Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Протестный карнавал — часть политической системы Армении: эксперты

Антиправительственные акции в Армении, если и перерастут в революционные процессы, они не будут бархатными — уверен главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Фёдор Лукьянов. В происходящем в Армении политолог ничего нового не видит и рассуждает об этом с точки зрения армянской политической культуры, в которой всегда были ярко выраженные элементы публичности. «Политическая культура Армении подразумевает периодически такого рода карнавальные действия. Они встроены в ту систему, которая существует, и периодически повторяются. Сейчас мы наблюдаем очередную фазу. Думаю, что никаких особых последствий не будет», — сказал Лукьянов в беседе с корреспондентом EADaily.

Фёдор Лукьянов практически уверен, что времена «бархатных революций» прошли, и революционные процессы нынче не обходятся без крови. «Сейчас не время для бархатных революций, времена бархатных революций прошли давно. Сейчас совсем другая ситуация. Пик такого рода социально-политических событий пришелся на средину 2000-х, когда довольно много было удачных и не удачных массовых событий», — пояснил он. Дальше, по его словам, все начало меняться, и как трансформировалась культура протеста можно увидеть на примере Украины.

«Как это все изменилось можно увидеть при сравнении процессов на Украине в 2004 и 2014 гг. 2004 год — это большой балаган, он, конечно, имел последствия, но, тем не менее, обошелся без серьезных издержек. Однако в 2014 году все вылилось в гражданскую войну. Это не только связано с тем, что менялась Украина, а еще и с тем, что намного ужесточилась международная среда. Сейчас мне кажется после „арабской весны“ и процессов на Украине (а это разные аспекты одного процесса), которые закончились известно чем, модель бархатных революций вообще не актуальна. Не бархатные они. Если они случаются, то очень жуткие. С другой стороны, в настоящее время лидеры государств, имея на виду вышеизложенные примеры, стараются не доводить до такой ситуации», — отмечает главный редактор журнала «Россия в глобальной политике».

Лукьянов уверен, что в Армении «никаких революционных процессов не будет», и вышеизложенное стоит воспринимать как «общие рассуждения». «Если даже какими-то средствами удастся ситуацию серьёзно дестабилизировать, то в Армении ничего бархатного не будет. Тем более, что страна находится в состоянии фактической войны. О какой бархатной революции можно говорить, вы вообще о чем?», — задался риторическим вопросом наш собеседник. На его взгляд, расшатывание ситуации в Армении чревато дестабилизацией в зоне карабахского конфликта, поскольку региональный противник армянского государства Азербайджан может этим воспользоваться.

«А дестабилизация ситуации в регионе будет крайне негативно воспринята в России. Армения примыкает к зоне и без того очень высокого риска. Тут весь набор — начиная от застарелого конфликта, типа Карабаха, заканчивая всем Ближним Востоком и висящей в воздухе перспективой войны с Ираном. Плюс турецкий дрейф непонятно куда и телодвижения этой страны в регионе. Все возможные проблемы по соседству Армении есть. Конечно, в этой ситуации любая дестабилизация может служить фитилем для взрыва», — заключил он.

В свою очередь политолог Сергей Маркедонов не считает акции протеста в Армении сюрпризом. Для этого, как он считает, есть две причины. «Во-первых, в постсоветской армянской политической культуре массовый протест — это неотъемлемый элемент. В новейшей истории Армении практически все избирательные кампании сопровождались оспариванием их итогов на ереванских улицах. При этом были случаи, когда один и тот же политик выступал сначала как защитник статус-кво и позиций власти, а потом — как поборник перемен и лидер оппозиции. В 2018 году пост президента перестал быть ключевым, и поэтому не президентские выборы (они состоялись 2 марта), а утверждение премьера стало центральным событием в стране. И протесты, которые были анонсированы задолго до этого, достигли своего апогея 16−17 апреля», — отмечает он

В свою очередь директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин уверен, что армянская прозападная оппозиция вот уже четверть века действует по одному и тому же сценарию, независимо от ситуации в стране и в мире. Как заявил российский эксперт в беседе с корреспондентом EADaily, Армения привыкла к летним акциям протеста: летом 2015 года оппозиционные политики вывели молодежь на улицы Еревана с целью противостояния объявленному повышению электроэнергии, ровно через год они же организовали столкновения молодежи с полицией на фоне захвата радикалами полицейского участка и заложников, а в апреле 2018-го радикалам не понравилось утверждение премьер-министром страны экс-президента Армении Сержа Саргсяна.

«Да, в парламенте страны и за его пределами немало людей, мягко говоря, недолюбливающих Сержа Азатовича. Однако разве в ходе его выдвижения на пост главы правительства Армении были нарушены Конституция Армении или какой-то из её законов? У любого гражданина Армении была возможность проголосовать на парламентских выборах за любую политическую партию, оппозиционную по отношению к республиканцам, то есть остановить Сержа Саргсяна легитимным путем в ходе избирательной кампании. И многие воспользовались этим правом — проголосовали за блок Царукяна или блок „Елк“. Так почему лидер блока „Елк“ Пашинян и его сторонники решили прибегнуть к непарламентским методам противостояния правящей партии?», — спросил он.

