Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Повсеместная атмосфера страха и насилия»: в чём причина протестов в Сербии

Акции протеста под лозунгом «Один из пяти миллионов», которые уже несколько месяцев каждую субботу проходят в Белграде под эгидой оппозиционного «Союза за Сербию», 16 марта перешли в новую фазу: протестующие ворвались в здание государственного телеканала «Радиотелевидение Сербии» (РТС), где один из лидеров «Союза» Бошко Обрадович потребовал предоставить ему время в эфире для обращения к сербской общественности. Демонстрантов из телецентра вывела полиция, более десяти участников инцидента были задержаны. На следующий день протестующие вновь собрались перед зданием администрации президента, где Александр Вучич проводил пресс-конференцию. Участники акции окружили здание, из-за чего президент Сербии на несколько часов задержался внутри него, не желая, как заявил он, провоцировать нежелательное столкновение полиции и демонстрантов. Чем может обернуться новый этап протеста для власти и оппозиции и можно ли говорить о «белградском майдане», EADaily рассказали сербские и российские эксперты.

По мнению доцента факультета международных отношений РГГУ Никиты Бондарева, то, что происходило в Белграде 16 и 17 марта — обыкновенный фарс. «Толпа оппозиционеров, часть которой была в лыжных масках, и один — с бензопилой, врывается на телевидение, чтобы заставить его руководство донести до людей различные точки зрения, а не только мнение правящей Сербской прогрессивной партии (партия президента Вучича). При этом они прорываются на телевидение и дальше не происходит ничего. Если вам нужен прямой эфир, попробуйте тогда выйти в прямой эфир. Или хотя бы передать какую-нибудь заранее записанную кассету с какими-нибудь компрометирующими Вучича материалами», — напомнил Бондарев ход инцидента в белградском телецентре 16 марта.

По словам эксперта, после того, как протестующие прорвались на телевидение, они просто ходили по коридорам, о чем свидетельствуют попавшие в сеть видеозаписи. «Такое ощущение, что прорвавшиеся в телецентр просто ходят и ждут, когда придет полиция и их выгонит. Никакого практического смысла или какой-то реальной программы у них при этом не было. Когда их всех оттуда выставила полиция, Бошко Обрадовича, как депутата, естественно отпустили, арестовали каких-то молодых ребят. Было очевидно, что так и будет», — рассказал Бондарев.

В воскресенье 17 марта те же лидеры оппозиции которые участвовали в инциденте вокруг телецентра — Бошко Обрадович и Драган Джилас, направились к резиденции президента, пока Александр Вучич проводил в ней пресс-конференцию, продолжил эксперт. «Меня насмешило, как об этом писали российские СМИ: протестующие в Белграде прорвались к президентскому дворцу. К чему там прорываться, если вокруг этого дворца даже забора нет? Там один несчастный полицейский кордон, и все. Но, опять-таки, что они делают? Они подходят к этому зданию и требуют чтобы Вучич к ним вышел. Естественно, Вучич к ним не выйдет. Потом их гонят от президентского дворца, они идут к управлению полиции, там продолжают тоже протестовать и в конце концов выдвигают ультиматум, что до трех часов дня в понедельник полиция должна отпустить юных борцов за свободу и демократию. И все спокойно расходятся по домам», — пересказал Бондарев ход оппозиционного митинга.

По словам эксперта, удивительно то, что о событиях в Белграде минувших выходных некоторые российские СМИ писали о каком-то «белградском майдане». «Где здесь майдан? Это какой-то театра абсурда», — заявил Бондарев, добавив, что этот абсурд может «вылиться в какую-то кровь, если у Вучича сдадут нервы» и он отдаст приказ применить силу против протестующих. При этом, отметил Никита Бондарев, участников протеста можно полностью понять: у них, вне всяких сомнений, есть основания для той критики сербского президента и его кабинета, которая звучит во время демонстраций. Тем не менее, считает эксперт, одно дело — оправданные демонстрации и протесты, другое — попытки насильственной смены режима, которые не могут привести ни к чему, кроме лишнего кровопролития.

