Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Политпрогноз: что ожидает Украину в 2018 году?

Главная особенность 2018 года заключается в том, что для Украины наступивший год является предвыборным — в 2019 году должны состояться плановые президентские и парламентские выборы. В сущности, у правящей верхушки на данный момент нет иных задач, помимо политического самосохранения и пролонгации срока своих полномочий.

Тактика киевских «верхов» в этом году будет подчинена необходимости концентрации ресурсов. Комплекс предвыборных мер будет включать в себя и взятие под плотный контроль медиаполя, и аккумулирование финансовых потоков для будущей кампании, и создание «технических» политпроектов, и давление политических оппонентов. Потому рискнем предположить, что процесс «закручивания гаек» в 2018 году пойдет куда более активно.

Обещанная Петром Порошенко «жизнь по-новому» не привела к коренному изменению предвыборных социально-политических практик, более того — усугубила все деструктивные тенденции, сложившиеся в рамках украинской политической культуры. Словом, в 2018 году общество станет свидетелем разгула популизма, громадного потока заведомо невыполнимых обещаний, пропаганды успехов набивших гигантскую оскомину «реформ», обострения борьбы за по-прежнему сужающуюся (сколько бы правящие круги не заявляли об экономическом росте) «кормовую базу» и прочих явлений, характерных для предвыборного периода на Украине.

Но вот с ресурсами для продвижения предвыборных социальных и имиджевых программ, необходимых для поднятия обвалившихся рейтингов правящих кругов, в 2018 будет непросто. Фактически киевские власти оказываются «на растяжке»: c одной стороны, необходимо изыскать средства для того, чтобы задобрить ключевой электорат в лице пенсионеров, бюджетников, силовиков, а с другой — сделать это крайне затруднительно без продолжения внешнего кредитования, для чего необходимо выполнить целый перечень крайне неприятных для «верхов» требований (антикоррупционный суд, ротация состава ЦИК, отмена моратория на экспорт леса-кругляка, открытие рынка земли, очередное поднятие тарифов на газ).

К тому же, в 2018 дадут свои первые, крайне горькие, плоды антисоциальные реформы, которые минувшей осенью Верховная Рада штамповала в режиме «взбесившегося принтера» — медицинская, пенсионная, судебная, образовательная. А те социальные подачки, которые власти к концу 2017 года бросили вышеуказанным категориям населения, уже стремительно съедаются очередным витком девальвации гривны и, как следствием, инфляцией.

Также не стоит забывать тот факт, что в 2018 году Киеву придется отдать треть доходной части государственного бюджета на погашение внешних и внутренних (менее критично) долгов — более $ 10 млрд. В эту сумму, заметим, не включены выплаты в пользу России: $ 3 млрд по еврооблигациям от декабря 2013 года (окончательное решение по этому долгу Высокий суд Лондона вынесет в конце января) и возможные несколько миллиардов в пользу «Газпрома» по решению Стокгольмского арбитража (суммы выплат будут определены, как ожидается, в марте).

При отсутствии хлеба со зрелищами на Украине все будет в порядке. Во-первых, радикальное крыло киевской власти по мере приближения выборов будет продвигать все новые и новые инициативы, направленные на деформацию исторической памяти общества и на разрыв социокультурных связей с Россией. Помимо прочего, опора на ультранационалистическую идеологию не позволит Украине в 2018 году нормализовать отношения с соседними странами Евросоюза в лице Венгрии и Польши.

Во-вторых, в скором времени должны возобновиться акции протестов под предводительством Михаила Саакашвили, который стал главным ньюсмейкером второй половины прошлого года на Украине. Эффективность прошлогодних акций оказалась весьма низкой и ни одно из требований протестующих не было выполнено, но своими действиями экс-президент Грузии явно заслужил титул главного шута украинского политического цирка в 2017 году.

В-третьих, продолжится эффектная, но крайне неэффективная «борьба с коррупцией». Разоблачения, скандалы, обвинения — всего этого вдоволь будет в наступившем году. Но, в действительности, с коррупцией на Украине никто не борется, а лишь упорядочивает ее к своей выгоде. Учитывая, что именно западные круги были учителями и вдохновителями украинских элитариев по коррупции, нынешние требования Запада относительно создания антикоррупционного суда выглядят странно («продавливать» его создание будут в т. ч. угрозами приостановки «безвиза»). Дело, очевидно, не в коррупции как таковой, а в желании лишить украинские верхи субъектности.

В-четвертых, это деолигархизация, являющаяся логичным продолжением так называемой «борьбы с коррупцией». Декабрьский всемирный арест активов Игоря Коломойского решением Высокого суда Лондона (как минимум, на время рассмотрения иска ранее национализированного «ПриватБанка»), январская «заморозка» денежных средств компаний Рината Ахметова на Кипре в размере $ 820 млн, продолжающаяся эпопея вокруг возможной экстрадиции Дмитрия Фирташа из Австрии в США — судя по всему, коллективный Запад в этом году куда активнее возьмется за «раскулачивание» украинских олигархов. Украинские обыватели смогут позлорадствовать, однако конфискованные у представителей крупного капитала средства явно не будут предназначены для украинской казны.

Что касается вопроса урегулирования конфликта на Донбассе, то, вероятнее всего, в 2018 году будет сохраняться статус-кво — т. е. «ни войны, ни мира». Обращает на себя внимание то обстоятельство, что Нацбанк Украины закладывает 0,5 млрд убытков для украинской экономики от блокады неподконтрольного региона в этом году; а в январе парламент начнет рассмотрение во втором чтении законопроекта № 7163 «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» («о реинтеграции/деоккупации Донбасса»), где Россия признается «государством-агрессором», а неподконтрольный Киеву Донбасс «оккупированным»: его принятие за основу и в целом будет означать фактически односторонний выход Киева из Минского процесса. В лучшем случае, на Донбассе в этом году удастся добиться устойчивого режима соблюдения тишины и продолжить процедуру обмена пленными.

В общем, 2018 год для украинского общества станет еще одним годом выживания и лишним подтверждением тезиса «спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Но не за горами 2019 год, когда маятник истории может качнуться в противоположную сторону.

Денис Гаевский, Киев

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

545

Похожие новости
22 января 2018, 14:15
22 января 2018, 16:15
22 января 2018, 12:15
21 января 2018, 21:45
22 января 2018, 16:15
22 января 2018, 18:15

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
16 января 2018, 17:45
20 января 2018, 18:15
16 января 2018, 23:15
20 января 2018, 09:45
18 января 2018, 19:00
17 января 2018, 23:45
15 января 2018, 23:45

Интересное на сайте
12 июня 2011, 12:19
22 февраля 2013, 16:53
06 февраля 2010, 16:11
14 ноября 2012, 15:10
27 мая 2013, 12:16
10 августа 2012, 16:11
08 мая 2011, 16:24