020, 13:15
26 ноября 2020, 13:15
27 ноября 2020, 11:15
27 ноября 2020, 03:15
27 ноября 2020, 11:15

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
21 ноября 2020, 19:15
25 ноября 2020, 18:45
22 ноября 2020, 18:45
23 ноября 2020, 15:15
22 ноября 2020, 17:15
24 ноября 2020, 14:45
21 ноября 2020, 20:45

Интересное на сайте
23 июля 2013, 12:40
13 апреля 2013, 10:41
15 марта 2012, 15:34
14 ноября 2012, 15:10
10 августа 2012, 16:11
14 декабря 2013, 14:21
12 июня 2011, 12:19