Отвечая на вопрос, насколько неопределенность политики президента Вучича по поводу Косово и Метохии могла повлиять на решение лидеров протестного движения пойти на обострение конфликта с властью, Бондарев высказал мнение, что любая смена власти в Сербии в данный момент, к сожалению, не привнесёт ничего хорошего в ситуацию вокруг Косово. По его словам, в сложившемся положении, когда подавляющее большинство населения Сербии вообще ничего не хочет слышать о независимости Косово, в то время как косовские албанцы абсолютно не готовы идти ни на какие территориальные уступки, вряд ли кто-то в Белграде может на что-то повлиять.

«Будь то Вучич, будь то кто-то другой. При этом любая смена власти в Белграде означает на практике какой-то переходный период безвластия. Этим переходным периодом воспользуются албанцы. Свою недавно созданную армию они используют для того чтобы оккупировать север Косово. Последнее, что сейчас нужно сербам — это какие-то серьезные пертурбации во власти. Какой бы ни был Вучич, с ним идет хоть какой-то переговорный процесс», — заявил Бондарев.

При этом эксперт отметил, что те люди, которые вполне обосновано недовольны внутренней ситуацией в Сербии и происходящим вокруг Косово, не имеют своего адекватного представителя в протестном движении.

Историк Марко Пейович (Белград) считает, что протесты, продолжающиеся в Белграде и в других городах Сербии, являются следствием поляризации общества вокруг политики и самой личности президента Сербии Александра Вучича.

«С одной стороны, власть, олицетворяемая президентом, не имеет особых причин для тревоги. Рейтинг президента и правящей партии значительно выше рейтинга любого другого политика на сербской сцене. СМИ благосклонны к властям, а внешние игроки проявляют к их действиям странное понимание. От традиционных оппозиционных партий остались лишь следы, у оппозиции нет сильных лидеров и программ. Они мало что могут предложить народу из того, что Сербская прогрессивная партия уже не охватила в своей политической программе. У оппозиции нет четко сформулированной платформы, которую она могла бы представить народу, нет человека, который мог бы ее представить, а даже если бы все это было, нет места, с которого все это можно было бы изложить», — описал Пейович состояние дел на сербской политической сцене.

Тем не менее, отметил он, протесты продолжаются месяцами. По его мнению, причина кроется в глубокой фрустрированности части сербской общественности, «которая президента Сербии искренне презирает и ненавидит». В политическом смысле это крайне разносторонняя группа, которая вобрала в себя крайне правых (партия «Двери»), затем несколько структур, которые вышли из бывшей Демократической партии, вплоть до крайне левых, которые действуют довольно анархично, пояснил Пейович. Это группа без выработанной общей программы и без четко обозначенных лидеров, продолжил он. Тем не менее, протесты одновременно проявляют и слабость, и силу благодаря тому, что для многих их участников классические политические взгляды вторичны, а первичен гражданский бунт против действующих властей, наделавших многочисленные ошибки. «Здесь речь идет не только о недовольстве, вызванном экономическим положением. Прежде всего народ недоволен лобовой пропагандой, которой злоупотребляет власть, ее коррумпированностью и высокомерием. Это придает протестам невиданное упорство, так что положить им конец отнюдь не просто», — пояснил эксперт. На его взгляд, само по себе протестное движение не сможет сменить власть, но власть тоже не сможет сломать протестующих, так как она не способна четко идентифицировать своего противника.

«В данной ситуации решения просто нет. Если бы нынешний президент Сербии захотел выполнить требования протестующих, он должен был бы сменить стиль правления, почистить кадры Сербской прогрессивной партии, начать вести другую пропаганду. Но скорее всего это привело бы к распаду структуры, на которой держится власть президента. Сложно представить, что Александр Вучич мог бы пойти этим путем. Единственное, что ему остается — это напрочь игнорировать протесты. А это игнорирование дополнительно фрустрирует демонстрантов и приведет к новой радикализации, наподобие вторжения в здание государственного телевидения. Использование силы против демонстрантов только прибавит оппозиции весав глазах как сербской, так и западной общественности. А этого как раз сербские власти боятся больше всего», — предположил Марко Пейович.

По его мнению, настоящая опасность для правящей Сербской прогрессивной партии кроется в позиции западных государств, которые без больших затрат могли бы создать нового оппозиционного лидера с новой политической программой и открыть для него канал в СМИ. Это могло бы привести к смене власти в Сербии, допустил он. «Произойдет это или нет, зависит в первую очередь от внешних факторов, прежде всего, от косовского вопроса, на котором после решения проблемы Македонии сфокусировался Запад. Для Запада протесты в Белграде являются рычагом давления на Вучича», — заявил Пейович. По его мнению, в новой ситуации Александр Вучич должен проявить все свое политическое умение, потому что его политика (и внутренняя, и внешняя) достигнет фазы кульминации. «Он до сих пор находил выходы там, где другие их даже не замечали. Но удастся ли это ему в очередной раз, узнаем осенью», — подытожил сербский историк.

