Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

РФ – гарант международной безопасности

 

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова газете «Труд», 13 сентября 2019 года

Автор – Сергей Лавров

Вопрос: Вы неоднократно отмечали, что особенностью современной международной политики стало откровенное попрание некоторыми государствами международного права. Такое бывало и раньше, но теперь наметилась тенденция диктовать «свои правила», сопровождая их угрозами санкций и другими рычагами давления. На Ваш взгляд, какой самый эффективный способ противодействия этому?

С.В.Лавров: Вы совершенно справедливо обозначили опасное, на наш взгляд, явление последнего времени – попытки ряда стран в обход международного права, основным источником которого остается Устав ООН, создать удобную для себя псевдоправовую реальность и навязать ее остальному мировому сообществу. При этом в ход пускаются весьма сомнительные доводы: имеющиеся нормы, дескать, не работают, СБ ООН парализован, мировое сообщество бездействует перед лицом серьезных преступлений и т.д. Этим обосновываются попытки произвольно адаптировать действующее международное право «под себя».

В результате подобных действий ситуация в мире становится все менее предсказуемой и упорядоченной. В числе наиболее негативных примеров такой линии – рост напряженности и эскалация насилия на Ближнем Востоке и Севере Африке, беспрецедентный всплеск террористической активности.

Приверженность универсально признанным международно-правовым принципам – один из столпов внешней политики России. И здесь мы не одиноки. Аналогичной философии придерживается абсолютное большинство государств. Будем договариваться с ними в интересах упрочения международной законности. На различных многосторонних площадках продолжим последовательно выступать за поиск коллективных решений, в целом за безальтернативность выстраивания межгосударственного общения с опорой на Устав ООН и вытекающие из него общепризнанные нормы международного права. Добросовестное следование им должно исключать практику двойных стандартов и навязывание собственной воли другим.

Думаю, что в конечном итоге западные коллеги придут к пониманию того, что неукоснительное соблюдение международного права существенно укрепит глобальную и региональную безопасность и стабильность.

Вопрос: Запад не оставляет намерения включить все страны Балканского полуострова в НАТО, в том числе и Сербию. Как Вы оцениваете позиции России в регионе, уровень отношений с Сербией, которая практически остается последним плацдармом на Балканах для дружественного сотрудничества с Россией?

США демонстрируют свои намерения окончательно демонтировать договорно-правовую базу контроля над ядерными вооружениями, что угрожает мировой стабильности и безопасности. Сначала – выход из Договора о противоракетной обороне, затем – из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Где России искать союзников в противодействии такой агрессивной и целенаправленной политике США? В чем ее собственный дипломатический потенциал?

С.В.Лавров: Отношения России с Сербией выстраиваются в соответствии с буквой и духом двусторонней Декларации о стратегическом партнерстве от 2013 года. Это не просто красивые слова, а бесспорный факт. Взаимовыгодное сотрудничество характеризуется положительной динамикой: растет товарооборот, увеличиваются капиталовложения, крепнут духовные связи, расширяются культурные и образовательные обмены. Интенсивные контакты поддерживаются на уровне руководителей государств, парламентов, министерств, включая дипломатические ведомства.

Россия никогда не дружит с кем-либо против кого-либо. Открыты для поступательного развития отношений со всеми, кто к этому стремится. Сербия – наш ведущий партнер на Балканах. Вместе с тем мы поддерживаем конструктивные, насыщенные связи и с другими странами в этой части Европы.

Что касается попыток вовлечь все балканские государства в НАТО, то негативное отношение Москвы к этим деструктивным усилиям хорошо известно. В этой связи приветствуем ответственный, суверенный курс Сербии на сохранение военного нейтралитета. К сожалению, далеко не все ее соседи способны противостоять внешнему нажиму и вопреки воле большинства граждан втягиваются в орбиту Североатлантического альянса с его мнимыми гарантиями безопасности.

Теперь по второй части вопроса. Преследуя цель обеспечить себе полную свободу рук в военной сфере, Вашингтон взял осознанный курс на планомерное разрушение всей архитектуры стратегической стабильности. Выход США из Договора о РСМД – яркий тому пример. Из-за создаваемой Америкой неопределенности поставлено под вопрос будущее Договора о СНВ, срок действия которого истекает уже в феврале 2021 года. Эта разрушительная линия чревата дальнейшей разбалансировкой системы международных отношений, усилением конфликтного потенциала, раскручиванием новой гонки ракетно-ядерных вооружений.

