Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Правда о первом захваченном «Стингере»: кто подставил главнокомандующего?

Присвоение звания Героя России бывшему воину-афганцу Владимиру Ковтуну грозит обернуться скандалом. Офицер удостоен «Золотой звезды» за подвиг 32-летней давности — он первым в Афганистане захватил ПЗРК «Стингер», которые США поставляли душманам. Тем временем в редакцию EADaily обратился экс-командир разведывательной роты 66-й мотострелковой бригады Андрей Черемискин с документальным подтверждением, что «Стингеры» первой взяла его разведгруппа. Афганцы намерены обратиться в суд для восстановления исторической правды.

— Андрей Николаевич, ваша информация сродни эффекту разорвавшейся бомбы. Пару недель назад Владимир Путин в память о 30-летии вывода советских войск из Афганистана лично вручил «Золотую звезду» Героя России участнику этих боевых действий Владимиру Ковтуну. Журналистам сообщили, что награда — за «Стингеры». А вы сейчас говорите, что первыми были ваши ребята. Получается, звезда незаслуженная?

— Дело не в звезде Героя, а в справедливости. Историю нельзя переворачивать. Какая она есть, такая и должна быть. Не надо подстраивать под нужных людей. Сейчас мы воочию видим, как на Западе меняют историю Великой Отечественной войны, справедливо возмущаемся. Но, оказывается, в нашей стране вот так же можно перевернуть правду об Афгане. Не надо нас награждать, просто скажите, что мы были первыми.

— Расскажите, как вы взяли «Стингеры»?

— В конце октября 1986 года нас, всех командиров, а я командовал разведротой 66-й мотострелковой бригады, собрали в Кабуле на недельные сборы. И там был зачитан приказ о том, что министр обороны поставил задачу — кто первый берёт американские «Стингеры», тот получает Звезду Героя Советского Союза. Мы разъехались по частям, донесли приказ до личного состава и начали охотиться за этими «Стингерами».

— Вас ставили в известность, для чего нужны были «Стингеры» Советскому Союзу?

— Думаю, это был политический вопрос. У нас оружие тоже хорошее было. У нас и «Стрелы» были и «Стрелы 2М», другие ПЗРК. Также сбивали любой летательный аппарат. Задачу захватить «Стингер» ставили для того, чтобы затем доказать участие США в афганской войне, предоставить миру доказательства, что американцы не только снабжают душманов оружием, но поставляют новейшие виды вооружения. Что это никакие то там дикие духи, которые сами по себе бегают с карамультуками. Забегая вперёд, скажу, что потом я брал в плен и американских советников. Так вот, в одном из боёв в декабре 1986 года на границе с Пакистаном мы взяли у духов очень крупный укрепрайон.

— А что такое укрепрайон?

— Это особо охраняемые душманами точки на пути каравана, по которому из Пакистана в Афганистан шли оружие, деньги, продовольствие. В том укрепрайоне до 300 духов было, а у меня группа всего 18 человек. Когда зачистили ущелье, пошла досмотровая группа: Игорь Рюмцев, Игорь Балдакин и Салохидин Раджабов. Приходят и приносят ящики. «Командир, какие-то трубы в них», — говорят. Я сразу понял, что к чему. Говорю: «Похоже, это „Стингеры“».

Тот самый захваченный «Стингер». «Made in USA», — приписка Черемискина.

— Как вы их узнали?