В свою очередь, научный советник Института политических исследований (Белград) Зоран Милошевич, считает, что протесты оппозиции направлены не только против президента Сербии, но одновременно и против сотрудничества Сербии с Россией и всего комплекса принципиально важных для сербского государства вопросов, таких, как судьба Косово и Метохии, введение санкций против России и военный нейтралитет Сербии.

«Цель этих протестов — сменить правительство и радикально изменить политику Белграда и по отношению к России, и по отношению к НАТО: Сербия должна отказаться от военного нейтралитета и пойти путем вступления в Североатлантический альянс. Если бы представители сербской оппозиции пришли к власти, на повестке дня оказалось бы присоединение к антироссийским санкциям, сдача Косово и Метохии и вступление в НАТО», — считает Милошевич.

По его словам, нет уверенности в том, что президент Вучич сохранит Косово, но он хотя бы до сих пор вел политику «скупки времени». «Сербии было необходимо отложить решение трудных вопросов, каким является вопрос Косово и Метохии, и то, что Вучичу до сих пор это удавалось, является несомненным плюсом его политики», — полагает эксперт.

По мнению Зорана Милошевича, в данный момент лучше оставить Вучича у власти, чем поддержать его свержение, и для этого есть несколько причин. Хотя сербская власть далека от идеальной и составлена из людей, которые, в том числе, представляют интересы различных западных центров силы, она проявляет определенную последовательность, считает он. Прежде всего эта последовательность, по словам Милошевича, видна, когда речь идет о сотрудничестве с Россией. «Что касается Косово, мне кажется, что откладывание решения было правильной тактикой. Можно заметить, что США и ЕС меняют свое отношение к Сербии и к Косово. Я верю, что некоторые страны ЕС отозвали бы признание Косово, если бы власть в Брюсселе ослабла. Это открыло бы возможность для возврата Косово и Метохии в рамки конституционно-правового порядка Сербии», — подытожил Зоран Милошевич.

Комментируя EADaily события минувших выходных, директор Центра геостратегических исследований (Белград) Драгана Трифкович напомнила, что протесты проходят не только в Белграде, но и в более ста городов и населенных пунктов по всей территории Сербии. «Хотя уже четыре месяца люди выходят на улицы и выражают свое недовольство, власти и подконтрольные им СМИ полностью игнорируют этот факт. РТС ежедневно вещает про демонстрации в Париже, но о демонстрациях в Белграде ни слова. Ответ режима недовольным гражданам таков: даже если пять миллионов граждан выйдет на улицу, власть не выполнит ни одного их требования. Это значит, что режим полностью отчужден от людей, которых должен представлять», — подчеркнула она.

По словам эксперта, сербские СМИ работают в условиях жесткой цензуры, и голос режима — единственный, который можно услышать в стране. Трифкович также отметила, что протесты сербской оппозиции — это протесты против насилия, и они спонтанно начались после нападения на одного из ее лидеров. «В Сербии повсеместно присутствует атмосфера страха и насилия, жертвами которых становятся несогласные с режимом. Независимым журналистам поджигают дома, и при всем этом СМИ постоянно нагнетают напряженность новостями о якобы спланированных покушениях на президента», — заявила она.

По словам эксперта, Вашингтон и Брюссель закрывают глаза на нарушения прав человека и другие правонарушения, полностью приняв сторону сербских властей, потому что Запад хочет чтобы нынешний сербский режим довершил процесс признания независимости Косово. Поэтому официальные представители Брюсселя требуют от оппозиции вернуться в парламент, хотя в парламенте нет элементарной возможности для ведения диалога, добавила Трифкович.

Как полагает политолог, новая динамика протестов означает, что власти уже не смогут игнорировать требования граждан и оппозиции и делать вид, как будто и самих протестов, и недовольства, которое их вызвало, попросту не существуют. «РТС — это государственный телеканал, и абонентскую плату за просмотр его эфира платит каждый гражданин Сербии. Поэтому вещание данного телеканала должно быть объективным. Я напомню, что Александр Вучич в 2011 году также проводил митинг перед РТС. Митинг перед зданием администрации президента должен был напомнить Вучичу, что он не выше законов и конституции Сербии, и что он был выбран, чтобы стоять на службе у граждан страны, а не наоборот», — рассказала сербский эксперт.