В этих условиях мы, разумеется, сделаем все необходимое для обеспечения своей национальной безопасности. Сомнений на этот счет быть не должно. Вашингтон уже пытался сломать стратегический паритет, получить абсолютное военное превосходство – с помощью глобальной ПРО. Не вышло. Получили адекватный, действенный и эффективный ответ в виде мер по укреплению российского оборонного потенциала, о которых Президент В.В.Путин сообщил в послании Федеральному Собранию 1 марта прошлого года.

Подчеркну: попытки подчинить Россию, повлиять на принимаемые нами решения абсолютно бесперспективны. Уверенность нам придает и то, что наши взгляды на выстраивание межгосударственного общения – на основе Устава ООН, принципов взаимного уважения и учета интересов друг друга – разделяются подавляющим большинством членов мирового сообщества, которые устали от угроз и шантажа. Которые, как и мы, заинтересованы в оздоровлении ситуации, наращивании широкого и равноправного международного сотрудничества. Продолжим по максимуму использовать потенциал членства в СБ ООН и «Группе двадцати». Укреплять сотрудничество с союзниками и партнерами по ОДКБ, ЕАЭС, СНГ, БРИКС, ШОС, РИК, другими государствами Азии, Африки, Латинской Америки.

Призываем американских коллег не забывать о совместной особой роли наших стран в поддержании глобальной безопасности. Рассчитываем, что в США пересмотрят свой контрпродуктивный подход, проявят ответственность. По-прежнему остаемся открытыми к конструктивному диалогу с Вашингтоном по всем вопросам контроля над вооружениями.

Вопрос: Сирия постепенно и трудно переходит к мирной жизни, выходит из политического кризиса. Представители сирийской оппозиции часто приезжают на переговоры в МИД России, проводят пресс-конференции. Чего они добиваются от российской стороны, если выступают против правительства Б.Асада? Какова позиция России по будущему Сирии?

С.В.Лавров: Война в Сирии действительно закончилась. Страна постепенно возвращается к нормальной, мирной жизни. Отдельные очаги напряженности сохраняются только на территориях, неподконтрольных правительству САР, как например, Идлиб и восточный берег реки Евфрат.

В этих условиях на первый план выходят задачи оказания комплексного гуманитарного содействия Сирии и продвижения политического процесса по урегулированию кризиса для достижения надежной и долгосрочной стабилизации в этой стране, а также в ближневосточном регионе в целом.

С самого начала вооруженного конфликта в САР Россия последовательно выступала за его преодоление политико-дипломатическими средствами, поддержала резолюцию 2254 СБ ООН, содержащую «дорожную карту» урегулирования. Кроме того, по инициативе России и двух других стран-гарантов Астанинского формата – Ирана и Турции – в январе 2018 года в Сочи состоялся Конгресс сирийского национального диалога, участники которого приняли решение о создании Конституционного комитета.

Считаем, что формирование и запуск комитета, призванного разработать конституционную реформу, станет важным этапом в продвижении политического процесса, ведомого и осуществляемого самими сирийцами при содействии ООН. По сути, его созыв даст возможность сирийским сторонам – правительству и оппозиции – впервые начать прямой диалог о будущем своей страны.

В этой связи в Москве придают большое значение поддержанию регулярных контактов с сирийскими сторонами, в том числе с оппозицией. Отмечаем безальтернативность политического процесса и призываем к обеспечению максимально широкой представленности в нем всех групп сирийского общества. Исходим из того, что оппозиция играет важную роль: участвует в межсирийских контактах в Женеве, Международных встречах по Сирии в Астанинском формате (ее военное крыло). Ее представители также должны войти в состав формируемого Конституционного комитета. Поэтому полагаем, что оппозиционеры могут и должны внести свой конструктивный вклад в процесс комплексного политического урегулирования – в соответствии с резолюцией 2254 СБ ООН.

В целом же Россия выступает за восстановление суверенной, территориально целостной Сирии, скорейшее преодоление последствий разгула терроризма, возвращение всех сирийцев на родину, а самой страны – в «арабскую семью», что станет залогом обеспечения безопасности и стабильности на Ближнем Востоке.

Вопрос: Как Вы оцениваете взаимодействие Российской Федерации и Китайской Народной Республики по линии внешнеполитических ведомств, в том числе на международных площадках? Третьи силы не оставляют попыток внести разлад в двусторонние отношения России и Китая. В каком направлении будет развиваться сотрудничество двух стран?

С.В.Лавров: У нас уже давно установились конструктивные, доверительные, товарищеские отношения с коллегами из МИД Китая, что позволяет быстро и качественно выполнять поставленные перед нашими ведомствами задачи. Мы с китайскими друзьями находимся в самом тесном контакте.

