Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Погибли в бою, покоятся на дне морском

В июле пришла негромкая скорбная весть, ждать которую пришлось целых 76 лет: в Балтийском море в 35 километрах от Клайпеды совместной российско-литовско-латвийской экспедицией была обнаружена советская подводная лодка С-10. Она пропала без вести в июне 1941 года, и все эти годы родственники погибших подводников ничего не знали об их судьбе. Так была поставлена точка в расследовании ещё одной из многочисленных трагедий военного лихолетья, море наконец-то поделилось с людьми тайной исчезновения С-10.

Братская могила на 41 человека

Десятая «эска» (тип «С» – «Сталинец») принадлежала к многочисленному в довоенном советском флоте подклассу средних субмарин и предназначалась для действий на морских коммуникациях противника. Она была заложена 10 июня 1937 года на заводе № 112 в Горьком под стапельным номером 242 и литерным обозначением Н-10, спущена на воду 20 апреля 1938 года, вступила в строй 31 декабря 1940 года. В последнем её походе экипаж лодки насчитывал 41 человека, бессменным командиром был капитан 3-го ранга Борис Константинович Бакунин. На следующий день после начала войны утром 23 июня 1941 года С-10 отправилась на позицию в Данцигской бухте, планировалось прибытие её в заданный район через двое суток. Помимо двухнедельного поиска и уничтожения вражеских кораблей, экипаж лодки должен был произвести разведку подходов к базе Пиллау (ныне Балтийск в Калининградской области) для последующей минной постановки. 28 июня после полуночи на базе получили с борта субмарины лаконичное сообщение: «Ухожу от погони. В 05.00 буду в Либаве (ныне Лиепая. – В.В.)». Однако, поскольку в тот момент последние защитники Либавы, истекая кровью, уже вели уличные бои с прущими гитлеровскими полчищами, командование приказало Бакунину двигаться в Усть-Двинск. Ответа о получении приказа не последовало.

Ещё через несколько часов, под утро, на берег поступила другая радиограмма – без подписи, но по характеру работы телеграфного ключа опознанная как пришедшая с С-10: «Терплю бедствие, нуждаюсь в помощи». Затем связь прекратилась, и про дальнейшую судьбу этой подлодки в течение последующих 76 лет достоверно никто ничего не знал. Впоследствии, когда советская сторона получила доступ к немецким архивам, выяснилось, что сторожевик V-307 наткнулся на С-10 близ Пиллау, севернее мыса Брюстерорт утром 27 июня. Гитлеровский корабль, патрулировавший этот участок моря, обнаружил погружающуюся лодку и след торпеды, после чего сбросил на советскую субмарину четыре глубинных бомбы. Затем для преследования лодки были срочно вызваны десять сторожевиков и тральщиков, однако их действия оказались безрезультатными. Основная версия причины произошедшей трагедии связана с тем, что юго-западнее Пиллау в ночь на 22 июня немецкие катера-шнельботы выставили 30 донных неконтактных мин, а тральщик «Фугас» 22-23 июня – 206 якорных мин. Не исключалось, что С-10 подорвалась на мине и была замечена патрульными кораблями противника. Пытаясь уйти от них на полной скорости в надводном положении, субмарина израсходовала запас плавучести и затонула в районе между Лиепаей и Вентспилсом. Историки указывали, что 27 июня в Ирбенском проливе немецкие торпедные катера S-59 и S-60 из состава III флотилии атаковали неизвестную подводную лодку. Но так как ни время, ни место атаки не соответствуют времени и месту гибели С-10, эта версия оказалась несостоятельной…

И вот поступило известие – нашли! С российской стороны в экспедиции, обнаружившей С-10, принимал участие Клуб подводных исследователей калининградского Музея Мирового океана. Выяснилось, что субмарина лежит в нынешних экономических водах Литвы на глубине 65 метров. В соответствии с принятой в подобных случаях процедурой место гибели С-10 и её экипажа станет официально признанным воинским захоронением.

  

Члены экипажа С-10 (слева направо): командир корабля Борис Бакунин, рулевой Иван Шевелев, командир отделения торпедистов Георгий Гаврилин

При содействии представительства МИД России в Калининграде проводится работа по подготовке выезда сотрудников Музея Мирового океана совместно с партнёрами из Латвии и Литвы на место гибели подводной лодки. Член Клуба подводных исследователей Наталья Важинская пояснила: «Мы планируем экспедицию для отсъёмки подводного видео- и фотоматериала и проведения мемориальных мероприятий. Это возложение венков, установление мемориальной таблички с номером подлодки и списком погибших. Надеемся найти родственников членов экипажа».

Пропали без вести…

Обнаружение советских подводных лодок, погибших в годы минувшей войны, является делом нередким. Так, весной прошлого года российские дайверы-поисковики обнаружили у берегов Эстонии советскую подлодку Щ-408, погибшую в неравном бою с немецкими кораблями в мае 1943 года.

