Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Прибалтика погружается во мрак и бьёт по Белоруссии

 

Брюссель и страны Прибалтики подтвердили планы выхода Литвы, Латвии и Эстонии из единого энергокольца с Россией. При этом ЕС обещает учесть во время этого непростого процесса и российские, и белорусские интересы. Однако наибольший ущерб при энергетическом разрыве с РФ понесет вовсе не Москва, а Прибалтика. Белоруссии, впрочем, тоже не позавидуешь.

Накануне ЕК и министры энергетики прибалтийских стран договорились к маю – июню 2018 года решить, как же все-таки интегрировать электросети Прибалтики и остального ЕС, отсоединив их от энергосистемы России. Синхронизация электросети Латвии, Литвы и Эстонии с европейской сетью через Польшу повысит энергетическую безопасность Евросоюза, считает ЕК.

Разговоры о выходе Прибалтики их энергокольца БРЭЛЛ (Белоруссия, Россия, Эстония, Латвия, Литва) идут давно. Планируется это сделать к 2025 году. Однако три прибалтийских страны спорят о механизме реализации данного плана. Так, Литва настаивает на соединении электропередающих систем Прибалтики с европейскими сетями через единственную смычку между Литвой и Польшей – LitPol Link. Латвия и Эстония сомневаются, что будет достаточно одной смычки. Они считают, что нужно две – LitPol Link и нынешняя смычка вместе с морским кабелем постоянного тока между Польшей и Литвой.

Еврокомиссар по энергетике и климату Мигель Ариас Каньете во вторник заверил, что Евросоюз будет следить, чтобы процесс выхода стран Прибалтики из БРЭЛЛ не навредил энергосистемам Белоруссии и России, в частности Калининграду. На самом деле сам выход из энергокольца вредит всем странам региона без исключения.

Энергокольцо БРЭЛЛ обеспечивает работу пяти стран в синхронном режиме на одной частоте тока – 50 Гц. Эта система гарантирует надежность в случае аварийных ситуаций или вывода мощностей для ремонта в одной из стран. Кроме того, перетоки электроэнергии в рамках энергокольца экономически выгодны. Например, в период паводка в Латвии растет выработка дешевой электроэнергии на ГРЭС, и Литве выгодно ее импортировать. Также Литве выгодно забирать ночные излишки электроэнергии у Белоруссии, так как у нее есть гидроаккумулирующая электростанция (ГАЭС), и выдавать ее потребителям в часы пикового потребления. Такие взаимовыгодные перетоки внутри энергокольца идут постоянно.

Выход Прибалтики из энергокольца БРЭЛЛ и присоединение к энергосистеме остального ЕС приведет к росту цен на электроэнергию. Во-первых, уже имеющуюся инфраструктуру в рамках БРЭЛЛ придется закрыть – но главное, что потребуются серьезные затраты на строительство новой. Все эти затраты будут переложены на плечи потребителей. Во-вторых, стоимость электроэнергии в России изначально ниже, чем в Центральной Европе.

Выход Прибалтики из энергокольца БРЭЛЛ создает предпосылки для превращения Калининграда в энергетический остров, а Белоруссии – в энергетический полуостров.

Калининградская ТЭЦ-2 с двумя парогазовыми установками по 450 МВт, в принципе, обеспечивает регион электроэнергией. Однако если один энергоблок выводится на ремонт или случается авария, то регион становится энергодефицитным. В таких случаях энергия импортируется из Литвы. Но когда Литва выйдет из системы БРЭЛЛ, это станет невозможным.

Чтобы избавить Калининградскую область от таких рисков, сначала планировали построить в регионе АЭС. Однако от этой идеи потом отказались, проект заморожен. Теперь в регионе строятся четыре ТЭС мощностью около 1000 МВт, которые закроют энергетические риски.

А вот последствия для Белоруссии могут быть намного серьезней. Дело в том, что Белоруссия изначально проектировала строящуюся сейчас свою АЭС с прицелом на экспорт электроэнергии в Литву и Польшу. В рамках энергосистемы Белоруссии практически невозможно использовать АЭС без перетока излишков в другие страны.