По словам Лепехина, судя по всему вышедшие на улицы Еревана несколько тысяч активистов посчитали, что их мнение важнее и значимее мнения сотен тысяч граждан Армении, принявших участие в парламентских выборах в апреле прошлого года. Налицо, сказал он, ситуация искусственного разделения общества на законопослушное большинство и не признающее принципы парламентской демократии меньшинство, которому «все позволено»:

«Вот так обычно и начинаются различные квазиреволюции, в результате которых общество, как правило, не меняется к лучшему, но распадается на враждующие фрагменты. Что произошло совсем недавно в Ливии, Сирии и на Украине. Но кто сказал, что Никол Пашинян лучше, чем Серж Саргсян? Во всяком случае, за депутатов фракции „Елк“ (которую возглавляет Пашинян) год назад проголосовали 7% избирателей Армении, в то время как за партию Саргсяна — почти 50%. Полагаю, что уличные протесты в Армении, призывы блокировать дороги (в том числе — в Звартноц) и входы в государственные учреждения, сопротивление сотрудникам полиции и т. п. — это тот случай, когда названные деструктивные действия являются, скорее, не следствием отсутствия в Армении демократии, но, напротив, следствием её избытка. По крайней мере, власть, как ее не провоцируют, не собирается применять к митингующим силовые меры, призывая их к диалогу», — заявил собеседник агентства.

Нужно понимать, продолжил он, что западные «партнеры» постоянно убеждают нас в том, что наличие в стране сильной оппозиции — атрибут политической демократии, хотя на самом деле её самым характерным признаком является национальное согласие. Так что оппозиция, в особенности радикальная, влиятельна там, где возникают серьезные разногласия между значимыми социальными группами, а они, в свою очередь, появляются там, где правящие партии игнорируют интересы конкурентных групп. И напротив: если все значимые социальные группы имеют доступ к принятию государственных решений, обеспечивая национальный консенсус, нет никакого смысла раскачивать лодку и выходить на улицы и площади столицы.

«С моей точки зрения, у граждан Армении (в отличие от большинства государств мира, в том числе, считающихся демократическими) имеется реальная возможность влиять на принятие государственных решений без уличных баталий — для этого нужно просто использовать возможности парламентской демократии. Но, увы, кое-кто в Армении относительную демократичность действующей власти периодически принимает за её слабость, нагнетая противостояние. А между тем Армения — единственная страна постсоветского пространства, в которой власть и политические элиты смогли изящно и согласованно перейти от президентской формы правления к парламентской. Армения — единственное государство СНГ, где принятие важнейших государственных решений зависит уже не от одной, отдельно взятой личности, а от коллективного органа — Национального Собрания, который формируется гласно и всенародным голосованием. Замечу, что на всем постсоветском пространстве только Саргсяну удалось не просто оставить пост президента, но и сменить модель политической системы. И в этом смысле мы можем обвинять в стремлении удержать власть кого угодно из нынешних постсоветских лидеров, но только не экс-президента Армении. Да, Серж Азатович остается у власти в качестве премьера, но это уже вряд ли синекура: возглавлять правительство в столь сложный для Армении период, скорее, ответственность, чем власть».

Владимир Лепехин привел пример: такой наиопытнейший в пространстве бывшего СССР политик, как Нурсултан Назарбаев, вот уже несколько лет бьется над задачей- как трансформировать Казахстан в парламентскую республику, не нарушив довольно хрупкое политическое равновесие в обществе. И задача эта в Казахстане до сих пор не решена, в то время как Серж Саргсян сумел направить Армению к парламентской демократии. «Заботит здравых армян не столько судьба Саргсяна, сколько судьба Армении. Ясно ведь, что передел власти в Армении в результате давления улицы сломает тот механизм «тонкой настройки», который так тщательно и сложно выстраивался армянскими элитами в течение последних лет в диалоге с Россией, Европой и новым руководством США: «А будет сломан этот механизм, значит, будет война — и гражданская и с соседями», — резюмировал он.

Напомним, с 13 апреля Ереван охвачен массовыми акциями протеста против премьерства экс-президента Сержа Саргсяна. На митинге 17 апреля лидер протестного движения, оппозиционный парламентарий Никол Пашинян заявил о начале «бархатной революции» в стране. В тот же день в парламенте Армении состоялись выборы премьер-министра, в результате которых 77-ю голосами «за» и 17-ю «против» главой правительства был избран Серж Саргсян, которого выдвинула правящая Республиканская партия Армении. Армянские власти предлагают Пашиняна начать диалог для разрядки внутриполитической обстановки, на что лидер оппозиции отвечает, что готов лишь обсудить сроки и условия отставки Сержа Саргсяна с поста премьер-министра.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

585

Похожие новости
14 декабря 2018, 03:45
14 декабря 2018, 16:30
14 декабря 2018, 11:45
14 декабря 2018, 13:45
14 декабря 2018, 17:45
13 декабря 2018, 19:45

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
12 декабря 2018, 19:45
08 декабря 2018, 19:15
10 декабря 2018, 21:15
10 декабря 2018, 10:30
09 декабря 2018, 13:15
11 декабря 2018, 07:15
12 декабря 2018, 21:15

Интересное на сайте
21 марта 2013, 11:02
27 мая 2013, 12:16
13 мая 2011, 16:08
20 декабря 2010, 13:40
22 февраля 2013, 16:53
12 сентября 2011, 12:05
14 декабря 2010, 14:20