С членом Госсовета, Министром иностранных дел КНР Ван И только в прошлом году встречались шесть раз, а в этом уже провели четыре обстоятельные беседы. Кроме того, на основе ежегодно утверждаемых планов успешно функционирует механизм двусторонних межмидовских консультаций. В год проводится порядка 40-50 встреч с огромным тематическим охватом на уровне заместителей Министров и руководителей профильных департаментов. И это не считая постоянного взаимодействия между российскими и китайскими дипломатами по всему миру, а также регулярных «сверок» между нашими делегациями на различных международных площадках. Ткань двустороннего взаимодействия столь плотная, что третьим силам просто некуда «вбивать клин».

В июне этого года в Москве главы государств России и Китая констатировали переход российско-китайских отношений на новый уровень. Это было зафиксировано в подписанном нашими лидерами Совместном заявлении, в котором стороны определили дальнейшие цели и направления развития двустороннего партнерства: стратегическая поддержка и взаимопомощь, глубокая интеграция и сближение, опора на инновационный подход, всеобщая польза и взаимная выгода. В документе весьма подробно прописаны конкретные задачи, в том числе и на мировой арене, к реализации которых мы с китайскими коллегами уже приступили.

Вопрос: Недавно Россия заявила, что два острова, на которые претендует Япония, не будут переданы этой стране. Какова основа для переговоров по двустороннему мирному договору между нашими странами?

С.В.Лавров: В ноябре прошлого года в ходе встречи в Сингапуре Президент Российской Федерации В.В.Путин и Премьер-министр Японии С.Абэ условились об ускорении переговоров по проблеме мирного договора на основе Совместной декларации СССР и Японии 1956 года. Инициатива лидеров заключалась в том, чтобы попытаться сблизить позиции с опорой на документ, который на настоящий момент представляет собой юридическую базу двусторонних связей.

Совместная декларация 1956 года, как известно, прекратила состояние войны и восстановила дипломатические отношения между двумя странами. В ней зафиксирован четкий алгоритм. Сначала – подписание мирного договора, в котором в том числе должно быть подтверждено признание Японией итогов Второй мировой войны, включая суверенитет России над южными Курильскими островами. И лишь после – поиск путей решения вопроса пограничного размежевания.

В рамках реализации достигнутой в Сингапуре договоренности состоялось три раунда моих переговоров с министром иностранных дел Японии Т.Коно (Москва, 14 января и 10 мая, Мюнхен, 16 февраля), а также серия контактов на уровне наших заместителей, выявивших серьезные расхождения в позициях сторон. О результатах было доложено руководителям двух стран, которые по итогам встречи в Осаке в июне решили продолжить предметный диалог.

Важный момент – с 1956 года прошло много времени. Считаем необходимым заключить сегодня не просто мирный договор, подписываемый после окончания войны, а документ, отражающий нынешний уровень отношений между Россией и Японией и – главное – ориентиры их дальнейшего развития. Речь идет о том, чтобы поставить двустороннее взаимодействие на качественно новую основу в целях комплексного долгосрочного продвижения сотрудничества во всех областях. Это, в свою очередь, позволит создать условия для урегулирования сложных двусторонних проблем.

В этой связи хотел бы отметить определенный прогресс в вопросах налаживания совместной хозяйственной деятельности с Японией на южных Курильских островах, о чем было объявлено лидерами в Осаке. Согласованы бизнес-модели по двум из пяти утвержденных на высшем уровне направлениям: туризму и утилизации отходов. В качестве пилотных проектов уже осуществлены семинар туроператоров и посещение российскими специалистами Хоккайдо для изучения технологий переработки мусора. В сентябре и октябре предполагается реализовать оставшиеся два мероприятия – тестовую турпоездку японцев на Итуруп и Кунашир, а также ответный визит японских экспертов на южные Курилы для консультаций по вопросу обращения с отходами.

Готовы к продолжению совместной кропотливой работы с целью вывода отношений на качественно новый уровень. Неизменно исходим из того, что возможное решение проблемы мирного договора должно быть поддержано и принято народами обеих стран.

Вопрос: Недавняя встреча лидеров России и Белоруссии развеяла сомнения в необходимости и перспективах Союзного договора. По линии внешнеполитических ведомств всегда ли удается находить близкие и схожие позиции? Белоруссия не признала независимость Абхазии и Южной Осетии, у Белоруссии та же, что и была, позиция по российскому Крыму. Это вносит сложности в двустороннее взаимодействие или причин для этого нет?

С.В.Лавров: Очевидно, имеются в виду переговоры Президентов В.В.Путина и А.Г.Лукашенко в рамках VI Форума регионов России и Белоруссии в Санкт-Петербурге 18 июля с.г. Само мероприятие, тональность дискуссий продемонстрировали, насколько близки наши страны и народы. Сомнений в важности укрепления Союзного государства у нас никогда не было – достаточно обратиться к утвержденной Президентом В.В.Путиным в ноябре 2016 года Концепции внешней политики Российской Федерации, где работа в рамках данного интеграционного формата – в числе безусловных приоритетов. Знаем, что аналогичных подходов придерживаются и белорусские друзья.