В мае 2014-го близ побережья Калининградской области была найдена советская подводная лодка С-4. Кстати, её нашли в том же самом районе, где три года спустя была обнаружена её погибшая «сестра» С-10. Четвертой «эске» повезло больше – она прошла почти всю войну и погибла уже на её исходе 4 января 1945 года. Последний раз в эфир её командир Алексей Александрович Клюшкин вышел 1 января: доложил о том, что недавно С-4 уничтожила судно противника и продолжает патрулирование. Причиной гибели корабля и всех 48 членов экипажа, судя по всему, стал таранный удар, нанесённый немецким миноносцем T-3 – он произошёл, когда С-4 пыталась атаковать немецкий конвой.

Подводные лодки «С-4», «С-6» и «С-1» на зимовке в Либаве, начало 1940 г.

В декабре 2012-го шведы разыскали на дне Балтийского моря подводную лодку С-6. Она затонула в 1941 году со всеми своими 48 членами экипажа, подорвавшись на немецком минном заграждении «Вартбург» (хотя была версия, что С-6 потопил вражеский самолет). Кроме того, среди вероятных причин гибели подводной лодки называлась ошибка личного состава, так как назначенный как раз перед этим походом командиром на С-6 капитан-лейтенант Николай Николаевич Кулыгин не имел опыта руководства «эсками» и ранее служил на субмаринах типа «М» («малютка»). Обследование, проведённое шведскими дайверами-поисковиками, показало, что обломки кормы С-6 находятся в 20 метрах от носовой части. Рядом располагается нечто, напоминающее торпеду. Разрушенный корпус субмарины покрыт, словно саваном, толстым слоем ила, но носовая часть вместе с 45-мм орудием сохранилась в относительно неплохом состоянии.

А в июле 2009-го на границе шведских и финских территориальных вод в Аландском море отыскали советскую субмарину С-2, затонувшую в январе 1940 года во время «незнаменитой» войны с Финляндией. Лодкой командовал капитан-лейтенант Иван Александрович Соколов, на борту корабля в его последнем походе находились командир 13-го дивизиона ПЛ КБФ капитан 3-го ранга Гавриил Николаевич Тутышкин и флагманский штурман 1-й бригады ПЛ КБФ старший лейтенант Василий Кириллович Колесников. Вечером 2 января 1940 года С-2 достигла Аландских островов и получила разрешение на форсирование пролива Южный Кваркен. 3 января 1940 года в 04.20 была получена последняя радиограмма с С-2. Больше лодка на связь не выходила, о её судьбе до последнего времени достоверно ничего не было известно. Её гибель стала первой (и единственной) потерей подводного флота Советского Союза в той боевой кампании.

Все эти годы экипаж – 50 человек – числился пропавшим без вести. Раньше военные эксперты считали вероятной возможность того, что С-2 стала жертвой льдов или мины в тот момент, когда уже возвращалась на базу. Дело в том, что 14 января плавбаза «Смольный», а 21 января лидер «Минск» якобы принимали сигналы с С-2, но наладить устойчивую связь их радисты так и не смогли. Позже выяснилось, что подводная лодка погибла ещё 3 января на минах, выставленных месяцем раньше финским минным заградителем «Лоухи» в Южном Кваркене у острова Маркет. Есть данные, что летом 1999 года остов субмарины обнаружен в этом районе шведскими поисковиками – однако официально находка зарегистрирована лишь десятью годами позже.

Подводные могилы ждут, кто их разыщет

В 1998 году группа шведских аквалангистов-любителей нашла вблизи Южного Кваркена советскую С-7, потопленную 21 октября 1942 года финской субмариной «Весихииси» («Морской чёрт»). Причиной катастрофы стало то, что С-7, благополучно форсировав противолодочные заграждения, отправила командованию краткую радиограмму о прорыве на оперативный простор. Согласно Таблице условных сигналов сообщение состояло всего из пяти слов, передатчик лодки был в эфире меньше минуты. Но и этого оказалось достаточно для службы радиоперехвата противника. Из Мариенхамна вышли на охоту неприятельские субмарины. В 20.41 финская подводная лодка выпустила торпеду. Командир «финки» уже посчитал, что промахнулся (так как неверно оценил дистанцию) и приказал открыть артиллерийский огонь, как спустя три минуты торпеда попала в район седьмого отсека С-7, и советская подводная лодка мгновенно затонула. 42 человека погибли. Правда, четверо моряков, находившихся на мостике С-7, смогли спастись, они попали в плен к финнам. Среди них был и командир корабля Сергей Прокофьевич Лисин. Так случилось, что в эти же дни состоялся указ о присвоении моряку звания Героя Советского Союза, о чем Лисин узнал много позднее. В 1944-м после выхода Финляндии из войны пленники вернулись на родину. С.П. Лисину была суждена долгая жизнь – после спецпроверки он был возвращен на флот, затем занимался педагогической работой в военно-морских училищах и умер в Санкт-Петербурге в 1992 году.