— На сборах показывали фотографии. В общем, ребята нашли два «Стингера» и один британский переносной зенитно-ракетный комплекс «Блоупайп». Я докладываю о находке своему начальству, тут же мне ответ: «Высылаем вертолёт!». В нашей роте был фотограф, потому что мы часто снимали местность из засад, и, пока ждали вертушку, меня сфотографировали на память со «Стингером» на плече. «Трубы» забрали, а уже ночью командование вновь со мной связалось, чтобы я сообщил фамилии солдат, кто непосредственно нашел эти ПЗРК. Когда же мы вернулись в пункт постоянной дислокации, то нас всех собрали и сказали, что командир, то есть я и вся досмотровая группа — Рюмцев, Балдакин и Раджабов — получают по звезде Героя Советского Союза. Нас потом ещё подкалывали сослуживцы, всё «героями Советского Союза» называли. И на этом дело заглохло. Один Игорь Балдакин получил награду. Правда, вместо обещанной звезды ему вручили медаль «За отвагу». 30 лет прошло, мы одно время предпринимали шаги, писали в разные инстанции, но приходили одни отписки. И вот на днях как гром среди ясного неба — по телевизору говорят, что звезду Героя России за первый «Стингер» получил командир другого разведподразделения — в Кандагаре.

— Так может, группа Ковтуна раньше вас нашла эти «Стингеры»?

— Судите сами. В многочисленных сообщениях в СМИ сказано, что группа Ковтуна захватила «Стингер» 5 января 1987 года в провинции Кандагар. А мы то же самое сделали 26 декабря 1986 года. То есть раньше на 11 дней, чем кандагарский спецназ. Кроме свидетельств непосредственных участников той спецоперации, есть документальное подтверждение (Черемискин кладёт на стол справку Центрального архива Минобороны РФ за подписью начальника отдела хранения О. Панкова). Читаем: «В наградном листе к Указу Президиума ВС СССР от 23 июля 1987 года, по которому Балдакин награждён медалью «За отвагу» записано:

«26 декабря 1986 года при проведении реализации разведывательных данных в провинции Нангархар действовал в составе группы, ведущей разведывательно-поисковые действия. Группа, преодолев сопротивление мятежников, захватив их позиции, обнаружила склад с вооружением, в том числе две пусковые установки ПЗРК „Стингер“. Вывод: за мужество и отвагу проявленные при выполнении боевой задачи по оказанию интернациональной помощи ДРА, достоин награждения орденом Красной Звезды».

Это представление командира 66-й отдельной мотострелковой бригады Жарикова. Однако в заключении старших начальников врио командующего 40-й общевойсковой армии генерал-майор Греков написал: «Достоин награждения медалью «За отвагу». Читаем дальше архивную справку: «Причина, по которой был изменен вид награды, в наградном листе не отражена».

Андрей Черемискин и Игорь Рюмцев в Афганистане.

— Если есть такая бумага, почему же чиновники Минобороны так подставили главнокомандующего?

— Можно только догадываться, почему в министерство выбрали Ковтуна. Ведь в свое время куда мы только не обращались. Вот целая пачка запросов. Последний раз написали Сергею Миронову, он же десантник. Но по существу никто ничего не сказал. Получали одни отписки, в которых говорится — цитирую, что «пересматривать, а также подвергать сомнению справедливость решений о награждении воинов-интернационалистов, принятых командованием тех лет, не представляется возможным».

— А как отреагировали ваши бывшие бойцы на известие о награждении Ковтуна?

— Да как: все ошарашены. Меня обзвонили ребята почти со всего бывшего Советского Союза, из нашего боевого братства: «Командир, как же так?!». Хотя некоторые уже большие начальники, для них я остался командиром. Несправедливость. Помните, в 1960-е годы была телепередача «Подвиг» — вёл ее журналист Смирнов — о забытых героях Великой Отечественной войны. Вот, мы тоже оказались забытыми. Повторюсь, нам не нужны высокие награды, на свой век мне подвигов хватит (Андрей Черемискин награжден двумя орденами Красной Звезды и орденом Красного Знамени — EADaily). Но нужно восстановить историческую правду. В итоге мы решили обратиться в суд, чтобы он подтвердил факт — наша разведрота первой захватила «Стингеры». Есть группа Ковтуна и есть моя группа. И все живы. Пусть каждый выступит на суде и расскажет, как и когда было дело.

Андрей Черемискин (стоит) с Аристархом Ливановым.

— Как я понимаю, история со «Стингерами» не единственная удивительная, почти киношная, в вашей афганской судьбе.