Тесное взаимодействие внешнеполитических ведомств двух стран – одна из важнейших «несущих конструкций» российско-белорусского стратегического партнерства и союзничества. Раз в два года принимаются Программы согласованных действий в области внешней политики государств-участников Договора о создании Союзного государства. Ежегодно проходят совместные заседания коллегий министерств иностранных дел, консультации по линии профильных подразделений дипломатических служб, где в доверительной, подлинно товарищеской атмосфере вырабатываются общие подходы к международным и региональным проблемам.

Кстати, Минск последовательно голосует в ООН против откровенно провокационных резолюций «Положение в области прав человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополе» и «Положение внутренне перемещенных лиц из Абхазии и Южной Осетии». Таким образом, говорить о каких-либо сложностях в нашем диалоге не приходится.

Вопрос: Сегодня российским дипломатам все чаще приходится отстаивать позицию страны в явном меньшинстве. В чем находит силы российская дипломатия – какой философии придерживается?

С.В.Лавров: Частично я уже ответил на этот вопрос. Прежде всего, мы не в меньшинстве. Государства Запада, отношения с которым сегодня переживают не лучшие времена, это лишь незначительная часть мирового сообщества. Подавляющее большинство стран, представляющих более 80% населения планеты, с пониманием воспринимают наши внешнеполитические шаги. Поддерживают наши подходы к ключевым проблемам современности.

И это неудивительно. Мы предлагаем миру положительную, объединительную, устремленную в будущее повестку дня, опирающуюся на принципы Устава ООН, взаимного уважения и учета интересов. Неконфронтационный характер нашего внешнеполитического курса обусловлен тем, что его ключевая, магистральная задача – обеспечить благоприятные внешние условия для поступательного внутреннего развития нашей страны, повышения благосостояния граждан. Россия – важный гарант международной безопасности – продолжит содействовать укреплению справедливых, демократических начал международной жизни. В этих целях будем и далее координировать шаги с союзниками и единомышленниками.

Рассчитываем, что рано или поздно западные коллеги, прежде всего американские, придут к осознанию необходимости отказа от конфронтационной логики. Это откроет перед нами принципиально новые возможности в борьбе с современными вызовами и угрозами, большинство из которых носят транснациональный характер и требуют объединения усилий всех без исключения государств.

Вопрос: Какой Вы видите российскую дипломатию через 20-30 лет?

С.В.Лавров: Динамичной, высокопрофессиональной, готовой дать адекватные ответы на вызовы времени.

Очевидно, что за два-три десятилетия мир претерпит трансформации, которые затронут все аспекты человеческой деятельности. Уже сегодня международная повестка дня становится все более многомерной. Естественно, российские дипломаты должны постоянно совершенствоваться, приобретать новые знания, осваивать новые направления работы.

Вместе с тем движение вперед не означает отказа от традиций. Во все времена сотрудникам отечественного внешнеполитического ведомства были присущи патриотизм, верность долгу, отличное владение иностранными языками. Уверен, что этими качествами будут в полной мере обладать и те, кто придет нам на смену.

В Министерстве иностранных дел сформирована действительно уникальная система учебных заведений, обеспечивающая полный цикл подготовки, переподготовки, повышения квалификации. Прежде всего, имею в виду МГИМО, Дипломатическую академию, Высшие курсы иностранных языков. Мы продолжаем развивать и укреплять добрую мидовскую практику наставничества, передачи опыта молодым сотрудникам. Будем и далее поощрять талантливую молодежь, выдвигать ее лучших представителей на ответственные участки.

Думаю, что нам удастся обеспечить преемственность поколений на Смоленской площади.

 

 

Интервью С.В.Лаврова МИЦ "Известия", Владивосток, 4 сентября 2019 года

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

290

Похожие новости
08 декабря 2019, 15:30
08 декабря 2019, 17:30
09 декабря 2019, 09:30
09 декабря 2019, 11:30
08 декабря 2019, 15:30
09 декабря 2019, 07:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
02 декабря 2019, 19:30
02 декабря 2019, 19:15
02 декабря 2019, 19:30
04 декабря 2019, 09:30
02 декабря 2019, 23:15
08 декабря 2019, 13:45
03 декабря 2019, 09:30

Интересное на сайте
21 марта 2013, 11:02
17 мая 2013, 16:30
12 декабря 2012, 10:37
12 декабря 2012, 10:41
09 ноября 2012, 10:50
22 августа 2012, 10:54
28 апреля 2011, 16:31