Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Республика Татарстан. Выборы президента и экономическая ситуация

В 2020 году в республике должны состояться выборы президента (или главы, вопрос с названием должности пока не решен). Дата пока также не определена, но скорее всего это произойдет в единый день голосования 13 сентября. На место претендует безусловный лидер — нынешний президент Рустам Минниханов, который будет выбираться на второй срок — первый раз он был назначен сразу после отставки президента Минтимера Шаймиева в марте 2010 года. Сам Минниханов в декабре 2019 года прямо заявил о своем намерении продолжить руководство республикой.

Еще до выборов республике теоретически необходимо устранить несоответствие в названии высшего должностного лица федеральному законодательству. В феврале 2015 года был принят федеральный закон, предусматривающий продление сроков наименования глав республик президентами ещё на год — до 1 января 2016 года. Однако с тех пор данный вопрос на федеральном уровне не поднимался, принято считать, что в Татарстане сами откажутся от данного названия еще до выборов, но пока никаких признаков этого намерения нет.

Несмотря на явное лидерство Минниханова, в его аппарате нет полной уверенности, что он будет безальтернативным кандидатом. В окружении не исключают, что конкуренцию ему составит мэр Казани Ильсур Метшин (51 год). За последнее время он набирает очки на медийном поле, причем не только за счет продвижения позитивного имиджа Казани, но и за счет собственных достижений.

Наиболее резонансным стало избрание Метшина в ноябре 2019 года председателем международного консультативного комитета ООН по вопросам местного самоуправления. Ильсур Метшин входит в Президентский кадровый резерв России, он член Генерального совета партии «Единая Россия», у него есть достаточные финансовые и организационные ресурсы для проведения выборов в Казани, а также в Нижнекамске, третьем по величине городе Татарстана, мэром которого является его родной брат Айдар Метшин.

Кроме того, Метшин пользуется поддержкой экс-президента — госсоветника Минтимера Шаймиева. Это самое важное обстоятельство, которое может помочь Метшину завоевать поддержку части районных глав, которые в Татарстане всегда обеспечивали нужные явку и необходимые результаты любых выборов.

Свидетельством начавшейся предвыборной борьбы между Метшиным и Миннихановым стал взаимный слив компрометирующей информации. В конце ноября на сайте ИА «Регнум» была опубликована статья «Активы Миннихановых: куда ведут бизнес-связи и на чём зарабатывают дети?» с подробными данными о структуре клана и его активах. За месяц до этого в Казань приезжал главный редактор «Регнума» Модест Колеров, который имел контакты с АП Татарстана и, по-видимому, получил деталировку.

В январе казанское отделение ФБК Алексея Навального опубликовало видеоматериал расследования, где говорилось о финансовых активах Ильсура Метшина и его родственников, причем все это подавалось как свидетельство коррупционной деятельности мэра. В феврале активисты ФБК в Казани опубликовали материал уже про Рустама Минниханова, в котором обвинили его в использовании бизнес-джета в личных целях, указав сумму расходов на самолет — 175 млн рублей в год.

Следует отметить, что за всю медиаполитику в республике отвечает замруководителя АП Татарстана Марат Муратов, он же обладает организационными и финансовыми возможностями для публикаций материалов практически в любых СМИ. Непосредственным начальником Муратова является Асгат Сафаров — бывший министр внутренних дел республики, до этого возглавлявший личную охрану президента Шаймиева.

За последнее время ранее практически незаметный Сафаров стал обнаруживать стремление к публичности. Таким образом, нельзя исключать, что он также имеет свой интерес в данном процессе и может даже выдвинуться кандидатом в главы республики. Однако перспектив у него немного — отставка Сафарова в 2012 году последовала после всероссийского скандала с пытками в ОП «Дальний», в результате которого репутация министра оказалась серьезно испорченной.

Все названные игроки являются безусловными представителями интересов татарской этнократии, негласным лидером которой до сих пор является Минтимер Шаймиев, а его клан — главным бенефициаром от использования республиканских ресурсов. Поэтому даже при замене Минниханова на Метшина бизнес-активы клана Шаймиевых в Татарстане не пострадают. Чего нельзя сказать о любом федеральном кандидате.

Следует отметить, что некоторые приготовления к такому варианту уже заметны: на должность главы управления СКР по Татарстану назначен 43-летний Валерий Липский, зарекомендовавший себя работой по резонансным делам. В этой связи, по данным источников в МВД республики (его возглавляет Артем Хохорин), несколько полицейских начальников уже написали заявления об увольнении. Практически одновременно меняется начальник управления ФСБ по Татарстану — им будет также «не местный», его фамилия пока держится в секрете. Таким образом не исключается сценарий серьезной зачистки от коррупционеров в различных сферах, что станет серьезным аргументом на переговорах с татарстанской элитой о будущем руководстве республики.

В настоящее время ряд местных изданий, которые контролируются разными группами татарских этнократов, пытаются анализировать, что ждет Татарстан, если вместо «своего» президента из Москвы пришлют «варяга»?

Прогнозы, с точки зрения этнократии и националистов, печальны: республика потеряет то, что удавалось сохранить за последние 10 лет. Вот небольшой фрагмент из материала казанской деловой газеты «Бизнес Online», которая оценивает состояние промышленности и экономики через призму «свой-чужой»:

«Экономика РТ продолжает держаться на нескольких сырьевых китах, несмотря на многократно звучавшие призывы сократить зависимость от этой отрасли. … Отрасль находится в отличном состоянии, что видно по росту выручки, капитализации компаний и другим параметрам. Тому немало способствуют хотя и не самые высокие, но все же более-менее стабильные цены на нефть на мировом рынке.
Руководители предприятий машиностроения и крупной промышленности, казалось бы, также сохраняют неплохие позиции. Но здесь не все так гладко, как у нефтяников. По сути, за 10−15 лет контроль над многими активами в данной отрасли перешел от Казани к Москве.
Общее резюме: крупная промышленность Татарстана в значительной степени ушла под контроль федеральных госкорпораций и частных финансово-промышленных групп.