И, наконец, нельзя не упомянуть ещё одну важную находку – хоть и не имеющую отношения к временам Великой Отечественной. Летом 2015 года у берегов Швеции обнаружили подводное судно российского императорского флота «Сом», затонувшее 10 мая 1916 года. До тех пор пока не стало известно, что речь идёт именно о «Соме», западная пресса и российская «либеральная оппозиция» массово обвиняли Москву в том, что она тайком засылает к берегам Швеции подводных диверсантов – и якобы это их подлодка обнаружена затонувшей. О других найденных подлодках писали куда меньше: современные СМИ, с их тягой к «остренькому», не слишком-то интересуются погибшими героями, если из-за них нельзя раздуть какой-нибудь очередной скандал.

* * *

Это лишь самые известные находки такого рода – рассказ о них можно длить и длить. Наверняка, их окажется ещё немало. «Дно Балтики буквально усеяно ржавыми остовами, – сказал автору этих строк латвийский краевед Александр Дмитриев, в 1980-е возглавлявший любительский клуб аквалангистов «Посейдон». – Главным в своей деятельности мы, "посейдоновцы", считали розыск затонувших в ходе минувшей войны кораблей. Никогда не забуду июнь 1991 года, когда мы принимали участие в крупной поисковой экспедиции, в ходе которой нашли советский тральщик "Штаг". В 1941 году он погиб, обороняя Моонзундские острова от немецкого флота. С этого корабля удалось нам поднять иллюминаторы, фонари, штурвал и – самое главное – 100-миллиметровое артиллерийское орудие. А сколько таких реликвий ещё покоится на дне морском…»

В доказательство этих слов стоит вернуться туда, откуда мы начинали рассказ, – в воды близ Лиепаи-Либавы. За несколько дней до С-10 здесь же 24 июня 1941 года погибла подлодка С-3. Начало войны она встретила под командованием капитан-лейтенанта Костромичева Николая Александровича, находясь в капремонте на заводе «Тосмаре» в Либаве. Работы должны были завершиться 15 июня, но так и не были окончены. 23 июня немцы были уже на подступах к городу. Поскольку лодка могла идти самостоятельно (но только в надводном положении), Костромичев, отказавшись взорвать корабль и взяв на борт часть членов экипажа подлодки С-1 (в том числе и её командира капитана 3-го ранга Ивана Морского) и некоторых рабочих с «Тосмаре» (всего на борту было около 100 человек), покинул Либаву.

С-3 шла непосредственно вдоль побережья в Усть-Двинск, скорость её не превышала 5 узлов. В 2.32 24 июня в районе маяка Ужава она была обнаружена и атакована германскими торпедными катерами S-60 и S-35 из состава всё той же 3-й флотилии. В завязавшейся артиллерийской дуэли 100-мм и 45-мм орудия субмарины не смогли защитить её от скорострельных немецких 20-мм пушек, хотя огонь с лодки и нанес катерам повреждения. Выпущенные со шнельботов торпеды прошли мимо цели. С-3 упорно уходила на север, и тогда катера атаковали её ручными гранатами, а затем в 3.39 S-60 сбросил прямо по курсу подлодки, в непосредственной близости от неё глубинную бомбу. Субмарина затонула. Из воды немцы подобрали только девять человек; тело командира Костромичева позже прибило к берегу острова Сааремаа. По неподтвержденным данным немецкие водолазы в июне-июле 41-го погружались на лодку в поисках документов. Так это или нет, доподлинно неизвестно – до сих пор С-3 так и не нашли.

А может, правильнее сказать – пока не нашли…

Фото http://www.sovboat.ru/dead/mean_s10.php3; http://moremhod.info/index.php/library-menu/16-morskaya-tematika/181-sovpl3?showall=1

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

753

Похожие новости
28 июля 2017, 00:30
20 августа 2017, 01:15
05 апреля 2017, 03:00
20 мая 2017, 01:15
16 апреля 2017, 02:00
06 августа 2017, 00:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
19 ноября 2017, 09:15
18 ноября 2017, 13:45
20 ноября 2017, 20:45
17 ноября 2017, 07:15
19 ноября 2017, 20:30
20 ноября 2017, 21:45
18 ноября 2017, 17:15

Интересное на сайте
12 сентября 2011, 12:05
12 июня 2011, 12:19
12 декабря 2012, 10:41
09 ноября 2012, 10:50
18 марта 2012, 12:19
21 сентября 2012, 10:07
06 февраля 2010, 16:11