— Мы работали на границе с Пакистаном. Одни горы, до 4 тысяч метров. Это не Кандагар, где пустыня, там солдаты на мотоциклах ездили. В горах всё сложнее. Заминируешь тропу в ущелье, духи стадо баранов прогонят и всё разминировано. Когда шли на задание, мы — разведчики — сами переодевались в духов, бороды нам клеили гримёры из «Беларусьфильма», они как раз там фильм снимали. Я в одной палатке с Аристархом Ливановым жил, он так хорошо пел по утрам. Все ротные до меня погибли, и меня — молодого лейтенанта — поставили командовать. Как узнал — ну всё, решил, не выживу. Был тяжело ранен. Видел себя со стороны, по всей видимости, душа уже рассталась с телом. Потом духи ушли, меня бросили, потому как решили, что не жилец.

— Расскажите.

— Нас с вертушки сбрасывали на укрепрайон. Вертолёт зависал на несколько секунд, а мы с высоты 3−4 метров прямо на духов прыгали. «Налёт» называлось это действие. Я всегда первым прыгал, меня на этот раз духи сразу и шлёпнули. Три ранения, кишки торчат. Душманы попинали меня и ушли. Шесть часов пролежал, понимал, что уже не выживу. Шесть уколов промедола для обезболивания сам себе ввёл в бедро. И впервые в жизни закурил. Когда помощь подоспела, меня бросили в носилки и понесли, как покойника, вперёд ногами. Я очнулся и закричал на них. Они: «О, живой! Несём к медикам».

Андрей Черемискин в наши дни.

— Я вижу в вашем архиве журнал «Ньюсуик» на английском языке…

— Это уже другая, почти мирная история. В конце 1990-х годов ко мне в Калининград неожиданно пожаловали американцы. Отрекомендовались журналистами «Ньюсуик». Говорят, решили сделать серию репортажей о нас, бывших «афганцев», как сложилась наша дальнейшая жизнь. Сказали, что я, как командир разведгруппы, оказался самым профессиональным. Это правда. За два года службы у меня погибло всего два солдата. Таких малых потерь не было ни у кого. И то, эти потери были из-за того, что я дважды вытаскивал ребят из ДШБ.

— А как они узнали ваш адрес?

— Тогда же мы «дружили» странами. А на деле, конечно же, сдали нас всех с потрохами, потому что они наведались ко всем моим бойцам — от Таджикистана до Прибалтики. И никакие не журналисты это были, а цээрушники. После интервью редактор пригласил меня, а затем всех ребят в посольстве США в Москве. Мол, отметить 10-летие вывода войск из Афгана. Мы согласились. Времена были тяжёлые, когда, решили, ещё соберёмся вот так вместе за чужой счёт. Приём был, как в кино. Скажем, приземлился в аэропорту — меня встречает машина с американским флагом.

— Подкупали в общем.

— Вербовали! В посольстве во время банкета начали обрабатывать. Стали звать меня и мою группу в Афганистан.

— Зачем?

— Они же в отличие от нас из Афгана не ушли. Тогда, в конце 1990-х американцы не могли захватить у талибов большой укрепрайон Торы-Боры. Вот они мне и предложили — давай с разведгруппой к нам в Афганистан. Я отказался.

Статья в «Ньюссуик» о разведгруппе Черемискина.

Беседовал Андрей Выползов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

1252

Похожие новости
17 июля 2019, 09:30
17 июля 2019, 15:00
17 июля 2019, 13:30
17 июля 2019, 17:30
17 июля 2019, 21:30
17 июля 2019, 17:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
14 июля 2019, 03:00
14 июля 2019, 07:30
15 июля 2019, 17:00
11 июля 2019, 17:30
11 июля 2019, 01:00
13 июля 2019, 03:00
11 июля 2019, 09:00

Интересное на сайте
08 февраля 2010, 12:06
13 апреля 2013, 10:41
01 марта 2011, 15:10
27 июля 2012, 16:20
28 января 2014, 16:31
21 февраля 2012, 10:22
14 декабря 2010, 14:20