Энергетические активы в основном остаются под контролем республики — как правительства Татарстана, так и группы «ТАИФ». А вот у компаний, снабжающих Татарстан газом, ситуация плачевная, поскольку «Москва захотела избавиться от излишне самостоятельных руководителей, плохо вписывавшихся в вертикаль.

Сельское хозяйство в Татарстане, а также производство продуктов питания, можно сказать, пока держится — эти отрасли остались под контролем республики, наших предпринимателей».

Этот анализ демонстрирует уровень, на котором находится сегодня мышление политического истеблишмента Татарстана. Приблизительно те же выкладки касаются и других отраслей.

Реванш, причем в федеральном масштабе, по мнению татарстанских аналитиков, республиканский бизнес взял лишь в одной, но при этом крайне денежной отрасли — строительной. На это повлияли программа соципотеки и несколько историко-экономических проектов — 1000-летие Казани, Универсиада-2013, а также «работа властей над созданием нового облика Казани и благоустройством других городов». В качестве доказательства приводится тот факт, что в новое правительство России вошли сразу два бывших главы Минстроя Татарстана — Марат Хуснуллин и Ирек Файзуллин.

«Взращивая одни направления (сельское хозяйство, строительство), татарстанский капитал фактически лишился контроля над целым рядом не менее важных отраслей экономики, — резюмируют в „Бизнес Online“. — Процесс, впрочем, был неизбежным в силу того, что республика еще в начале нулевых привела свое законодательство в соответствие с федеральным и стала открывать рынок для внешних игроков. Та же банковская сфера до начала нулевых была представлена лишь местными игроками и вездесущим Сбербанком. Федеральные конкуренты пришли с неизмеримо большими ресурсами и за десятилетие практически вытеснили регионалов из многих отраслей. Отчасти татарстанский бизнес оказался не готов к жестким конфликтам, так как привык к работе в регулируемой властями республики конкурентной среде».

Следует особо отметить, что власти республики уже не могут скрыть своих неудач в экономике. Например, по данным Татстата, за 2019 год по отношению к такому же периоду прошлого года индекс промышленного производства Татарстана вырос всего лишь на 1,0% (по России рост на 2,4%). При этом Рустам Минниханов поставил задачу ускорения экономического роста до 5% в год.

Последней попыткой исправить положение стала замена Миннихановым сравнительно недавно назначенного министра экономики Татарстана Фарида Абдулганиева на прежнего (2010−2014) министра Мидхата Шагиахметова.

Особого внимания заслуживают усилия руководства Татарстана в поиске инвестиций. За 2019 год их объем в экономику Татарстана вырос на 1,6% - до 640 млрд рублей. При этом объем прямых иностранных инвестиций превысил $ 1,6 млрд, благодаря чему регион впервые за последние пять лет попал в десятку лучших регионов РФ.

Хотя в целом зарубежными инвесторами республики выступают уже 79 стран (по декларации Агентства инвестиционного развития Татарстана), около трети всех средств инвестируется бизнес-структурами Турции. На втором месте (18%) Великобритания, на третьем (16%) Германия, затем следуют Нидерланды (14%) и США (13%). Не удалось добиться сколь-нибудь значимых инвестиций от арабских стран, хотя Минниханов бывает там регулярно и часто.

Приблизительно с середины 1990-х годов Турция остается стратегическим партнером Татарстана. Большая часть турецких предприятий работает в ОЭЗ «Алабуга», пользуясь предусмотренными льготами. Даже российско-турецкий кризис 2015—2016 годов не повлиял на отношения республик — крупный турецкий бизнес всегда оставался в привилегированном положении у руководства республики. И экс-президент Шаймиев, и президент Минниханов всегда подчеркивали братские отношения Татарстана с турецким народом и особое духовное родство татар с турками.

Несмотря на закрытие сети татаро-турецких лицеев, которое произошло по настоянию федеральных структур, в Татарстане остается целое поколение молодых чиновников, которые обучались под влиянием идей пантюркизма (лицеи финансировались по линии фондов Фетхуллаха Гюлена). Эта группа управленцев, инкорпорированных в татарскую элиту, представляет особую опасность в случае возможного российско-турецкого конфликта.

Аналитическая редакция EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

401

Похожие новости
08 августа 2020, 19:45
08 августа 2020, 12:15
09 августа 2020, 04:15
08 августа 2020, 08:15
08 августа 2020, 08:15
08 августа 2020, 12:15

Выбор дня
09 августа 2020, 08:00
09 августа 2020, 04:15
09 августа 2020, 07:45
09 августа 2020, 02:15
09 августа 2020, 00:00

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
02 августа 2020, 14:00
02 августа 2020, 20:00
04 августа 2020, 00:15
04 августа 2020, 15:45
03 августа 2020, 20:15
02 августа 2020, 15:45
02 августа 2020, 18:15

Интересное на сайте
03 ноября 2011, 13:06
03 мая 2011, 12:43
15 марта 2012, 15:34
12 сентября 2011, 12:05
06 февраля 2010, 17:37
22 августа 2012, 10:54
10 августа 2012, 16:11