По ее словам, радикализация протестов была вызвана отношением властей к демонстрантам, манипуляциями в СМИ и угрозами в адрес участников митингов. Режимные аналитики подменяют тезисы и игнорируют факты, когда говорят о каком-то «государственном перевороте», считает Трифкович. «Институты государства не функционируют, и власть находится в руках одного человека, который при этом не соблюдает конституцию и законы своей страны. Доказательство этому — антиконституционное Брюссельское соглашение, подписанное в 2013 году, и план по „разграничению Косово“, который Вучич только что назвал „неминуемым“. Значит, удар по государственности приходит не с стороны протестующих против такой политики — он идет из самого центра государственной власти», — подчеркнула эксперт.

Трифкович также обратила внимание на тот факт, что нынешние демонстрации — самые массовые в Сербии еще с 5 октября 2000 года, и режим не на шутку взволнован событиями в Белграде 16 и 17 марта. По ее словам, среди участников протестов есть люди разных политических убеждений, и для некоторых из них Косово не является центральной темой.

«Они отдают предпочтение свободе слова, выступают против репрессий и цензуры. Но если мы говорим о „Союзе за Сербию“, в 30 пунктах коалиционного соглашения содержится недвусмысленная позиция оппозиционного блока по поводу того, что вопрос Косово и Метохии необходимо решить в соответствии с конституцией Сербии и Резолюцией 1244. От Александра Вучича вы никогда не услышите чего-то подобного, потому что он нарушает конституцию и хочет отмены Резолюции 1244, которая является последним гарантом территориальной целостности Сербии. Дело в том, что он еще до прихода к власти обещал Западу, что признает независимость Косово, и он все время над этим работает. Теперь это стало очевидным фактом», — заявила эксперт.

Как напомнила Трифкович, «Союз за Сербию» ранее требовал от Александра Вучича, чтобы он представил свою платформу по решению косовского вопроса и прекратил вести секретные переговоры с косовскими сепаратистами. «От него мы слышали, что он представит платформу только после того, как албанцы ее примут. Напрашивается вопрос, откуда у президента полномочия предлагать какую-то платформу, содержание которой он не разъяснил даже собственному народу. Не говоря уже о том, что у него нет конституционных полномочий вести переговоры об изменении границ Сербии, — подчеркнула эксперт. — Недавно один из лидеров „Союза за Сербию“ Драган Джилас направил открытое письмо Александру Вучичу в котором потребовал от него ответа на вопрос, почему переговоры в Брюсселе из технического формата перешли в форму переговоров о статусе Косово, и почему представители „Сербского списка“ (партия косовских сербов, формирование которой инициировал Белград — EADaily) сидят в „правительстве Косово“, которое ввело пошлины против Сербии».

Драгана Трифкович особо отметила, что от участия «Сербского списка» Александра Вучича в сепаратистских органах власти зависит «правительство» Рамуша Харадиная. «Вучич мог бы завтра отправить в отставку „правительство“ Харадиная, которое ввело пошлины в отношении сербских товаров и создало армию Косово вопреки Резолюции 1244 СБ ООН. Проблема в том, что Вучич не предпринимает никаких контрмер против албанских сепаратистов, потому что обещал отплатить сдачей Косово свой приход к власти», — заключила Драгана Трифкович.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

324

Похожие новости
22 апреля 2019, 13:30
22 апреля 2019, 11:30
22 апреля 2019, 11:00
22 апреля 2019, 15:30
22 апреля 2019, 11:30
22 апреля 2019, 15:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
20 апреля 2019, 21:30
21 апреля 2019, 17:30
20 апреля 2019, 23:15
18 апреля 2019, 20:45
16 апреля 2019, 17:00
16 апреля 2019, 05:00
16 апреля 2019, 17:00

Интересное на сайте
13 апреля 2013, 10:41
08 февраля 2010, 12:06
17 мая 2011, 11:31
15 февраля 2013, 14:22
14 ноября 2012, 15:10
22 августа 2012, 10:54
22 февраля 2013, 16:53