«Белоруссия технологически не может ночью разгрузить ни свои ТЭС, ни новую АЭС. В итоге предложение ночью может быть на гигаватт выше, и этот гигаватт должен куда-то выталкиваться. Например, можно вытолкнуть его в энергосистему России, но для этого надо построить соответствующую инфраструктуру. А затраты на изменение энергосистемы Белоруссии могут превысить затраты на АЭС», – объясняет старший эксперт Фонда «Институт энергетики и финансов» Сергей Кондратьев. С Польшей и Литвой же ничего делать не надо – инфраструктура имеется, спрос на дешевую электроэнергию у этих стран есть. Взаимовыгодное экономическое сотрудничество просто напрашивается – если бы не вмешивалась политика.

«Белоруссия полагала, что Литва и Польша будут только рады импортировать из Белоруссии дешевую электроэнергию. Для Литвы, которая импортирует 60% электроэнергии по году и 70–75% в пиковые периоды, это был бы очень неплохой вариант», – говорит Кондратьев. – Цены в странах Северной и Центральной Европы минимум на 5–10 долларов за мегаватт в час выше, чем стоимость российской (или будущей белорусской) электроэнергии с АЭС. То есть экспорт электроэнергии с Белорусской АЭС позволил бы Литве и Польше существенно экономить».

Для Белоруссии же экспорт позволил бы снизить серьезные затраты на АЭС. Строительство двух энергоблоков Белорусской АЭС в 2,4 МВт – дорогой проект, который сложно окупить только за счет белорусских потребителей.

Однако политические элиты Польши и Литвы бойкотируют этот проект и уверяют, что не будут покупать белорусскую электроэнергию из-за якобы экологических угроз будущей АЭС.

Интересно, что в Польше в принципе прекрасно понимают экономическую цену вопроса. Именно поэтому Варшава отказывается от белорусской электроэнергии в пользу как бы альтернативного варианта – импорта электроэнергии с Хмельницкой АЭС (Украина).

Проекты, правда, сложно назвать равнозначными. «Белорусская АЭС – новая станция, импорт электроэнергии с этой станции может вестись в течение ближайших 30–40 лет. А Хмельницкая АЭС не нова, поэтому как долго и насколько большие объемы можно импортировать с нее – большой вопрос. Если на Украине будет выпадение тепловой генерации, которая находится в очень тяжелом положении, то у нее не будет ресурсов, чтобы экспортировать эту электроэнергию, она потребуется для внутреннего рынка», – объясняет Сергей Кондратьев.

В конце концов, Украина сама может стать импортером белорусской электроэнергии. Правда, Украина тоже хочет интегрироваться с энергосетями Европы. «До конца не понятно, как, но если Украина пустится в этот путь, то Белоруссия может стать вообще таким энергетическим полуостровом. Но это будет уже другая ситуация», – говорит Кондратьев.

Впрочем, позиция Польши и Литвы в отношении Белорусской АЭС может быть элементом торга. Они всего лишь пытаются загнать Минск в угол и выбить для себя наиболее выгодные цены или какие-то другие преференции, возможно, даже не касающиеся электроэнергии.

К слову, даже если Литва выйдет из БРЭЛЛ, она все равно при желании сможет импортировать электроэнергию с Белорусской АЭС. «Для этого надо будет только построить ставки постоянного тока. У нас есть такая ставка постоянного тока в Ленинградской области для Финляндии, которая является крупнейшим импортером электроэнергии из России. Здесь нет проблемы, надо будет только построить. Сейчас же, когда Прибалтика в кольце БРЭЛЛ, ничего для импорта с Белорусской АЭС строить не надо», – поясняет Кондратьев. 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1046

Похожие новости
17 октября 2018, 08:30
17 октября 2018, 04:00
16 октября 2018, 14:30
17 октября 2018, 12:30
17 октября 2018, 06:01
17 октября 2018, 10:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
13 октября 2018, 11:15
12 октября 2018, 16:01
13 октября 2018, 00:01
16 октября 2018, 22:02
16 октября 2018, 17:15
14 октября 2018, 02:02
13 октября 2018, 20:01

Интересное на сайте
09 ноября 2012, 10:50
13 апреля 2013, 10:41
14 декабря 2013, 14:21
15 февраля 2013, 14:22
27 мая 2013, 12:16
27 июля 2012, 16:20
23 июля 2013, 11:33